Два откровения

     
Аннотация. Небезызвестная Мата Хари умела заговаривать мужчин в постели настолько, что те выбалтывали ей военные и государственные секреты. Однако, находясь в постели с собственной женой, не считайте себя в безопасности, сопровождая секс болтовней. Сказав или наоборот, услышав лишнее, вы можете разбудить спящую тайну, и кто знает, какие события за этим последуют. Не даром говорят, что молчание — золото.

     

     Сюжет рассказа вымышленный, но некоторые эпизоды взяты из жизни. Именно поэтому главные герои никогда не называют друг друга по имени. Возможно, среди читателей кто-нибудь узнает себя и свою «страшную тайну»

     

     === ОНА ===

     Вы любите разговаривать, занимаясь любовью? Раньше я не любила, хотя правильнее сказать, что у меня это плохо получалось. Зато я всегда любила слушать, это меня заводит, и озвученный щекочущими откровениями секс, становится особенно впечатляющим. О чем только мой муж мне ни говорил — о вкусе моего влагалища, о том, что чувствует, кончая мне в рот, как он любит трахать мою попку, о своих чувствах, когда мы изредка балуемся групповушкой и на его глазах я с упоением слизываю сперму с чужого члена. О чем бы ни болтал мой муж — меня это всегда жутко возбуждает. Но когда он просит меня что-нибудь рассказать, все портится, ведь сама я очень редко нахожу подходящие темы. Но однажды я все-таки разговорилась, да так, что довела мужа почти до бессознательного состояния. Может быть, именно тогда и началась та безумная история, о которой я хочу рассказать. В тот раз на меня снизошло сексуальное вдохновение, меня жутко потянуло на болтовню, и я непрерывно бормотала как и в какую дырку хочу трахаться. По мере разгорания страсти я постепенно перешла на грубый мат, а когда после десятого, а может быть и больше оргазма, кончать уже была не в состоянии, взяла вибратор и зажав его между ног, с наслаждением трахнула мужа в задницу. Он лежал на спине, закинув ноги мне на плечи и с каждым толчком все сильнее и сильнее прижимался ко мне. Мой муж любил это занятие, и когда наступил сладкий момент оргазма, он издал истошный вопль и сперма крупными каплями полетела из его члена далеко в разные стороны. Я взяла в руку его член и почувствовала мощные толчки все еще продолжающегося бурного семяизвержения, которое казалось, не кончится никогда. Да, в тот раз я его сильно завела, но если бы кто-нибудь мне тогда сказал, до чего мы однажды «договоримся», возможно, я бы отнеслась к подобному увлечению совсем по-другому.

     === ОН ===

     Мою жену, несмотря на ее сексуальную раскованность и бесстыдство, весьма непросто разговорить во время секса. Слушать меня она готова до бесконечности, я вижу, как мои слова ее возбуждают, но стоит ей самой продолжить диалог, как сексуальность моей жены тлеет на глазах. Разговор обычно отвлекает ее, и все старания разжечь любовную страсть имеют весьма слабый эффект.

     Но в тот раз все было по-другому. Ей самой захотелось поговорить, причем не просто поговорить, а покомандовать, что и как мне делать. Я едва успевал вынимать член из одной дырки и тыкать в другую, при этом, вращая изливающееся непрерывными оргазмами тело моей жены в разные стороны, как она попросит. А когда дело подошло к концу, она отымела меня вибратором. Было здорово, я даже не ожидал услышать то, какими грязными словами она озвучивала происходящее. И что самое главное, ее это тоже возбуждало.

     Такое не скоро забудешь, и вполне естественно, что в следующий раз я вновь попытался раскрутить жену на озвучивание секса. Стоило жене выпустить мой член изо рта и залезть на него верхом, я тут же попытался воспользоваться моментом и предложил поболтать.

     — О чем поговорим сегодня?

     — Ну вот, теперь без болтовни у тебя уже не стоит.

     — По-моему, ты не хочешь верить ощущениям своей киски, — сказал я, пару раз, сильно пнув свой член поглубже, как бы доказывая обратное, — ну а все же?

     — Ты же знаешь, я люблю слушать.

     — А давай, ты мне просто расскажешь что-нибудь.

     — Сказку про Красную Шапочку.

     — Ну, зачем. Расскажи о своем первом сексуальном опыте.

     Она расхохоталась сидя на моем члене.

     — Что нового ты хочешь услышать. Или ты не считаешь, что был у меня первым? Так кому, кроме тебя могла понравиться стерва, готовая поделиться любовником с первой встречной?

     — Многие только об этом и мечтают, но я имел в виду кое-что другое. Ну, скажем в детстве, какие-нибудь невинные шалости или игры, наверняка тебе есть что вспомнить.

     Немного задумавшись, она ответила.

     — Ты будешь разочарован.

     — Ты совратила овчарку?

     — Нет, дохлую крысу.

     — И кто же это был?

     — Девочка. Соседка.

     — Девочка — это интересно, неужели Натали — вот мерзость-то какая!

     — Нет, не Натали. Ты ее не знаешь. А мне тогда было семь лет.

     === ОНА ===

     Просьба рассказать ту давнюю историю меня застала врасплох. Я смутно все помнила, но, в конце концов, это ведь не мемуары, и я как могла, перемешивая воспоминания с фантазиями, поведала мужу историю своего соблазнения соседской девчонкой.

     Соседку звали Нила, она была старше меня, но почему-то любила играть со мной. Наверное, потому, что во дворе нашего дома был уголок, где можно укрыться от постороннего взгляда. Вот так, устроившись в своем укрытии, мы играли в доктора. Доктором была Нила, а я, стало быть — пациентом. Все было обычной детской игрой, пока Нила не собралась делать мне укол.

     — Снимай трусы, — произнесла она, как ни в чем не бывало.

     Я чуть было не сняла их тут же, но почувствовала, как в груди стало вдруг горячо, мои щеки внезапно запылали и я решила, что делать этого не следует.

     — Ты чего, снимай трусы, — продолжала Нила, но я не могла пошевелить губами. Сейчас мне кажется, что у соседки тогда не было никаких задних мыслей, ведь мы просто играли, но моя нерешительность придала ситуации совсем иную окраску. Теперь она стала искусительницей, а я — невинной жертвой.

     — Ну, снимай же — в очередной раз Нила повторила просьбу.

     — Зачем, — едва прошептала я.

     — Я буду укол делать.

     Видимо Нила совсем не была уверена, что хочет сделать этот дурацкий укол. Снять с меня трусы теперь для нее значило уже куда больше.

     — Не буду.

     — Почему? Ты что, стесняешься?

     — Стесняюсь. Давай играть во что-то другое.

     — Хорошо, вот сделаем укол и будем играть в другое.

     — Не хочу укол.

     — Ну ладно, не надо укол. Просто сними трусы.

     — Зачем? Ты что, хочешь увидеть меня голой.

     — Хочу, очень хочу.

     — Но я стесняюсь.

     — Почему? Я же не мальчик.

     — Все равно.

     — Девочки не должны стесняться друг друга.

     — Но ты же старше.

     — Ну и что. В баню ходят разные девочки и не стесняются.

     — В бане все одинаково голые, а не только я одна.

     — Хочешь, я тоже сниму трусы.

     — Не хочу, зачем?

     — Чтобы ты не стеснялась. Мы обе будем голые, немного посмотрим друг на друга и оденемся.

     Я не знала, что ответить. Стояла, скрестив ноги, и теребила ручками подол своего платьица.

     — Ну что, снимешь трусы, если я тоже сниму?

     Я молчала, не зная, что еще придумать для возражения. Не долго раздумывая, Нила сняла свои трусы, но оставалась в платье. Я продолжала молчать. Нила сделала шаг ко мне, но я, взвизгнув, отступила, давая понять, что убегу.

     — Ну, я же сняла трусы. Снимай и ты.

     — Закрой глаза.

     Нила молча отвернулась. Я собралась было убежать, но увидела на скамейке лежащие трусы своей подруги и задумалась. Я никогда не видела голыми девочек постарше. Если я покажу свою писю ей, тогда она покажет мне свою. Любопытство взяло верх и я, с опаской оглянувшись, стянула, наконец, свои трусы.

     — Все! — Объявила я торжественно.

     Нила повернулась, увидела трусы у меня в руках и улыбнулась.

     — Смотри, — сказала она и задрала свое платье.

     Так я впервые увидела волосатую киску. Я бесстыдно разглядывала ее, а Нила также бесстыдно наблюдала за моим взглядом.

     — Теперь ты.

     Я плотно зажмурила глаза, затаила дыхание и подняла платье. Постояв так с минуту с закрытыми глазами, я уже решила, что хватит, но вдруг почувствовала прикосновение рук подруги. Я открыла глаза.

     — Ты чего?

     — Тебе приятно? — Спросила Нила, поглаживая меня между ног.

     — Не знаю, не надо меня трогать.

     Не обращая внимания на мои протесты, Нила продолжала гладить и говорила: — Девочкам старше там еще приятнее. Когда ты вырастешь, будешь сама себя гладить там.

     — Зачем?

     — Чтобы было приятно. Хочешь, ты меня погладишь и посмотришь, как мне будет хорошо.

     Я моментально спрятала руки за спину.

     — Я не кусаюсь. Посмотри, у меня там волосики. Хочешь их погладить?

     Я протянула руку и Нила, сидя на скамейке, тотчас же задрала платье и раздвинула ноги.

     Мне опять хотелось убежать, но ноги не слушались. Увиденное зрелище манило меня и вскоре моя рука коснулась волос на лобке подруги.

     Нила не шевелилась и молча наблюдала за мной.

     — Тебе уже приятно? — Спросила я.

     — Конечно. Но чтобы было еще лучше, засунь свой пальчик вот сюда и потри немного, — Нила направила меня на свой клитор.

     Я неумелыми движениями делала то, что просила подруга, и вскоре увидела ее полный блаженства туманный взгляд.

     — Мне хорошо, — едва слышно шептала Нила, — Мне очень хорошо.

     Мне нравилось наблюдать за подругой. Я чувствовала, что сейчас произойдет нечто необычное и кажется, была готова увидеть это. Мне уже казалось, что момент настал, когда вдруг подруга попросила:

     — Пожалуйста, полижи мня там, где гладишь.

     Я не задумываясь наклонила голову к промежности подруги, стремясь побыстрее выполнить ее просьбу, но в тот момент, когда мой язык коснулся ее влажной плоти, меня как будто током ударило. Я словно проснулась и вышла из оцепенения.

     С ужасом сообразив, что происходит, я испуганно отскочила от подруги и замерла, глядя ей в глаза и не будучи в состоянии проронить ни слова.

     — Что с тобой?

     — Ты что, с ума сошла?

     — Не сошла. В этом нет ничего страшного. Девочки постарше лижут там друг другу и обеим приятно.

     — Неправда!

     — Правда. Ты же видела, как мне было хорошо.

     — Неправда, что лижут.

     — Нет, правда. У меня картинки есть. Хочешь, покажу?

     Я задумалась. У меня тряслись руки от пережитых впечатлений. Мне очень хотелось посмотреть эти картинки.

     — А ты не врешь?

     — Не вру. Если полижешь мне там, я подарю тебе одну.

     — А на той картинке сфотографирована ты? — зачем-то спросила я.

     — Нет.

     — Тогда не хочу.

     — Ну, хорошо, давай ты полижешь мне, а я тебе.

     — Нет, не хочу.

     — Ладно, не надо. Скажи, чего ты хочешь такого, чтобы я могла тебя отблагодарить?

     Сколько раз взрослые говорили мне такое. Потом обещали и не делали. Я опять не поверила.

     — А не обманешь?

     — Нет, клянусь.

     — Я мороженного хочу, много-много.

     — Хорошо. Будет у тебя мороженное, сколько хочешь.

     — Правда?

     — Правда. Ну … — умоляюще произнесла Нила, раздвигая ноги и придвигаясь ко мне.

     Я молчала, не зная, что делать.

     — Ну …

     Я вновь не шелохнулась. Тогда Нила погладила мою головку и слегка наклонила к себе. Вскоре мои губы вновь почувствовали ее мокрую плоть. Я зажмурилась и изо всех сил начала лизать все, что попадалось под язык. Нила громко застонала …

     === ОН ===

     Вот уже четверть часа жена размеренно двигалась, восседая верхом на моем члене, и нашептывала историю своего соблазнения соседской девчонкой. У меня достаточно пороков в сексуальном плане — я не прочь трахнуть чужую женщину, хотя больше всего люблю это делать на глазах у жены. Люблю наблюдать как она миньетит своих подруг или двое парней трахают ее в обе дырки сразу, посмотреть, как моя жена с подругой мочатся, присев рядышком на песке и бесстыдно глядят мне в глаза. А однажды я даже пососал член малознакомому парню — жена очень попросила, захотела посмотреть. Но вот с детьми — это, пардон, не для меня. Педофилом никогда не был и картины совращения детей меня никогда не привлекали. Но рассказанная женой история была совсем иного толка. Одна девочка постарше совратила другую девочку помладше. Жена поведала столько интимных деталей того эпизода, что я был удивлен, как семилетний ребенок смог воспринять и запомнить во всех подробностях эту полную эротического драматизма историю. Мне было непривычно, что эта тема меня возбуждает и жену, к стати тоже. Каждый раз, когда мое возбуждение достигало предела, я сдерживал движения супруги и оттягивал сладострастный момент оргазма. Мне хотелось дослушать историю до конца. Но в тот момент рассказа, когда соседка Нила добилась своего, я не выдержал, и горячая струя спермы мощным толчком ударила во влагалище жены, чем моментально вызвала ответный оргазм у нее. Возбуждение было настолько сильным, что, излив всю сперму в лоно возлюбленной я продолжал содрогаться, постепенно теряя сознание. Последней моей мыслью было сознание того факта, что в один прекрасный день мне придется поведать и свою историю из глубокого детства. Историю куда более порочную, но я был уверен, что смогу ее рассказать — от жены я ничего не скрываю.

     === ОНА ===

     Рассказать историю своего совращения до конца я не смогла. Муж не выдержал возбуждения и кончил. Я мгновенно отреагировала в ответ бурным оргазмом. А когда пришла в себя, обнаружила мужа без сознания. Такое редко бывает, обычно теряю сознание я.

     Поначалу я жалела, что рассказала мужу о том эпизоде. Но, в конце концов, рассказ получился весьма возбуждающим, и нам обоим было хорошо. А это самое главное.

     Прошло несколько дней. Занимаясь сексом, муж больше не просил меня читать монологи и сам тоже ни о чем не рассказывал. И хотя наш секс по-прежнему был изысканным, а зачастую даже в чем-то извращенным, я чувствовала атмосферу напряженности. Читать мысли мужа я научилась давно, и в этот раз мне не трудно было понять причину. Я была его первой женщиной — это точно, но что касается детских забав, то ничего не знала об этом, просто никогда не интересовалась. Видимо ему есть, что рассказать, но сделает это он только по моей просьбе.

     — Ну, колись … — подтолкнула я мужа однажды.

     — В смысле?

     — Не делай вид, что не понял.

     — Первый сексуальный опыт?

     — Как до жирафа!

     — Ты будешь разочарована.

     — Ну, да! Куда моей толстокорой душе до твоего изысканного изврата. Только не ври, что хулиганы отымели тебя в задницу. Я точно знаю, что сделала это первая.

     — Если бы ты еще меня подругам не давала. Твоя Сюзанна не понимает, что это может быть больно и могла бы быть осторожнее.

     — Это бесполезно. Трахни ее попку как-нибудь в той же манере. Пусть поймет.

     — Она не дает в попку.

     — Тогда не давайся сам. Тоже мне, проблема. Так что там у тебя — ослика отымел?

     — Нет, ослик ни при чем. Ты действительно хочешь знать?

     — Не знаю, может быть и не очень. Но уже вторую неделю ты этим озабочен. А я так не могу. Ты молчишь в постели, а я хочу слушать твои монологи, мне это необходимо. Ты сам сделал меня такой. Пока ты не расскажешь свою историю, ты не станешь таким, как был. Поэтому, пожалуйста, начинай.

     — Тут изврат почище твоей соседки. Ты можешь на меня косо посмотреть.

     — Давай я приведу маленького мальчика, девочку и барашка. Мы их по очереди трахнем и уже никакой изврат нам не страшен. Ну, кто это был …

     — Луиза.

     — Какая еще Луиза? … Что! … Луиза? Твоя сестра?

     === ОН ===

     Признаться в том, что в детстве пошаливал с сестричкой я не боялся. Все усложнялось тем, что я никак не мог придать этой истории эротического шарма. Поняв, о ком пойдет речь, жена, немного помолчав, ответила:

     — Конечно, я догадывалась, что дело нечисто. За восемь лет нашей совместной жизни я ее ни разу не видела, но точно знаю, что в детстве вы общались. Но ведь она моложе тебя. И кто кого совратил?

     — Не все так просто. Сначала невинные игры в больницу, затем изучение половых органов друг друга …

     — Подожди, ты что, проповедь читаешь? А ну подробнее.

     — Понимаешь, то, что рассказала ты, меня возбудило. А в моей истории двое бестолковых детишек «познают мир» — скукотища. Я долго думал, что в этом эротичного, но никак не понимал. Пожалуй, могу рассказать один эпизод. Как делают детей — мы уже представление имели, но обоих разбирало любопытство попробовать. Луиза — моя сестра по отцу, мы жили в разных семьях и виделись только летом. Она первая изъявила желание попробовать сунуть свои письки друг в друга.

     Дождавшись, когда дома никого не будет, мы приступили к делу. Луиза села на край дивана, я сел на колени у ее ног. Опустил шорты с трусами и достал уже стоячий член. Луиза не пошевелилась.

     — Ты чего, давай попробуем, — сказал я.

     — Может, не сегодня, в другой раз?