Душевая

     
Обычный вечер обычного дня. Стандартная квартира человеческих жилищ. Вот только жильцы в ней необыч-ные. Пушистые. Отец и сын верволки. Разумные волки, строением тел похожие на людей.

     Маленькая ванная комната. Небольшая ванна, раковина, крохотное свободное пространство. Старые, битые, желтые, мелкие квадратики кафеля, кое-как, вкривь и вкось собранные в некое подобие кафельного пола.

     — Раздевайся, — взрослый волк кивнул подростку, открывая краны и настраивая воду.

     Молодой волчонок сноровисто сбросил, по-домашнему мятые, вещи и стоял за спиной отца, мелко помахивая хвостом. После небольшого колебания, волчонок сбросил и плавки. Его взгляд был спокоен. Обычно он моется сам, но если отец желает поучаствовать, что ж, он не против. И мелкое дрожание хвоста лишь подчеркивало его желание поскорее залезть в воду.

     Взрослый волк, в пол-оборота, проследил, куда сын сложил одежду, и кивнул, — Залазь.

     Волчонок сжался на дне ванны и принялся намыливать губку.

     — Кто же так делает, — взрослый волк недоуменно покачал головой. — Давай полью сначала.

     Отец повел душем по спине сына, глубоко смачивая мех. Волчонок пискнул — вода была горячее, чем он при-вык. Отец довернул холодный кран и направил струю на ладошку сидящего в ванне. Сын согласно кивнул, и отец продолжил обливание.

     — Выпрямись, давай на грудь полью. — Отец перевел струю со спины вперед, и волчонок выгнул грудь колесом, тем не менее, продолжая прятать между ног свою мошонку и небольшой член.

     Отец отнесся к такому менее сдержано. От вида молодого обнаженного тела он уже давно испытывал внутрен-нее напряжение. В широких домашних брюках уже давно вырос и вытянулся его член. Наблюдение за мелкими неумелыми действиями сына только дополнительно распаляло его.

     Стоять стало мокро — старая ванна где-то текла. И пока взрослый волк искал причину и устранял ее, молодой волчонок успел намылить грудь и перешел к ногам.

     — Боги! Ну кто так моется? Ты куда-нибудь торопишься? — отец-волк отобрал губку у сына. — Вставай на кор-точки. Головой от крана.

     Сын исполнил, хотя и переспросил, как именно встать. Отец волк еще раз намылил губку и прошелся по спине сына, обильно смазывая мех. Волчонок стоял спокойно и лишь слегка приподнял хвост.

     Легкий поначалу, постепенно усиливающийся массаж спины, вспенивающий мыло и мех, привели как отца, так и сына в «боевое» состояние. Но они пока еще сдерживались и сосредоточенно молчали.

     — Повернись, встань.

     Подросток предстал перед отцом, лицом к лицу, и смущенно закрылся ладошками. Отец спокойно намылил грудь волчонка, медленно спускаясь к животу и ногам.

     — Чего ты испугался? — как можно спокойнее спросил взрослый волк. — Твоя реакция вполне нормальна. Убери руки.

     Волчонок глубоко и нервно вздохнул, и развел руки в стороны. Перед отцом появилась, поросшая мелким, се-ребристым мехом, мошонка сына и слегка выступающий над shelter красный кончик. Осторожно намылив низ живота и «хозяйство» сына, отец перешел к ногам.

     — Раздвинь слегка ноги.

     Волчонок полу присел в ванной, позволив отцу завести руку далеко назад, почти под основание хвоста и намы-лить промежность. Мягкость губки и осторожные движения заставили подростка глубоко вздохнуть, закатив глаза и откинув голову назад.