Дневник полковника разведки-19

     Армию Паулюса удачно окружили, сам генерал-фельмаршал Паулюс сдался и показал документы — 23 дивизии. Василевский аж зубами заскрипел, как мне рассказал генерал Ильичёв — я опять был прав! Так что сиди на базе и на глазах не мелькай!

     

     Прибыл к нам один майор из дивизионной разведки, после ранения, стал мне помогать. Рассказал интересную историю — командующий фронтом генерал Ватутин приказал трём командующим танковыми корпусами идти в прорыв, а те точно «зассали» и стали тянуть время. Тут и Хозяин звонит генералу — пошли танки в прорыв? Нет, нужно их расстрелять!

     

     — Товарищ Сталин, что передать этим трусам?

     — Передайте — пусть им будет стыдно, — вроде как сам с собой сказал Главком. И положил трубку ВЧ.

     

     Ватутин передал эти слова и, буквально взревев, командующие корпусами, красные от стыда, заорали в рации — «Вперёд!» Взревели также сотни танковых двигателей. И пошли все три корпуса страшной лавиной — немцы, румыны, итальянцы разбегались как зайцы. Рев стоял жуткий, ужасающая бронированная масса неслась как возмездие! Вот так и получилось — расстрела они не испугались, а вот три слова Сталина… Но он никогда их не ругал, а присвоил всем трём очередные звания и наградил орденами!

     

     Силён наш Главком! А я, оставил базу на майора, через неделю прибыл домой.

     

     Ты сладкое вино,

     

     в невидимом бокале,

     

     На трепетных твоих губах, —

     

     такой пьянящий аромат.

     

     И запах летних грёз,

     

     Он сладок и реален,

     

     Лишь отражает свет,

     

     как огненный закат.

     

     Я прямо с порога прочёл эти стихи полуголой Юлии. Выглядела она сногсшибающе! Она из тех женщин, которые выглядят тем лучше, чем меньше на них одежды!

     

     Ох и Юля! Ну Юля! Такое выдала — она хочет попрощаться со своей холостяцкой жизнью и потом быть самой порядочной женщиной столицы. Мы все хохотали, а ведь Юля говорила совершенно серьёзно. Так что вечером я отвёз Ирину на ночное дежурство, а потом мы присели втроём к столу — мы с Толей проголодались. А Юля тоже так сильно «проголодалась». Она потом немного поделилась со мной своими страстями и интимными переживаниями. С Толей ей похоже было таким немного неудобно делиться…

     

     Юля притушила свет и осталась в комбинации на голое тело и в чулках. И вот она передо мной, почти чужим мужчиной, и он начинает бесстыдно трогать её тело. Руки мнут увесистую грудь, раздвигают половые губки… Хотя какой я ей чужой после этих наших обоюдных страстей…

     

     Она неожиданно так жадно, до боли целовала меня, словно прощаясь. Я провел ладонью по сосочку, он как-то сразу нахохлился, стал упругим, явственно ощущаясь под тонкой тканью ночной рубашки. Пальцы мои обхватили чувствительную плоть, нежно сжали, слегка оттянув вперед. В животике у Юли так сладко кольнуло, приятная, тягучая истома медленно поползла по телу.

     

     Я чуть отстранился и приспустил комбинацию. На меня призывно смотрела красивая полуобнаженная женщина с красными от слез глазами — Юля точно прощается. Прощается с незамужней жизнью! Соски на большой, белоснежной груди, упругой, со светло-голубыми прожилками вен, призывно торчали, окруженные светло-коричневыми ореолами. Какая она сексуальная!

     

     И вот вновь мужская рука, уже Толика, рука нежно поглаживает упругую грудь. В сосочке кольнуло, приятная истома вновь поползла вниз животика. Необычное, незнакомое ощущение наполнило тело. Она тяжело вздохнула, закрыла глазки, откинулась на спинку дивана, в полутьме комнаты получая невероятное удовольствие — сразу двое мужчин страстно ласкают её. И вот вторая рука… Обхватив пальчиками упругий сосочек, мужчина чуть сильно сжал его, и мелкая дрожь побежала по телу. Нет, такого удовольствия она ещё не испытывала никогда!

     

     И вот мужской палец скользнул во влажную, пылающую расщелину и мелкие мурашки побежали по бедрам, заставляя ножки согнуть в коленках, чуть прогнуться, желая, чтобы он проник в неё, как можно глубже. Сразу четыре сильных, но нежных мужских руки ласкают её возбуждённое тело — невероятное удовольствие!

     

     Но вот настойчивый член мужчины проник в неё, проскользнул, прижался к передней стенке влагалища, заплясал внутри. А ладонь надавила на крупный, словно спелая вишенка, клитор и Юлечка прикрыла глазки, приоткрыв ротик, высунула язычок, словно лаская незримый член. А вот и сам член! Бурная фантазия понесла её в страну эротических грёз, увлекая, кружа в водовороте неиспытанных страстей и наслаждений.

     

     — «Что Вы делаете со мной, … не надо, … не хочу… , — слетало с дрожащих губ. — За кого Вы меня принимаете, … я не такая, … отпустите…» — ох и фантазии у Юли…

     

     Интересно было бы заглянуть в её фантазии. А вот сейчас…

     

     Два молодых, сильных, здоровых самца бесстыдно использовали два её природных отверстия, стараясь принести женщине максимальное наслаждение. Один — врывался сквозь слегка приоткрытые губки, а второй — старался проникнуть, как можно глубже, в разгоряченное, истекающее соками влагалище.

     

     Густая, горячая сперма ударила в рот. Она старалась проглотить всю, без остатка, но избыток потек по губам, подбородку, капая крупными каплями на грудь… Юля получила один за других два потрясающих оргазма! Это была сказка интима!

     

     Я пошёл под душ, а Толя всё ещё был с Юлей. А она, взглянув в его бездонные глаза, полные любви и нежности к ней, тихо произнесла:

     

     — Толя, я так благодарна тебе, что ты разрешил мне это безумство. Ирина тоже была не против проститься, но она беременна и, конечно, побоялась. Спасибо, Толик, ты мой любимый и ненаглядный.

     

     А Толя, лаская её, говорил разные благости. И ведь совсем не важно, что говорит мужчина любимой своей женщине в такие минуты. Красивые и приятные слова, какие ей никто и никогда не говорил, теребили сердце, глубоко западали в душу, заставляя ответить взаимностью, идти ему навстречу. Юля была просто счастлива! Пора и в душ сходить — Юля встала и собралась в ванную…

     

     Но вот пришёл и я, довольный как слон, Юля тихо позвала меня, а Толик двинул в душ. И тут я вовсю прижался сзади к Юле. Я целовал и целовал её, нежно лаская грудь, прижимаясь к попке вздыбленным членом. Натяжение запахнутого полотенца ослабло, и оно медленно заскользило вниз, обнажая женское тело. Юля хотела удержать его, но просунутые подмышками мужские руки не позволили этого сделать. Как ей было хорошо! И тут ещё! Сильная мужская ладонь нажала на спину и Юля легла грудью на стол, предчувствуя новые ласки.

     

     Я присел, развел упругие полушария большими пальцами и язычок, острый, как бритва, пробежался по расщелине между ними, нежно дотронулся до анального отверстия. Как она вздрогнла. Её словно ударило током!

     

     Нет, это было выше её сил! Она попыталась выпрямиться, отстраниться от нескромной ласки, но я не позволил этого, уверенно лаская влажным кончиком язычка столь нежную и чувствительную плоть. Кончик язычка слегка проник в анальное отверстие, и Юлечка сразу почувствовала, как её бедра покрыла гусиная кожа, сладострастная волна бурно накатила, перехватив дыхание. Она и представить не могла, что ласки сфинктера могут доставить такое острое, сладострастное ощущение. И тут я повернул густо смазанный вазелином палец внутри бархатистых глубин ее прямой кишки, чувствуя тонкую стену плоти, которая отделяла ее два прохода — Юля взвыла!

     

     Но вот пришёл Толя и я, как порядочный друг — уступил старому другу место у классной попки его подруги. Головка выскочила, прошлась по расщелине между ягодицами, коснулась коричневой розочки и сразу же Юлечка почувствовала приятное давление на прямую кишку. Расслабленные мышцы сфинктера, как-то нехотя сопротивлялись, и, почувствовав, чуть больший напор, медленно начали расходиться, пропуская мокрую от соков и слюны плоть в смазанное тугое отверстие.

     

     Это было ни с чем несравнимое ощущение. Юлечка не могла поверить, что таким острым и сладострастный может быть анальный секс. Это был первый в её жизни анальный оргазм, неожиданно обрушившейся, как волна цунами, кружа, вертя, бросая из стороны в сторону, не давая ни малейшего шанса на передышку… Юля потом сказала, что такое удовольствие больше никогда не повторится, а жаль. Это была сказка интима!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]