Дневник полковника разведки-5

     Барсетку с деньгами от поляков я благоразумно оставил себе — деньги ещё никто не отменял, а с деньгами кое-что можно сделать неплохо. А вот дез денег — никак! Вторую барсетку, с золотом от тех урок я сдал в Фонд обороны. Мне даже справку выдали, эксперты Фонда были в обалдении — там были такие редкие и очень дорогие вещи. Справку нужно в сберкассу отнести — мне начислили премию за сданное золото. Всё же как умён Хозяин — понимает, что одним «спасибо» сыт не будешь! Ну а ещё одну барсетку с остатками наших денег и рейсмарок — в наше разведуправление.

     Пригодится нашим парням, которых будут в тыл к немцам забрасывать. Я сразу категорически настаивал, чтобы не отбирать у крестьян еду, а выкупать — нечего лишних врагов наживать. И я был также категорически против идиотского приказаТимошенко — сжигать дома на пути следования Вермахта. Тогда селяне сами будут вылавливать наших диверсантов и сдавать немцам. Ну не на улице же им тогда ночевать, особенно принимая во внимания, что зима идёт. Аналитическую справку по этому поводу я отправил генералу Голикову, начальнику нашего Разведуправления — всё же Фёдор Иванович умный человек. Это не Мехлис и не Щербаков!

     

     Участковым в моём районе оказался мой одноклассник. Мой дом уже приватизировали и разместили две семьи беженцев. Но Толик пристроил меня на квартиру к молодой вдове, которая была только рада. Муж погиб в Финскую и она немного бедовала. А у меня и деньги и паёк. Так что она сразу и не стала вторую кровать расстилать — мы сразу стали спать вместе. Ох и горячая какая оказалась! Я конечно старался предохраняться, но коварству женщин нет предела! Нужно будет и вовремя удрать! Да, такие все мужчины, шарахаются они от брачных уз и привязанностей, как черти от ладана!

     

     Центральный госпиталь, где работала Наталья, отправили в Куйбышев, так что я в некотором роде «холостяковал». Но решил сделать жене сюрприз — денег у меня полно! По совету Толи и с его помощью я приобрел отличный дом бывшего председателя управления торговли нашего района, со всеми удобствами. И, пока я кручусь по службе, попросил Толика пожить в этом доме. Какой развратник — он этим же вечером привёл двух девиц точно «нетяжелого» поведения. Мы весело провели время за ужином, шутили, смеялись. Война идёт страшная, но нам и девушкам хотелось и ласки и веселья. Особенно все смеялись от моего анекдота. «В отсутствии графини оба гусара весело проводили время с горничными, которые оказались выше всяческих похвал». Девушки приняли на свой счёт и заласкали нас с Толиком, доказывая, что и они точно тоже «выше всяческих похвал». Утром мы их с трудом вытолкали — так им у нас понравилось. Но серьёзные девушки оказались — умеют всё и не знают слов: «Ой, не туда!» Толик был просто в восторге!

     

     Тут генерал Голиков выдал мне совершенно идиотское задание — вывести из тыла генерал-лейтенанта Болдина и несколько полковников из штаба разгромленного Западного фронта. Ну это невозможно! Они ведь меня слушать не будут, а сами будут давать мне тупые и совсем идиотские приказания! Голиков посмеялся и, сказав, что я выкручусь, выдал мне новые петлицы — я уже майор Алексеев. Дали мне АИР-6 и я вылетел. А там я сделал ход конём! Иначе эта орава штабных крыс замучает указаниями!

     

     Генерала я чуть kb не силой усадил в самолёт — его ждёт 13 армия. Немедленно! Хозяин в гневе на генерала армии Тюленева — тот растерялся! И одного раненного в самолёт и улетай скорее! Хозяин ждёт генерала! Так полковники теперь недовольные — почему я им самолёт не пригнал. Я им — жалобы и претензии в письменном виде на имя товарища Сталина. О! — сразу заткнулись. Построил солдат и сержантов — около тридцати, так что разбил на три отделения. Всем попрыгать — то там, то тут гремит-звенит. Исправить и сразу всё переложить! Быстро! Теперь командиры — построились и попрыгали. Отказались и стали орать. Не орать, мы в тылу — остаётесь тогда тут и сами и сами собой и командуйте. И тут старшина пограничников мне большой портфель — они тихо и ловко застрелили каких-то снабженцев Вермахта, а что с документами делать не знают — всё на немецком. Ну немецкий я знал, всё же учитель и, прочтя, обалдел. Важнейшие документы! Ладно, уходим!

     

     Так — первое отделение в боевое охранение! Второе и третье по одному за мной. Через час — отдых и перекус! Я всех удивил — под огромной елью польский схрон, там оружие и продукты. Быстро все вооружились, некоторые и переоделись и стали готовить обед. Тут и полканы нас догнали, топоча как стадо мамонтов. Они тоже жрать хотят! И сразу мне кучу тупых указаний — куда идти и как идти! А я им — вот вы туда сами и идите. А мы пойдём через вот эту гать и к станции. Я смотрел по карте и фото с самолётов — немчуры там нет. Ну тут вопли, крики, угрозы, а мы, поев и передохнув, двинулись дальше. Возле гати я поставил двух сержантов-пограничников — они не боятся криков этих туповатых полканов, которые умеют воевать только по картам. И по указаниям пограничников все аккуратно перешли это огромное болото.

     

     Вот в этой стороне раскинулись почти дремучие леса, порой непроходимые лесные чащобы. Вот немцы сюда и не суются. А вот если идти по картам и указаниям этих туповатых штабных крыс, то мы чётко попадём в лапы фельджандармерии. Идиоты! Здесь стык Смоленщины и Псковщины, сплошная глухомань — на десятки километров тянулись чащобы, болота, небольшие лесные озёра, да и вообще тут хватало мест, где в прямом смысле слова ещё не ступала нога человека. А гренадёры Вермахта сюда и подпулемётом не пойдут, что нам только на руку. Здесь не было не лесоповалов, ни строек — вот почему эти обширные дикие чащобы остались в полной неприкосновенности.

     

     А я, по немецкой лётной карте вывел эту компанию на открытое место. И, отдохнув, так вот тут лесная тропинка, обогнув кучу молодых ёлочек, устремилась немного вверх, на небольшой холм. Мы ещё чутьотдохнули, а то эти толстопузые тыловые герои совсем падают с ног. А я осмотрелся и вскоре повёл всех дальше.

     

     Почесались эти штабные крысы и пошли за нами. К вечеру, как я и рассчитывал, мы удачно вышли к станции. Так, тут есть куча вагонов со снарядами, есть и пассажирские вагоны, а вот паровозов нет. Не может быть — мы с лихими парнями-пограничниками сразу в депо — машинисты-западенцы не хотят ехать, мол паровозы поломанные. Нацистов точно ждут, но мы их обломали! Тут ловкий и хитрый старшина мне мигнул и мы по одному стали вытаскивать машинистов и кочегаров из депо, затащили за угол — и короткая очередь. Затем ещё двух — за угол и снова очередь. Когда пришли за следующим — всё решено! Есть бригады и паровозы целые тоже есть. Так — расстрелять ещё кого-то? Нет, не нужно, скоро бригада будет готова и мы поедем! А старшина ещё лихо пощёлкал предохранителем своего ППД, а я — своего ТТ.

     

     Это оказало волшебное действие — два паровоза могут ехать! И особенно они обалдели, когда их коллеги вышли из-за угла живыми! Зацепили мы состав со снарядами и быстро отправили его вперёд. Ну а вечером в пассажирских вагонах двинулись к своим. Пока немецкие железнодорожники с трудом перешивают пути, мы и рванули. А тут ещё это оказался и состав начальника управления дороги — ездил он как барин. Шикарные вагоны, мягкие купе. Я нагло занял штабной вагон, со мной погранцы, а всю эту шушеру в теплушки! А тут в вагоне три медсестры, симпатичные и сильно перепуганные. Я позвал их в своё купе и мы отлично поужинали. Пограничники с этим ловким старшиной даже ухитрились и суп сварить, тут и кухня есть и даже рефрижератор с продуктами. Живём! Так что и утром мы великолепно поели — все были после этого трудного марш-броска голодные, как дикие звери. О! — тут и ещё склад есть продуктов! Сухие пайки раздали по вагонам, а в штабном и вторая кухня есть! И даже душ с титаном и два туалета!

     

     А девушки оказались сообразительными — чтобы их не высадили по дороге и они смогли доехать в столицу, чётко поняли, кто тут старший и по очереди ублажали и меня и, ещё и конечно, старшину пограничников. Девушки оказались точно с большим опытом — этот старшина был немного обалдевшим, узнав про анальный секс и, особенно — про оральный секс. Такого яркого удовольствия он не знал — девушек можно было теперь высадить только через его труп! А девчата оказались хитрули — каждую ночь одна из них по очереди была в купе старшины, а две сразу ко мне — лучше со мной вдвоём, а то от голодных взглядов солдат они чувствуют себя просто голыми. А вот со мной даже совсем голыми им совсем не страшно! Выпьем мы в ужин коньячку и девушки, пригасив свет, ловко так раздевались! Одна из них, полненькая и очень аппетитная, так хитренько пошутила:

     

     — Ну и коньяк у Вас, товарищ майор! Как выпью вторую рюмочку — и трусы как рукой сняло! — мы хохотали вовсю! Весёлые и «добрые» нам попались медички!

     

     Так что дорога у нас пролетела просто чудесно! При высадке на вокзале нас встречал представитель ГРУ и, увидев меня, сразу выдал:

     

     — Ну и физиономия у тебя, майор, как у кота возле миски со сметаной, — смеётся. Да какие девушки-военфельшера с тобой… Аж облизнулся! А я ему на ухо про портфель — понял! Сразу в машину и Генштаб! Пограничников я направил на охрану Генштаба — возможны диверсии «Бранденбурга-800». Девушек в поликлинику Генштаба — главврач сильно обрадовался — нехватка кадров. Штабных сам маршал Шапошников распределил — работы с документами полно! А документы оказались очень важные, Голиков был в восторге! Так что что через неделю на груди у меня светился орден БКЗ.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]