Проститутки Екатеринбурга

Домик в деревне – 2. Часть 6

     У меня же от увиденного закружилась голова. Рядом возбужденно дышала Светлана, вцепившаяся в мой член. Я, не отводя взгляда от трио на кровати, нащупал Светкин зад, погладил ягодицы, а потом, дотянувшись, пробрался ей между ног. Она задышала еще чаще, судорожно сжав бедрами мою руку. В это время на постели произошли изменения. Валька временно осталась не у дел, зато усатый, нависнув над мамой и принялся проталкивать в нее свой член. Мама задрала ноги ему на плечи. Ее зад приподнялся и мне открылся вид на ее растянутую толстым стволом вагину.

     Член погружался в нее, раздвинув припухшие губки. Влажная промежность поблескивала, ягодицы слегка разошлись и была видна темная дырочка ануса. Вставив до конца, усатый перехватил поудобнее мамины ноги и принялся ворочать в ней членом словно пытаясь расширить отверстие. Впрочем, скоро он перешел к обычным возвратно-поступательным движениям. Мамины стоны звучали все громче. Когда, казалось, она вот-вот кончит, в дело снова вступила Валентина. Устроившись на полу, она облизала средний палец и выбрав момент ввела его маме в попу. Та дернулась, и в этот момент ее накрыло оргазмом.

     

     – Вов, пойдем, я больше не могу! – потянула меня за руку Светлана.

     В этом я ее очень хорошо понимал. Член разве что не дымился. Мы выскочили за дверь, оставив за спиной мамины крики, и я тут же, в прихожей, попытался развернуть ее спиной к себе.

     – Нет-нет, на постель! – вывернулась она из моих рук.

     Я немного замешкался на пороге ее комнаты, споткнувшись второпях, а в следующее мгновение увидел ее стоящей на четвереньках на диване задом ко мне, слегка прогнувшись и выставив на обозрение перламутровую щель между тонких губок. Мое возбуждение было так велико, что стоило только мне приблизится, как тело само выгнулось вперед, посылая изнывающий ствол во влажную глубину. Сначала я подумал что промахнулся, настолько легко провалился член, но тут влагалище сжалось, доказав обратное. Мой лобок моментально стал мокрым от льющейся из Светланы влаги. Несколько минут я просто трахал ее в лихорадочном темпе, прислушиваясь к ее вскрикам да скрипу дивана. Под конец Светка орала так, что момент оргазма я определил только по стиснувшим член мышцам вагины. От этого я и кончил, прямо внутри, даже не озаботившись вытащить.

     

     Недолго отдохнув, я отправился посмотреть как там мама. Светка не пошла, вяло отмахнувшись:

     – Что я там не видела? Как Сашка трахается?

     Я и не настаивал. Прокравшись, я выглянул между шкафами. Мама лежала в той же позе, раскинув ноги прямо передо мной. Рядом на спине лежал усатый, а на нем энергично подскакивала Валентина. Силен мужик! – восхитился я его стойкостью. Потом перевел взгляд на маму и вздохнул. Сколько раз я мечтал хоть краем глаза увидеть что у нее между ног, и на тебе! Вот она лежит, выставив все на обозрение так, что откровеннее некуда, а меня это уже не сильно и радует. Теперь предел моих мечтаний – подойти бы сейчас к ней и ка-а-ак всадить член ей вон в ту не до конца закрывшуюся дырочку, совсем недавно растягиваемую толстым членом вон того мужика. Эх! Интересно, если я так сейчас сделаю меня сразу убьют или я еще после успею в инвалидной коляске покататься?

     

     Пока я так рассуждал, Валька допрыгалась на усатом до оргазма и свалилась рядом. Александр привстал, посмотрел по очереди на обеих женщин и что-то сказал Валентине. Она перевернулась на живот, поймав губами его член, так и не утративший твердости. Глядя как она вбирает его в рот почти полностью я снова ощутил напряжение в паху переходящее в эрекцию.

     Усатый, трахая Вальку в рот, глядел, казалось, прямо на меня, но я не смотрел на него, а смотрел как ритмично оттопыривается Валькина щека под давлением растягивающей ее изнутри головки. Внезапно усатый освободил ее рот, перекинул ногу через маму, навис над ней и поднес член к губам. Мама приоткрыла рот и багровая головка нырнула в него. Александр что-то сказал Валентине. Она встала и направилась к выходу. Я знал, что она пройдет мимо меня, но прятаться и не подумал. Член приятно ныл и я надеялся, что вполне возможно, Валька тоже, как и Светлана, не откажется со мной трахнуться.

     

     Действительность же превзошла все мои ожидания.

     – Вов – сказала Валентина. – Сашка просил тебе передать, что если ты хотел когда-нибудь трахнуть свою мать то сейчас самое время.

     – Ы-ы-ы-ы? – только и смог выдать я.

     – Иди говорю! – подтолкнула она меня. – Пока можно. Жалеть же потом будешь!

     Спотыкаясь, я вышел из-за шкафа. Александр, заметив меня, указал пальцем на мамину промежность и продолжил трахать ее в рот. Я опустился на колени между маминых ног. Мой член оказался прямо напротив ее отверстия. Придерживая его, я прикоснулся ко входу. Мама вздрогнула, почувствовав это и я, торопясь, загнал в нее свой орган под корень. Она завертелась, дергаясь насаженным на меня телом.

     – Это Вовка. – пояснил ей усатый. – Ты же хотела?

     Мама притихла. Я начал понемногу двигаться в ней, невольно сравнивая ее с Женькой и Светланой. Мне казалось что только сейчас я получаю высшее наслаждение, какое только может случится от близости с женщиной. А потом… . . потом мама положила ноги мне на плечи. И тут я понял, что мне окончательно разрешено делать все что я хочу. Вцепившись в мамины бедра, я еще энергичнее заработал тазом, вбивая в нее член.

     

     Усатый оставил в покое мамин рот, расположил Вальку рядом в той же позе что и мама, встал рядом со мной и подмигнув, загнал в нее свой дрын. Минут пять мы трахали своих женщин, а потом усатый тронул меня за плечо, жестом предлагая поменяться. Я согласился, и растянутое Александром Валькино влагалище гостеприимно встретило меня. Валька довольно повизгивала от каждого моего толчка, рядом глухо стонала мама, а я чувствовал что вот-вот кончу. Тронув усатого, я предложил ему вернуться к жене.

     Он понял и не стал возражать. Я опять оказался в маме. Она приподняла голову, посмотрела на меня и вновь откинулась на постель. Я навалился на нее, дотянувшись до груди. Прикосновение к соскам заставило ее изогнуться, а снующий в это время во влагалище член сына подарил ей полноценный оргазм, такой яркий, что даже Александр, прервавшись на секунду, одобрительно показал мне большой палец, а затем в два толчка сделал то же самое с Валькой. Под крики обеих женщин кончил и я.

     

     А потом мы наконец пили чай. Мама уже не стеснялась своей наготы. Усатый нудно излагал особенности философии натуризма, обильно сдобренной его собственными правилами, позволяющими иметь двух жен и трахать кого хочется, причем открыто. В общем, с некоторыми незначительными оговорками мне это нравилось. Мужик, конечно, предусмотрел для себя все удовольствия. Напившись и наевшись, а главное – отдохнув, мы тепло распрощались с хозяевами, оделись и вернулись домой, несмотря на намеки Александра насчет того, что мы не осмотрели еще одну комнату с кроватью.

     

     Пока мы гостили у усатого совсем стемнело. Почти наощупь мы дошли до дома, обсуждая то, что наговорил Александр и напрочь игнорируя все предшествующее.

     – Вов, ночь-то какая! – восхитилась мама, закрывая калитку. – Давай тут чуть-чуть посидим, а?

     Я не стал возражать. Мы устроились на лавочке за домом, перед бывшим цветником.

     – Вов, а с кем тебе больше понравилось? – спросила мама.

     – Что с кем?

     – Не прикидывайся. Трахаться с кем лучше – с Валькой, Светкой или со мной?

     – А откуда ты про Светку узнала?

     – Догадалась. Они там все… . . такие. Не могла она отпустить тебя не опробовав.

     – С тобой лучше. – сознался я.

     – Врешь небось. – с грустью констатировала мама. – У них, наверное, опыт громадный, а у меня… . .

     – Правда, с тобой! – с жаром возразил я – Не заметно в них никакого опыта!

     – Ох, не верится… . . ну да ладно… . . Вов, а помассируй мне грудь, а? Что-то так захотелось… . . – она расстегнула платье на спине и ловко спустила его до пояса, а затем сбросила и лифчик.

     Обнаженные груди легли мне в руки приятной бархатистой тяжестью. Я принялся за дело, с легким удивлением понимая, что несмотря на насыщенный день член снова поднимает голову. Вскоре я почувствовал на нем мамину руку. Ее, судя по всему, тоже интересовала дееспособность моего органа. Убедившись, что все нормально, она заставила меня встать перед собой, расстегнула штаны и с шумом всосала выпрыгнувшую из них головку. Яйца шлепнулись о ее подбородок, член охватило влажное тепло и по нему прошелся горячий мамин язык. Стараясь не помешать ей я стряхнул с себя штаны, а заодно и футболку, оставшись голым. Мама сосала, причмокивая и зарываясь носом в волосы на лобке. Я дотянулся до ее груди, поймав за сосок. Член, как мне показалось, распух и вытянулся так, что я удивлялся как он весь помещается у нее во рту.