Дневники отдыхающих. Часть 18

     Несколько раз Вика останавливалась, чтобы дать себе короткую передышку и поинтересоваться, всё ли нам нравится. – Словно, кому-то могло не нравиться! Мелкие неудобства, связанные с теснотой, не в счёт. Один раз она повернулась ко мне задом, чтобы я слизнул её соки, что я с радостью исполнил, уткнувшись лицом в её влажные складки. И не сразу понял, что вылизываю из её влагалища не только её соки! Когда понял, что вкус очень напоминает сперму, Вика уже снова терзала руками мой отросток. Поэтому я так и остался в недоумении, лежать с членом в её руке и собственной физиономией в чьей-то сперме. Не знаю, как другие, а я не настолько раскомплексован, чтобы кайфовать от поедания мужского семени. Но в тот момент я даже возбудился при мысли, что в Вику кто-то кончил, видимо, Антон, а я всё это вылизал. Вот так.

     Первым не выдержал испытания минетом Иван, – с заунывным стоном, выгнувшись всем телом, он кончил. Вика на время бросила нас с Мишаней и, натянув себя ртом на небольшой Иванов отросток, высасывала его продукты жизнедеятельности. Затем, вновь, с удвоенной энергией, принялась за нас. Мне очень хотелось досмотреть этот спектакль до конца, поэтому я старался сдерживаться. И какое-то время мне это удавалось. Хотя, очень возбудительно было наблюдать, как здоровенная Мишкина елда погружается в аккуратный Викин ротик. Как Вика работает рукой, словно банан, очищая от кожи этот толстый ствол, а волосатые яйца болтаются и подпрыгивают в ритме её движений. Иван просочился между нами и дислоцировался где-то за Викиной спиной. Что он там делал, не знаю, кажется, вот что значит, молодость, – засунул ей сзади. Тут Миша напрягся, дёрнулся и начал расстреливать лицо Вики тягучими белыми струями. Она честно пыталась поймать ртом хоть что-то, но Миша был активен в своём оргазме, поэтому брызги летели, буквально, во все стороны. На меня тоже, кстати!

     Моё “терпение” лопнуло, я схватил Вику за её мокрые, длинные волосы, подтянул к себе и, едва успев ввести свой окаменевший член в её рот, кончил. Хорошо помню, какое дикое удовольствие получил. – Трудно описать сейчас всё, что Вика исполняла языком, губами и руками. Однозначно, она не просто принимала мою сперму открытым ртом, – она ещё и высасывала её из меня, странными движениями губ, продолжая облизывать основание головки и, не прекращая дрочить. Просто улётный экстаз! После такого секс-экспромта меня даже в сон поклонило. Поэтому, чтобы совсем не раскиснуть, я покинул палатку под шумное совокупление Вики с Иваном.

     Решил, что пора уже проведать свою благоверную. Тем более, как заметил Виталик, в нашей палатки уже начали подавать признаки жизни. Просунув туда голову, я сам смог в этом убедиться: все признаки жизни у всех были на лицо, точнее, признаков сна я не обнаружил. Моя Ирка, как тушка кабанчика на шампурах, была натянута передней честью тела на Антонов шампур, а задней – на Серёгин. Всё это громоздкое сооружение издавало томные звуки и шевелилось. Не отрываясь от дела, вся троица поприветствовала меня, в меру своих возможностей.

     Ирочка даже попыталась улыбнуться, правда, Антонов член в её губах помешал улыбке быть убедительной. Зато Серёга махал рукой и улыбался во все свои 32, ритмично шевеля задницей. Попыток расстыковаться я не заметил. Напротив, моё появление заставило троих любовничков активизироваться, словно, из боязни, что я не дам им закончить начатое. Чего я делать, в принципе, не собирался. Так же как, впрочем, устраивать скандалов и закатывать истерику. За сутки своего вынужденного отсутствия, мне много чего приходило в голову, и вероятность Ирочкиной “неверности” , в том числе. Если, конечно, можно так выразиться. Другими словами, я подозревал (не сомневался!) , что Ирку, пока я в разъездах, будут использовать по её прямому назначению так или иначе. Ревности не было. Была лёгкая зависть. – Нам уезжать через день, а они все тут остаются на неопределённый срок.

     Короче, я остался в палатке, чтобы понаблюдать за процессом. А то, всё ночью, да ночью, – ни фига не видно! А тут возможность посмотреть такую порнушку в деталях, да с собственной женой в главной роли – глупо не воспользоваться. Поэтому, пока украинские друзья пытались встретиться своими отростками где-то в Иркиной сердцевине, я заполз в самую гущу событий. С места моей дислокации я мог свободно щупать, содрогающиеся от Серёгиных толчков, Иришкины грудки, видеть, как Антонов конец погружается раз за разом в рот моей супруги, слышать, как она шумно втягивает в себя воздух, после каждого толчка члена в её теле. Не принимая участия в совокуплении, можно очень многое заметить, из того, что до сих пор ускользало от внимания.

     Например, как двигаются Иркины челюсти при минете, как она втягивает щёки, когда член проникает глубоко в её рот. Как, почти незаметно, стекает слюна по её подбородку. Как Ирочка периодически, судорожно сжимает руками покрывало и задерживает дыхание, при особенно удачном попадании Серёги в глубине её лона. Как с двух сторон, то в такт, то – не очень, раздаются шлепки мужских яиц. Или, как вдруг, с громким чавканьем, выпадает из Иркиного влагалища головка Серёгиного поршня. И тут у меня обозначается эрекция!

     Мне уже недостаточно просто трогать жену за грудь, я ужом проскальзываю куда-то под неё и захватываю ртом её сосок. Лежу на спине, чувствую, как у меня приятно набухает конец. Просовываю ладонь под Иркин живот, ищу, отталкивая Серёгины яйца, и нахожу её клитор, сдавливаю в пальцах, – Ирочка радостно взвизгивает (мычит) . И сразу кончает. Я лежу, вцепившись зубами в её сосок, чувствуя, как в спазмах дёргается Иришкин живот. Выбираюсь из-под неё, чтобы посмотреть, как под аккомпанемент стонов жены, в её рот спускает Антон. Схватив обеими руками её голову, до упора запихнув свой отросток в её рот.

     Конечно, и с Викой всё было очень даже возбуждающе. Но минет постороннему мужику в исполнении собственной супруги… Словами не передать! – Вот Ирочка дёргается и мычит в оргазме. Вот Серёга, продолжает долбить её своим хером. А вот уже Антон, со стоном притягивает к своему животу Иркину голову. Она упирается носом в мужской пах, а по подбородку медленно стекают её слюни, вперемешку со спермой. Я сижу рядом на коленках и исступлённо дрочу себя.

     А через минуту, когда обмякший член вывалился из Ирочкиного рта, она запросила тайм аут для смены позы. С удовлетворённым вздохом стянула себя с Серёги и опрокинулась на спину. Мы с Серёгой, как солдаты с ружьями, со своими торчащими концами и раздувшимися, блестящими головками, ревниво следили за её перемещениями. Словно, боялись, что она сбежит, не удовлетворив наши низменные желания.

     Ирочка, тем не менее, покидать нас не собиралась. – Улеглась на спину, разбросав конечности и похотливо наблюдая, как мы с Серёгой синхронно полируем в кулаках свои концы. Лицо моей супруги, как и у Вики, было сплошной маской из засохшей спермы, волосы слиплись клоками, а на губах и подбородке пузырились густые, белые капли Антона. Тут Серёга предложил попробовать отыметь её вдвоём, в две, как он сказал, дырки. Это было для меня новостью! Я даже потребовал пояснений. Всё оказалось очень обыденно, пока я приобретал обратные билеты, наши украинские друзья “вскрыли” мою супругу “с тыла”! Причём, вдобавок ко всему, все, и не по одному разу. Нормально!? Пока мы с Серёгой обсуждали эти новости, Ирочка, запихнув в себя пальцы, пыталась поддерживать себя в тонусе.

     В конце концов, мы усадили её на мой член, нагнули, и Серёга начал пристраиваться сзади, пока я лежал без движений. Получилось у него не сразу и только, когда я собственноручно раздвинул обеими руками Иришкину попку. Мог ли я дней 20 назад представить себе такое, а!? Короче, Серёга как-то запихнулся и я понял, что значит “тесно”! – Мне реально сплющило член! При этом, поскольку я расположился внизу, мне пришлось полностью сжать и выпрямить ноги, иначе Серёге места не оставалось. Благо, у Серёги опыта в такого рода, развлечениях, куда больше, чем у нас с женой.

     В общем, мы приняли боевую “стойку” , и понеслось. То есть, понёсся наш украинский партнёр, так как ни мне, ни Ирке, нестись была некуда. Да и технически, невыполнимо.

     Я чувствовал каждое Серёгино движение. Мне даже показалось, в какой-то момент, что он вместе со мной оказался в одной дырочке, а не в разных. В дополнение к этому, Серёга ещё своими яйцами елозил по моим яйцам. Пока мы не начали, я, грешным делом думал, что мне будет крайне неприятно прикасаться к телу мужчины. Но это всё только, пока не начали. А потом Серёга взял резвый старт, Ирочка подпрыгнула, выгнулась дугой, снова упала мне на грудь, и позабыл про свои “страхи”. К тому же, я увидел перед своими глазами Иркины обконченные губы и впился в них поцелуем. Почему-то мысль о побывавшем в её губах и даже оставившем свои следы чужом члене, меня дико завела.

     Я просто лежал, придавленный ещё двумя телами, вылизывал из жены чужое семя и думал, что всего несколько минут назад, в рот моей жены проникал аккуратный член Антона. И, что жена его с огромным удовольствием сосала, что Антон, с не меньшим удовольствием, в её рот разрядился, а я, с ещё большим удовольствием, сейчас слизываю и глотаю эту горьковатую сперму.

     Блин, у меня и сейчас встаёт от этих воспоминаний! Сижу на камушке, пишу, а член торчком. А вокруг, между прочим, народ ходит, жизнь пляжная кипит. Приходится, как подростку, прятать свой непослушный отросток между ногами. – Одежды-то нету! А возбуждение есть. И вкус спермы чужой во рту есть, даже после кружки кофе, нескольких сигарет и стакана вина. Интересно, какие вкусы были во рту у Ирочки утром, когда проснулась? – Судя по её рассказу, в неё ночью не кончил только ленивый! Да, она мне рассказывала о своих “приключениях” без меня. А вы что думали? Но об этом чуть позже.