шлюхи Екатеринбурга

Дневник жизнелюба. Часть 2

     С этого момента мы окончательно перестали стесняться и начали вовсю ощупывать и гладить друг друга. Такое “купание” мы стали практиковать регулярно. Буквально каждый день мы оба спешили из школы домой, прямо у порога сбрасывали с себя всю одежду и прыгали в ванну. Теперь мы не тратили время на то, чтобы набрать воду в ванну. Просто включали душ и, очень тесно прижавшись друг к другу, извивались от страсти в тугих струях воды. Уже через несколько недель мы оба знали как доставить друг другу наибольшее удовольствие. В том месте, где сходились нижние губки моей сестры я обнаружил что-то вроде горошинки, прикосновение к которой вызывало у сестры бурный восторг.

     Эта “горошинка” была очень нежной, наверное, как кожа на головке моего члена, и поэтому сестра всегда просила обращаться с ней очень осторожно. К счастью, мне пришло в голову использовать язык для ласк “горошинки”. Что творилось с сестрой, когда я впервые начал ласкать языком ее орган! Она вся изогнулась в ванне, застонала, а потом начала буквально кричать от счастья. Тут мне пришлось ненадолго остановиться и попросить любимую сестренку, чтобы она не кричала так громко, а то, чего доброго, соседи прибегут.

     Зато потом я прильнул к ее нижним губам и начал изучать их уже языком. Оказалось, что язык очень приятен женщине не только, когда он ласкает “горошину” , но и все что скрывается между нижними губами. Я старательно обрабатывал сестру языком, когда та вдруг не напряглась, задрожала всем телом, а потом резко расслабилась и удовлетворенно выдохнула. Я остановился и оглядел сестру. Она лежала с закрытыми глазами и на лице ее была какая-то мечтательно счастливая улыбка. Потом сестра открыла глаза, поглядела на меня каким-то сонным взглядом и одними губами прошептала: “Спасибо!”

     Потом она села, положила руки мне на плечи и начала гладить меня сначала по плечам, потом по груди, по животу и, наконец, мягко сжала в руках мой напряженный член. Я уже показал ей движения, которые мне наиболее приятны и она правой рукой начала медленно массировать мне головку, одновременно левой шевеля мои яички. Итак, сестра завладела моим членом и яичками, а я приготовившись с чудесным ощущениям, оперся локтями о края ванны и запрокинул назад голову. Вдруг я почувствовал как что-то необычайно нежное коснулось моей головки. Я посмотрел вниз и буквально опешил от неожиданного счастья: моя прекрасная сестренка обняла своими мягкими малиновыми губками мой член и с наслаждением его посасывала. Временами она выпускала член изо рта и ее ярко-алый язычок быстро-быстро начинал скользить по стволу моего органа. (Заведи себе русскую виртуальную любовницу-давалку! – добрый совет)

     Потом она попробовала на вкус мои яички и по ее глазам было видно, что это ей тоже понравилось. Я был так счастлив, что меньше чем через минуту “взорвался”. Моя сестра уже видела, как я “взрываюсь” , но сейчас она об этом забыла. В общем, получилось так что когда я начал изливаться мой член находился во рту сестры. От неожиданности сестра поперхнулась и закашлялась. Весь ее рот, губы и подбородок были в той белой жидкости, что вылилась из меня. Сестра смотрела на меня испуганна, она не была готова к такому повороту событий. Я предложил ей прополоскать рот, что она тут же и сделала. Уже потом, когда мы вышли из ванны, сестра призналась мне что ей вполне нравится то, что она попробовал, только не она не знает, не вредно ли это.

     В этот день я впервые задумался о том, что совсем ничего не знаю о взаимоотношениях мужчины и женщины. Тем более о таких взаимоотношениях, в которые мы с сестрой вступили. Самое главное, что я не представлял, откуда можно об этом узнать: у взрослых об этом спрашивать не будешь, сверстники знают не больше моего, а газеты, журналы и телевизор годятся только для подготовки десятиминутной политинформации, с которой я периодически выступал перед классом.

     * * *

     Учебный год закончился, начались каникулы. В один из июльских дней папа пришел домой необычайно радостный и громко сообщил, что он достал путевки на базу отдыха. Все конечно, обрадовались и вскоре вся семья, с нагруженными сумками, ехала в “Икарусе” , чтобы насладится солнцем, пляжем и водой. Только мы с сестрой сидели слегка погрустневшие: на базе нет ни ванны, ни душа, только озеро и баня раз в неделю. А домик, в котором нам предстоит жить состоит всего из двух помещений: спальни на четыре человека и кухни. Уединиться так, чтобы этого не заметили родители, будет крайне сложно. А мы уже привыкли к взаимным ласкам и с трудом представляли нормальную жизнь без них.

     Заселение прошло без проблем. Папа пошел в администрацию базы получать постельное белье, мама занялась распаковкой чемоданов, а мы с сестрой, наскоро переодевшись, двинули на пляж. Не сговариваясь, мы решили в первый день только купаться – загар подождет. Очень хотелось поплескаться в озере.

     Накупавшись, мы расстелили на песке покрывало и легли отдохнуть. Даша легла на спину и закрыла лицо панамкой. А я лег на живот, оперся на локти и начал рассматривать отдыхающих женщин. Женщины как будто соревновались за приз “самый узкий и прозрачный купальник”. Трусики каждой второй загорающей прикрывали только немного спереди, а ягодицы практически полностью открывали на всеобщее обозрение. Лифчики все как один были полупрозрачными и после того как они намокали я мог в подробностях рассмотреть сосочки всех форм и размеров. Конечно, дамы понимали, что их одеяния легкомысленны и привлекают мужские взгляды. Поэтому они периодически поправляли лифчики, но эти тонкие полоски все равно не могли ничего прикрыть. (Ну что ж, это значит что теперь наших героев ждет горячий секс на природе! – прим.ред.)

     Совсем рядом, буквально в полутора метрах от нас лежала на спине очень загорелая женщина. Видимо, она отдыхала на базе с начала лета и теперь ее красивая спортивная фигура великолепно дополнялась ровным бронзовым загаром. Женщина лежала на спине слегка раздвинув ноги и я мог без труда наблюдать ее нижние губки, бесстыдно выглядывающие по краям узких трусиков.

     “Интересно” – подумал я, – “а под трусиками у нее то же самое, что у Даши или немного по-другому?” И вдруг рядом с объектом моего вожделения возникла девушка, селя на покрывало и начала обтирать мокрое после купания тело полотенце. Я тут же переключил свое внимание на нее, но она заметила мой взгляд и посмотрела на меня с таким пренебрежением, что мне пришлось отвернуться и посмотреть вообще в другую сторону. Только когда девушка легла загорать, я осмелился осторожно оглядеть ее тело. Девушка была также загорела, как и ее более старшая спутница. “Видимо это мама и дочка” – подумал я и не ошибся.

     О том, что моя догадка верна я узнал тем же вечером. Женщина, которой я любовался на пляже, оказалась старинной маминой подругой. Она с дочерью пришла к нашему домику посидеть вечером у костра. Оказалось, что ее можно называть просто Света, без всяких “теть”. А вот ее дочь Лариса держалась совсем не так просто. Девушка была очень сильно накрашена, что выглядело довольно неестественно среди дикой природы. Несмотря на то, что ей было всего шестнадцать лет (а нам с Дашей весной исполнилось пятнадцать) , Лариса выглядела довольно взросло. Девушка сидела в стороне, в разговоры не вступала, на нас с Дашей смотрела свысока. Оказалось, что Света с Ларисой живут на базе с начала июня. По выходным к ним приезжает Володя – муж Светы и отец Ларисы. Света оказалась не только красивой, но и очень приятной в общении женщиной. Мы провели прекрасный вечер у костра. Уходя, Света пригласила меня и Дашу к себе домой – попробовать собранную ею в окрестном лесу землянику.

     На следующее утро я напомнил Даше про приглашение Светы, но сестре сейчас больше хотелось загорать и купаться, чем ходить по гостям. Папа и мама тоже соскучились по пляжу и пошли вместе с Дашей. Так что в гости я пошел один.

     Дверь в доме Светы была распахнута настежь. Подходя к ее дому, я с замирающим сердцем наблюдал, как она, в невероятно коротком халатике, слегка прикрывавшем ее упругий зад, протирала деревянный стол на кухне. Ее крепкие загорелые ноги с мощными икрами были видны во всю их длину. Я приближался к этим ногам с каждым шагом и не мог оторвать от них глаз. Крепкие бедра, аккуратные коленки, невероятно прекрасные, как у богини Эллады, ступни со светлой каемкой незагоревшей кожи снизу.

     Света посадила меня за стол, поставила передо мной блюдце с горкой мелких красных ягод и большую кружку с чаем. Ее халат был застегнут только на две нижние пуговицы и, когда она наклонялась, ее большие груди, свободные от бюстгальтера, так и норовили выскочить наружу. Я осторожно взял одну ягодку большим и указательными пальцами и сунул в рот. Дикая земляника оказалась сладковатой ягодой с легкой кислинкой. Тем временем Света села на соседнюю табуретку сбоку стола, повернулась ко мне всем телом и положила ногу на ногу. Ее колени почти касались моих бедер. Мне с трудом удавалось сосредоточиться на поедании ягод и сохранять равнодушный вид. Все мое существо требовало: “Смотри на нее! Потрогай ее упругое тело!”. А Света, похоже наслаждалась производимым впечатлением. Она расспрашивала меня о моей жизни, о сестре, друзьях, при этом поглаживая ухоженными руками свою шею, плечи. Ее пальцы с длинными ногтями как бы невзначай “забредали” в ложбинку между грудей и уже начинали гладить сами груди, но потом останавливались на полпути и возвращались вновь к шее.