Проститутки Екатеринбурга

Дойная Валя. Часть 1

     Эта история началась в кафе, куда я зашел, совершенно случайно. Из-за проблем с мобильным, оказался временно без интернета, остановился в ближайшем месте с wi-fi. Закончил работу, и сидя около еще открытого лэптопа, оглядел не слишком презентабельное помещение. Внимание привлекла девушка, одиноко сидевшая за чашкой кофе. Что- то в ней “зацепило” и я подсел к красавице. Валентине тогда было 27 лет. Густые, тёмно-каштановые волосы обрамляли симпатичное лицо, умные и красивые карие глаза внимательно смотрели на меня сквозь толстые линзы крупных очков. С такими фигурами не берут в манекенщицы, но мне как раз нравятся женственные формы, крупная грудь, достаточно тонкая талия и выпуклая, округлая попка. Симпатия оказалась взаимной. Мы пообедали в приличном ресторане, потом поехали ко мне.

     Валя сказала, что не имеет ничего против жесткого секса. Мы развлекались почти до утра. Анальный и вагинальный секс, качественная порка, игры с иголками, золотой дождь, фистинг и температурные воздействия воспринимались моей подругой “на ура”. Девушка активно и бурно кончала, я сбился со счета ее оргазмов. После, отойдя от секса, и попарившись в сауне, пришло время для откровенного разговора. Валентина несколько лет провела в отношениях с состоявшимся и состоятельным мужчиной с садистскими наклонностями. Недавно эта связь трагически прекратились, внеся хаос в жизнь и душу девушки. Обычные отношения ее более не привлекали, встречающиеся “господа” и “мастера бдсм” на практике хотели только легкого секса с послушной женщиной, и ничего толкового не могли ей дать.

     Мы поговорили о прошедшей встрече, хотелось узнать предпочтения и предубеждения новой подруги. Оказалось, что одна из ее давних и неисполненных сексуальных фантазий – доение. Мне эта тема так же казалась интересной, но до тех пор не было подходящего случая это попробовать. Валентину, возбуждал, казавшийся ей достаточно унизительным процесс. Использование тела и его возможностей не по назначению. Ей было интересно превращение в молоко производительное вымя. Становясь коровкой, она автоматически лишалась привычных средств коммуникации, манипуляции и т. п. Валя представляла, как Господин пользуется всеми ее отверстиями как Ему угодно, и ее использование, как коровки добавляет неравенства. И опять же унижение. Использование ее не как женщины, а как сексуальной функции.

     Мне понравлюсь такая мечта, и мы договорились, что я помогу ее осуществить. И вот следующая встреча. Тщательно вымытая, привлекательная, обнаженная женщина стоит передо мной. Видно, что Валя волнуется, и в то же время полна любопытства и возбуждения. Зафиксировал на специальном станке девушку. После смазки, возбуждения вибратором и массажа груди присоединил к бюсту Валентины присоски специально приобретенного промышленного доильного аппарата, (я отключил, все, кроме двух) это вызвало серьезное неудобство, переходящее в боль, так что через десять минут пришлось выключить. После этого, ладонью провел по промежности женщины, ее киска буквально истекала соками от возбуждения. Чтобы не мучить подругу, воткнул в податливую вагину, крупное дилдо автоматического самотыка, и не выключал фрикции, пока она не достигла нескольких оргазмов. Параллельно доверил свой член Валиному рту, чтобы избавить его от напряжения, после вида такой волнующей картинки.

     Через день, я повторил процедуру доения на две минуты дольше. На следующий день снова. Постепенно увеличивал продолжительность “дойки” со временем доведя до получаса. Через месяц после начала занятий из сосков женщины начала выделятся белесая жидкость, чем дальше – больше. Я много читал на эту тему, и пришел к пониманию: без родов, раздаивание опасно для организма. Валентина со мной согласилась, и я занялся подбором подходящей программы суррогатного материнства. 10 тысяч зеленых для получающей копейки девушки, были существенной суммой.

     Беременность протекала без проблем, я продолжал дойки, и количество выделенного молозива неуклонно повышалось. Валя регулярно ходила, к гинекологу, маммологу, диетологу. Проходила обследования и сдавала анализы, на основании которых корректировалась ее диета. За два месяца перед родами, Валентина вышла в декретный отпуск, и съехала со снимаемой ею квартиры, ко мне. Во первых беременной женщине было трудно справляться со всеми делами, а во вторых у меня появилось желание более плотно ею заняться. К Валиному переезду я перестроил свой дом: Отделил спортзал, бассейн с сауной, зимний сад, “комнату развлечений” заведенную для секс игр и одну из спален в единый блок, с единственным входом. Убрал зеркала, чтобы не отвлекать подопечную. Заказал покраску стен в веселые цвета, установку видеокамер, чтобы в любой момент видеть любой уголок этих помещений, и динамиков, из которых должна была литься приятная музыка, или звучать уроки английского языка (мы договорились, что за время пребывания у меня Валентина займется изучением английского языка) . Так же нанял медсестру, которая могла бы помогать молодой женщине, и проводить процедуры.

     Мы условились, что в моем доме девушка не пользуется одеждой. За несколько продолжительных и болезненных процедур электроэпиляции со всего тела женщины, кроме бровей и головы были удалены волосы навсегда. (Другие способы не дают такого эффекта) . Роскошные, густые локоны головы остриг машинкой, чтобы ничего не отвлекало Валю от ее сверхзадачи. Из всего, что происходило с ней, в моем доме только стрижка под ноль вызвала негативную реакцию, но женщина без возражений подчинилась. Сутки девушки поделил на две равные половины, включающие по 7 часов сна. Сначала ей давал снотворное, чтобы быстрее усыпала, но вскоре нагрузки и привычка к установленному порядку, помогли ей легко засыпать самой. Режим дня установил жестким, с минимумом отклонений от распорядка. Даже сексом с Валей я занимался по расписанию, не забывая о жесткой порке за малейшие нарушения или недостаточную старательность. Время было расписано по минутам: доение, с одновременным разрабатыванием вагины или ануса сексмашиной, массаж груди, еда, физические упражнения (бег, плавание, тренажеры для развития ягодичных мышц, пресса, и понемногу бицепсов-трицепсов, икроножных, для общего тонуса) , солнечные ванны во время прогулки в зимнем саду, секс, занятия английским.

     Доение теперь не вызывало болезненных ощущений, наоборот, каждый раз сопровождалось отдельным оргазмом, и не всегда одним. Надои молозива неуклонно росли. Соски неестественно сильно вытянулись и заметно огрубели и сильно утолщились, стремясь к диаметру доильных присосок. Постепенно увеличивая частоту и продолжительность “дойки” за три месяца доведя до получаса шесть раз в сутки. Время Вали было расписано по минутам: Доение, с одновременным разрабатыванием вагины или ануса сексмашиной. Массаж груди, еда, физические упражнения (бег, плавание, тренажеры для развития ягодичных мышц, пресса, и понемногу бицепсов-трицепсов, икроножных, для общего тонуса) . Солнечные ванны во время прогулки в зимнем саду, секс, занятия английским. На телевизор, интернет, треп по телефону не оставалось все меньше времени. Когда количество доек достигло шести в сутки, времени на это не осталось совсем. Валя это прекрасно понимала, и без возражений отдала мне свой мобильный и очки. Лишенная линз девушка могла различать только очертания предметов. Поскольку жизнь ее протекала на очень ограниченном пространстве, это не мешало ей ориентироваться, но делало происходящее немного сказочным и нереальным, вызывало больше желания довериться.

     Все эти изменения в жизни, Валентина воспринимал легко, даже с желанием и интересом. Наибольшая сложность, как всегда в жизни вызвало решение психологические проблем, связанных с освобождением, от постоянно давящих на разум массивов информации, превращающей нас в интеллектуальных наркоманов. С полного общения, потрясений и волнений, интеллектуальных развлечений и травм, всего “внешнего”. От страхов и въевшихся поведенческих привычек. На спокойный, лишенный тревог и резких изменений мир “внутренний” , когда все внимание Вали оказалось переключенным на нее саму, ощущения своей женственности, своего тела, груди, наполняющейся молоком, жизни, зреющей в ней, простые и естественные удовольствия. Частично эту зависимость удалось ослабить интенсивными занятиями английским языком. Сначала по часу в каждый 12 часовой цикл уделялись занятиям со мной или периодически приходящим университетским преподавателем. Все остальное время, через динамики или наушники Валентина слушала аудио уроки, тексты и песни на английском, большей частью про доение и классную коровку. Я старался не загружать женщину долгими отвлеченными беседами, ограничиваясь примерами, правилами грамматики, и самыми простыми и необходимыми вопросами или словами поддержки ее решению раздаиваться, восхищением успехами или напротив отмечая недостаточное старание. Все это на языке Шекспира. Через полгода все беседы с Валей велись исключительно по-английски.

     Постепенно время, отводимое на занятия, сокращалось, пока они не были сокращены до минимума, в музыке, звучащей вокруг женщины исчезали композиции с текстами, превращаясь в классические обработки и спокойные мелодии без слов. Этот процесс занял полтора года. С первого дня я требовал от Валентины стремления к максимальной лаконичности, и по возможности сведения ответов к вариантам “нет” / “да” посредством кивков. Целью было отучить дойную от бесполезной болтовни, она должна была заниматься производством молока, а не разговорами. Это так же было достигнуто, однако, много позже. Четыре часа физических занятий в сутки, вероятно было недостаточно: женщина стремительно поправлялась. Меня это не особо заботило: ей понадобятся ресурсы организма для вынашивания ребенка и нормального доения.