Домашний юрист

     После четырех кружек пива Оксана слегка опьянела. Она была прекрасна. Впервые она надела юбку с длинным разрезом спереди, черные полупрозрачные колготки и плотный топ, подчеркивавший ее полные груди. Она показывала фото из своего путешествия в Южную Америку: Бразилия, Аргентина, Бразилия, Перу, Боливия, тетки в шляпах, ламы, прочее.

     На знаменитом пляже Капокабана Оксана была запечатлена в купальнике и демонстрировала плоский живот, стройные ноги и то, что я считаю, совершенно сексуальным у женщин – проем в верхней части бедер между ног. Ее промежность была плотной и имела просвет между бедрами. Крепкие бедра, упругая грудь, теперь, похоже, она хвасталась своими достижениями. Морские свинки в качестве шашлыка, местное красное вино, Оксана слегка пьяна на фото и коротком видео. Боливийский суд, потом снова пикник, сперва – шашлык, потом местное вино, и она снова пьяна – это видно. Мой коллега по предыдущей компании отпускает немного скабрезное замечание. Оксана чудесным образом, одним взглядом игнорирует его и ставит на место. Она такая – какая она есть.

     Игорь не очень понимает сложившуюся ситуацию, поэтому его комментарии не совсем уместны. Время бежит быстро, мелькают фотографии, Оксана снова в купальнике опять на пляжах Рио, она абсолютно притягательна. Я чувствую, как шевелится мой член. Шестая кружка пива, Оксана начинает растягивать слова, алкоголь добрался до головы. В предыдущей компании мы весьма симпатизировали друг другу, она была ровно на 12 лет меня моложе, тоже Лошадь, но Скорпион, поэтому активная, горячая и агрессивная. От нее исходили волны, мягкие и ненавязчивые. Ее бедра волновали меня с самого первого мгновения, я старался не показывать своего желания до той поры, пока мы все не уволились.

     Теперь было можно. Ситуацию облегчало ее опьянение. Пользуясь случаем, я положил руку на ее бедро, она не отпрянула, как я ожидал. Самое странное было то, что моя супруга, Леди О, одобрила Оксану, она сказала, что – цитирую – “Эта женщина так хочет достойного мужчину, что ты не самый плохой выбор”. Потом это подтвердилось тем, что Оксана оставила Егора, который был добрым и толстым, но что-то не заладилось в их отношениях после 5 лет знакомства, и в 29 Оксана была свободна как ястреб. Свободна и опасна, сексуальна и опытна.

     Легкая ткань юбки поднялась, я гладил ее ноги, туманные мечты исполнялись со скоростью света.

     На сцене заиграл джаз. Я не особенный его поклонник, слишком заумно. Я выдерживаю первые 10 минут, потом мне становится скучно. Если композиция не меняется радикально, то я страдаю. Оксана любила джаз, и, я думаю, поэтому, мы не могли бы быть вместе долго, но потрахаться – это было в пределах досягаемости.

     Мы заказали еще пива, Оксана не отставала от бывалых бойцов, тем более, что моя рука лежала на ее колене, и она не испытывала никакого неудобства по этому поводу.

     

     ***

     

     До подъезда мы шли в обнимку и еще пытались шутить, но оба понимали, чем закончится вечер, но приличия пока брали свое.

     В старом лифте большого сталинского дома я просто и нагло сунул руку под юбку Оксане, она не сопротивлялась, наоборот расставила ноги, давая мне простор. Мы целовались, пьяно и мокро. Я ласкал ее пизду и тяжелые груди. Потом мы ввалились в квартиру. Нас встретила ее собака, мы весело потрепали ее по голове и прошли на кухню.

     

     Оксана налила себе коньяку, а мне виски, мой член уже восстал ото сна. Выражение ее лица было чудесно туманным. Ресницы полуопущены, ноги разведены в сторону, и через разрез юбки я вижу ее промежность, пока еще прикрытую нейлоном колготок и тканью трусов, меня это возбуждает.

     Я отставил стакан с виски и опустился перед ней на колени. Она улыбнулась и понимающе развела ноги, я припал к ее лону. Оно восхитительно пахло. Оксана допила коньяк и откинулась на спинку стула, прикрыв глаза. Ее рука опустилась на лобок, и она стала медленно поглаживать себя. Другой рукой она стала мять грудь и одновременно расстегивать пуговицы. Нейлон ее колготок был тонким, и мне не составило труда его прорвать, совсем чуть-чуть, только для того, чтобы получить доступ. В ответ на мои ласки она вздрогнула и слегка подалась вперед, приглашая меня к более активным действиям. Я стал ласкать ее пизду, все еще спрятанную под трусами.

     Плотная ткань ее хлопковых трусиков светло-зеленого цвета потемнела от влаги ее выделений. По моей просьбе она не стала снимать колготки, я просто порвал их в промежности и теперь мог ласкать ее через трусы.

     Для удобства она закинула мне ноги на плечи, и я принялся лизать ее со всей доступной мне энергией, потому что очень хотел. Я аккуратно сдвинул трусики в сторону и добрался до ее клитора.

     Поле пяти минут ласк, переполненная эмоциями, она, видимо, испытала первый оргазм за этот вечер, когда я проник языком в ее влагалище. Она замычала, стиснув зубы, и еще подалась вперед, я стал облизывать все быстрее. Оксаночка спустила лифчик, и ее тяжелые груди с прелестными сосками выскочили наружу. На мгновение оторвавшись от ее лона, я посмотрел, как она их ласкает. Ее соски стояли, она была пьяна и возбуждена. Первый оргазм уже забылся, а может, это и не был оргазм. Я проник пальцем в ее дырочку и стал ебать ее. Она снова вздрогнула и слегка отстранила меня. – Дай пососать. Я встал и, расстегнув молнию на брюках, вытащил член. Она помассировала его, а потом принялась сосать. Мне было очень приятно, горячие губы, активный язык, я прижал ее голову к себе, лаская ее жесткую копну черных волос. Пока Оксана сосала, ее руки теребили открытую щель между ног. Через некоторое время я вынужден был отстраниться, иначе я бы кончил. Я рывком поднял ее со стула: – Пойдем в спальню, я хочу тебя. Ее взгляд был очень туманным, алкоголь продолжал свое пагубное, но такое приятное воздействие.

     Но бросить Оксаночку на кровать сразу не получилось. Она повисла на мне и прошептала: – Хочу писать. Пошли.

     

     Оксаночка добралась до унитаза и с облегчением сдернула с себя колготки и трусики. Уселась на унитаз, и я услышал приятное журчание. Пока Оксаночка писала, я достал член и приблизился к ней, слегка покачивая вздувшимся хуем. Она с удовольствие стала его облизывать и заглатывать. Потом я помог ей встать, она натянула белье обратно и пошевелив бедрами, расправила юбку.

     

     Забыл сказать, что кроме пьяных женщин, я еще люблю писающих женщин, поскольку это даже более интимно, нежели просто секс.

     Туалет был огромным. Не знаю почему, но в этих сталинках ванные и туалеты были просто огромными.

     

     Ее влагалище было узким, но хорошо смазанным тоннелем. Лобок – плотным и выпирающим, обожаю такие, их так приятно мять, и они так красиво выпирают из трусиков. Из волос был довольно широкий венчик, но аккуратно подстриженный.

     Потом мы просто валялись на смятых простынях, и я вылизывал ее пизду, играл с клитором, она снова возбуждалась, потом остывала и снова возбуждалась. Мы целовались, пьяно и мокро, запуская языки в самую глубину. В принципе мне понятно, почему проститутки не целуются, ну, или предпочитают не целоваться, поцелуй – это -ответ на вопрос, нравится тебе человек или нет, в то время как просто трах, – это не более чем функция.

     Часа в четыре утра она снова отсосала меня, и я кончил ей на лицо, забрызгав спермой нос и волосы. Когда во мне не осталось ни капли спермы, выебал ее тремя пальцами, поддерживая под упругие ягодицы. Доставляя ей удовольствие, я получал удовольствие сам. К Оксаночкиной попе я в тот вечер не притронулся, хотя очень хотелось.

Страницы: [ 1 ]