шлюхи Екатеринбурга

Доминиканские страсти. Часть 5

     Уже… Мои опасения запоздали. Самое страшное еще не случилось, но все было близко к тому. В соседнем закутке, в тесной темной нише копошились трое. Точнее двое. Третий, Алеша, недвижно лежал на широкой низкой тахте. Его связали по рукам и ногам, оставив между тем свободным подход к уже щедро смазанной попке. Причинять парню до поры до времени крайних увечий они видимо не планировали.

     Растягивают удовольствие… Один, постарше и поприземистей, с отвислым задом и заросшей седоватой порослью спиной, опустился на колени и, окунув палец в прозрачный гель, грубо засунул его нашему мальчику в задний проход. Алеша охнул. Покрутив им там и немного расширив вход, он безуспешно попытался протиснуть вслед первому второй перст и с сомнением пожал плечами.

     Второй, помоложе, высокий и мускулистый, уже голый и возбужденный, торопил приятеля, но тот грозно прикрикнул на него и продолжил разминать все еще тугой Алешин анус. Перепуганный парень весь сжался, закрыв от ужаса глаза и не в силах издать ни звука. Тогда старший что то рявкнул младшему. Тот послушно прилег рядом с пленником и взял в рот съежившийся до крошечного размера член. Посасывая его, мужик крутил от нетерпения задом. Как будто это именно его сейчас собирались трахать.

     Молодая плоть, невзирая на экстремальную ситуацию, ответила на торопливые ласки. Очень скоро член парня перестал умещаться во рту мучителя. Одновременно с этим расслабилась и попа, пустив второй палец, а потом и третий. Затем седой развратник смог втиснуть в Алешин задний проход круглую и, судя по виду, очень твердую головку.

     Помогая себе скупыми движениями бедер, черный пахан – судя по всему, он тут был за главного, – втиснулся в парня полностью и принялся с расстановкой, чередуя быстрые и поверхностные движения с редкими и глубокими, насиловать парня. Впрочем, я не была уверена, что это такое уж стопроцентное насилие. Юноша не сопротивлялся. Он открылся полностью и с готовностью принимал в себя почти двадцатисантиметровый прибор. Тот, что отсасывал ему, с надеждой смотрел на главаря. Глаза его буквально вопили: “Ну когда ты же наебешься”. Но этот миг пришел не скоро. Минут десять пожилой мавр гостил в сладкой дырочке, расширяя ее все больше и больше, дразня и похлопывая по ягодицам увесистыми яйцами. Но никакое удовольствие не длится бесконечно.

     -Оооохххх, – протяжно застонал похотливый самец.

     Задница его напряглась, он крепко обхватил Алешу за бедра и всадил ему так глубоко, что парень невольно закричал. Густая сперма, острый запах которой доносился даже до меня, потекла по стройным загорелым бедрам парня. Черный член, моментально поникший, лениво выскользнул из мокрой дырочки и уронил на кушетку последнюю каплю. Сыто отвалившись от жертвы, хозяин благодушно кивнул своей шестерке. Тот тут же пристроился к заветным воротам. Ему было проще, чем первопроходцу. Член вошел без натуги, Алеша устало откинул голову на маленькую подушку и терпеливо принимал неуемный пыл нового развратника. Но пожилой, видимо, решил подолжить. Жадность его к удовольствиям не знала предела. Грубо открыв пальцами Алешин рот, он впихнул туда перепачканный спермой член и хлопнул юношу по щеке. Тот стал послушно сосать вялую плоть.

     Глядя на эту дикую сцену, я поняла, что несмотря на страх, на жалость к парню, и вообще на весь абсурд ситуация, почти близка к тому, чтобы кончить. Животное возбуждение от увиденного было столь сильно, что хотелось отдаться первому встречному. Хотелось, чтобы меня отъимели по полной программе, затрахали до полусмерти. Ну ничего себе поворот. Если бы я была уверена, что мне не причинят вреда, я бы тотчас вышла в гостиную и сама разделась. Но сомнения о последствиях столь безрассудного шага несколько поумерили пыл. Кстати, за всеми этими переживаниями и наблюдениями я совсем забыла про Тамару. Бедняжка уже второй день в этом логове. Хм… такая ли уж бедняжка…

     Я осторожно отступила назад и тут доска под моей ногой предательски скрипнула. Каменная лестница заканчивалась небольшой дощатой площадкой… Черт бы ее подрал. Четыре пары глаз уставились в ту сторону, где стояла я. В темноте меня не было видно. Но это дело времени… Сейчас кто-то подойдет поближе и песенка моя спета… Я попятилась к ступеням, но не успела…

     Крепкая рука выдернула меня в комнату. Публика радостно загоготала, увидев новую игрушку. О да, эти парни поистине не знаю усталости. Глаза их тут же осветились голодным блеском а чресла снова вздыбились. Лапая меня в восемь рук, они принялись стягивать с меня немудреные одежки. Собственно, кроме рубахи да юбки ничего и не было. Мгновение спустя я стояла перед ними голая и беспомощная. С одной стороны хотелось орать во все горло, с другой я понимала полную бессмысленность этой затеи. Оставалась уповать на то, что они уже вылили основной заряд в Мадлену, и меня поимеют добросовестно, но без членовредительства.

     Внимательно оглядев своих потенциальных партнеров, я подумала, что двоим из них дала бы и добровольно. Поджарый красавчик с идеально прямым членом и невысокий, но крепкий, чуть старше его приятель были вполне недурны собой. В них было что-то звериное, но вместе с тем привлекательное. Я поискала глазами Игоря и обнаружила его в компании все той же знойной кухарки. Правда теперь невесть откуда к ней присоединилась пухлая девчонка-подросток. Пока гренадерша по пятому разу кончала на изнемогающем муже, мелкая вылизывала его с таким чувственным выражением лица, что я была уверена, уже от одного только ее вида Игорь способен кончить.

     Он и кончил бы, он был уже в двух секундах от оргазма, когда тот самый седой, уже успевший насладиться Алешей, встал с тахты и прямиком двинул к моему мужу. Ого, прыти старичку не занимать. Встал он с безвольно висящим сушеным огурчиком между ног, но когда вплотную приблизился к Игорю, шалунишка уже почти полностью встал, снова налилась выпуклая головка, снова сладострастно задрожали вялые ягодицы. Пристроив свое сокровище к губам мужа, старшой обхватил Игоря за голову и, не давая ему возможности сопротивляться, резко вогнал член ему в рот. В этот раз он предпочел трахать сам, задавая удобный для себя ритм. Прикрыв глаза, Игорь подчинился чужой воле.

     Ко мне между тем приблизился самый отталкивающий из мужчин. Так всегда бывает, стоит подумать о чем-то и тут же случается прямо противоположное. Одной рукой ощупав мою грудь, а второй деловито пошуровав мне между ног, мужик довольно поцокал языком. Я взвизгнула от боли, когда он неожиданно схватил меня за волосы, низко пригнул мне голову, так что его набрякший член оказался прямо у моего лица, и в такой позе потащил меня к дивану. Опрокинул на засаленные подушки, навалился сверху и коленями раздвинул мои ноги. Он был потный, обжигающе горячий и какой-то жуткий. От него пахло опасностью. Но больше всего похотью – безграничной, беспредельной, вселенской похотью.

     Пригвоздив меня членом так, что я не смогла даже вздохнуть, он кончил за пару минут, просто использовав меня как случайную подстилку. Спустив в меня заряд спермы, он вскочил и принялся дрочить так до конца и не ослабевший член. Было понятно, что он планирует еще не один заход, а пока по-братски готов поделиться с товарищами. Когда в меня вошел второй, я автоматически настроилась на столь же быструю развязку. Но как бы не так. Этот был из стайеров. Он выебал меня сначала сверху в классической миссионерской позиции, потом грубо перевернул на живот и как следует приложился сзади. Потом посадил меня на колени и принялся подкидывать вверх, радостно гогоча, всякий раз как я со шлепком приземлялась на его мускулистные ляжки.

     Два приятеля-весельчака пристроились рядом и по очереди пихали мне в рот свои члены. Я не успевала управиться с одним, как уже наседал второй. Потом они пристроили меня на боковом валике дивана попой кверху и приступили к марафонскому забегу. В какой то момент я перестала их различать. Все они слились для меня в многорукое существо с десятком разнокалиберных членов, жаждущих проникнуть внутрь и выплеснуть новую порцию спермы. Я уже была чуть не до ушей полна этой спермой. Сначала я почти ничего не чувствовала кроме тупого раздражения. Они действовали слишком быстро, слишком поспешно, не давая мне возможности сосредоточиться ни на одном ощущении.

     Но потом в какой то момент, когда разум почти отключился, я вдруг впала в состояние легкой эйфории. Тело словно заново обрело чувствительность и стало успевать прочувствовать ту или иную ситуацию буквально в доли секунды. Ощущая, как из меня выходит один хуй и тут же входит другой, я невольно замирала и внутри словно сжималась пружинка. Раздвигая плоть и двигаясь внутрь меня, новый член дарил мимолетное ощущение счастья. Хотелось, будь я неладна, чтобы он задержался подольше. И одновременно хотелось, чтобы его сменил второй, потом третий…

     Когда чей то палец полез мне в задний проход, я мысленно уже была готова к этому, более того, я этого хотела. Хотелось чтобы меня заполнили полностью. И, по примеру неутомимой Мадлены, я искала ртом члены, пытаясь вобрать их поглубже, одновременно стараясь попасть в ритм того, кто двигался сзади. Палец между тем крутился из стороны в сторону, ломая невольное сопротивление. В этом немало помогла смазка, которую буквально влили в меня, приставив тюбик к анусу и выдавив едва ли не половину.

     Когда горячий и вибрирущий член протиснулся между ягодиц, я сама подалась ему навстречу. И тут же пожалела об этом! О черт, это было так больно! Дернулась назад, но было поздно. Меня уже оседлали и обратной дороги не было. Оставалось, сжав зубы, молить собственное тело, просить его расслабиться. Иначе будет хуже. Не сразу, но все же вняв моим мольбам, внутри что-то отпустило. Член вошел и задвигался, уже не причиняя боли. И одновременно сокрушительное по силе возбуждение заполнило меня от пяток до макушки. Я перестала осознавать, что со мной делают и забилась в каком-то ненормальном припадке, кончая раз за разом все сильнее.