Девушка с татуировкой дракона. Часть 1

     Привет, меня зовут Алексей. Содержание этой истории – часть ее тайных желаний. Она хотела, чтобы это произошло вне зависимости от обстоятельств.

     Она – девушка Оля. Ей недавно исполнилось 18 лет. Мы познакомились в интернете в видеочате для взрослых. Она обычная девушка из Иркутской области.

     Оля не была против сексуальных отношений, она боялась своих желаний… с одной стороны романтичная натура, которая получает наслаждение от легких поцелуев летней ночью у фонтана, а другой – ненасытное создание, готовое заняться грязным сексом в людном месте.

     Все наши интернет беседы заканчивались виртуальным сексом с тематикой “Подчинение”. Мы постоянно обменивались фотографиями различного содержания и мыслями о том, какие фотографии мы еще хотели бы увидеть.

     Таким образом, у меня накопилось около сотки ее фотографий, среди которых она раздевалась, показывала сваи прелести, мастурбировала перед объективом телефона или фотоаппарата.

     Я не отступал. Она хотела во всех подробностях видеть все части моего тела, словно по этим фотографиям она изучала анатомию.

     Оля – миниатюрная девочка, с глубокими голубыми глазами, первым размером груди, небольшим пушком волос на лобки и татуировкой дракона на животике.

     После нескольких месяцев пикантного общения, она сказала, что прилетает в Петербург поступать в ВУЗ. От этих слов у меня перехватило дыхание. И, как не сложно было догадаться, она предложила встретиться, как только она приедет.

     Все было бы хорошо, не будь Оля девственницей. Она очень хотела секса, но, как она мне говорила, она ни с кем не встречалась, а предлагать себя первому встречному не хотела.

     Время приближалось к июлю. Она приезжает с родителями в четверг. Они забронировали номер на троих в гостинице N на неделю. Я позвонил в эту же гостиницу и заказал номер на понедельник и вторник следующей неделе.

     По нашему плану после собеседования (вместо вступительных экзаменов она весной писала олимпиады) она должна была пойти в гостиницу и пойти в мой номер. Оля заранее купила родителям билеты на какое-то шоу.

     Понедельник 12. 00. Я подошел к девушке на ресепшен гостиницы, оплатил номер, взял ключи и поднялся на свой этаж. Номер оказался просторный, полутора спальная кровать с двумя подушками, телевизор, большое окно на всю стену с видом на улицу, холодильник, совместный душ и туалет, и маленький шкафчик для одежды. Жить можно.

     16. 00. Я съездил домой, взял ноутбук, какие-то шмотки; сбегал в магазин, купил две бутылки шампанского, фруктов и еще всякой ерунды по мелочи, чтобы не проголодаться.

     16. 22. Приходит СМСка… “Я поступила! Еду к тебе… *”

     16, 57. Стук в дверь. Я открываю. Это она.

     Оля, одетая в белое платьице, которое, казалось, прикрывало только попу, просочилась мимо меня, скинула туфли и посмотрела на меня. Я не отводил от нее взгляд. В жизни она красивее, чем на фотографиях.

     – Ну, ты что не рад меня видеть? – пискнула она. – А где же поцелуй и обнимашки?

     Возникала недолгая пауза… и мы рванулись друг к другу со страстным поцелуем. Я прижал ее к стенке… Мои губы ласкали ее губы, щеки, подбородок… Руки сжимали ее маленькую попу. Пальцы проникали под трусики…

     Оля ласкала мне спину; ее руки скользили по ней, вытащили футболку из джинсов.

     Ее губы шептали… “Я хочу тебя!”

     Я повернул ее к себе спиной. Задрав платьице и спустив ее трусики, я пальцем коснулся между ее ножек. Горячая и влажная киска притягивала. Палец водил вдоль нее, неглубоко проникал… . Другой рукой я расстегивал джинсы.

     “Быстрее”, – стонала она, – “пожалуйста”.

     Я коснулся членом ее попы. Оля прогнулась в спинке, инстинктивно подставляя мне свой бутончик. Я провел им вдоль половинок попы, головка нашла пещерку ее киски…

     “Ну же”, – чуть крикнула Оля.

     Я двинулся вперед. Оля была напряжена; она зажмурилась; было видно, что ей больно. Но я продолжал двигаться. я держал ее за волосы одной рукой, и за талию другой.

     Девушка постепенно стала расслабляться. Ее крики переходили на стоны.

     Мои движения постепенно стали более глубокими и резкими. Я проникал в нее глубже и оставался в ней около секунды, затем снова выходил, и снова проникал.

     Я чувствовал близкое окончание; что-то внутри меня подсказывало, что до конца осталось около трех. . две, одна… Я вытащил из ее щелочки член и он брызнул на ее белые бедра.

     Орган был в Олиной крови. Ее было настолько много, что красными каплями был испачкан коридор; казалось, что добрый литр крови потеряла моя партнерша.

     Оля повернулась и силе спиной к стене. Она смотрела на мой опавший член, на свою кровь на полу… Ее тяжелое дыхание мешало говорить.

     Я сел с ней рядом.

     – Как ты?

     – По-моему нам надо в душ, – ответила она.

     Не дожидаясь ответа, она встала и пошла в ванную. Я смотрел за ней сквозь незакрытую дверь. Фотографии словно оживали перед моими глазами. Я вспоминал наши с ней виртуальные похождения, представлял, что может еще произойти… Сейчас, когда ее родители уедут, через некоторое время.

     Мой дружок от таких мыслей стал приходить в себя.

     Оля стояла в кабинке, смывая кровь со своих бедер. Я вошел в ванную, она посмотрела на меня так, будто я уже лет пять так делаю; подошел к кабинке, отворил дверь и вошел… Теплые струи воды полились на меня сверху. Оля коснулась меня губами и прошептала… “Спасибо тебе!”

     Я не знал, что ответить. Я стоял в душе, обнимая ее и прижимая к себе.

     – Ты ведь еще хочешь? – спросила Оля.

     – Что?

     – Ну, я же вижу, – прошептала девушка, массируя мне орган, – что ты хочешь еще. Помнишь, как мы фантазировали?

     Она решила взять инициативу на себя. Оля села на угол кабинки – удобная на самом деле штука, я вам скажу – и коснулась языком моего органа.

     – Что ты делаешь? – прошептал я, лаская ее волосы.

     – Вам же, мужчинам, нравится, когда сосут, – сказала она с улыбкой. Так что, наслаждайся.

     Ее губы обхватили головку и стали ее посасывать. Ее маленькая ручка водила вдоль ствола… Я оперся о дверь кабинки. Она старалась, не умела, но старалась. Время от времени она смотрела на меня и сто-то шептала.

     Ее язычок ласкал уздечку, ее пальчики сжимали мошонку… Я двигал бедрами ей на встречу. Моя рука оттягивала кожицу с головки, а ее рука прижимала мои бедра ближе к себе.

     Наконец, со словами “Я устала”, она поднялась. Ее ручка, массировавшая мне яички, перешла на член.

     – Прости меня, – прошептала она, целуя меня в губы, – я не смогла…

     – Да ничего, – ответил я на ее поцелуй.

     Иголочки ее сосков касались моей груди, ее промежность скользила вдоль моих пальцев, а ее руки продолжали дрочить мой член.

     – Я хочу твою попу, – прошептал я ей на ушко.

     – Она твоя, – ответил она.

     … Вода перестала идти, свет в ванной потушен, наши мокрые тела лежали на кровати. Мое лицо была между ее ног. Ее ножки закинуты мне на плечи.

     Я теребил ее клиторок. Мои губы целовали ее промежность, мой язык проникал в ее глубины, слизывая ее влагу. Ее рука направляла мою голову.

     Мой язык гулял от клитора до попы. Я хотел ее. Хотел взять ее грубо и во все во что только можно. Я лизал ее попу и вводил в нее пальцы.

     Оля дергалась в стороны – ее покорял оргазм за оргазмом. А мой язык продолжал ее мучить. Оля ревела от удовольствия и била меня ножками, а я продолжал вводить в ее узкую попу пальцы.

     Когда я остановился, Оля, красная от перевозбуждения, не могла перевести дыхание. Мой член стоял колом, готовый на любые подвиги.

     Раздвинув ее ножки в стороны, я головкой стал водить по только что вылизанным местам – клитору, щелочке, попе…

     – Не тяни, – неслышно проговорила Оля. Я проник в ее кису. Оля вздохнула.

     – Хочешь орально? Анально? – спросил я.

     – Как хочешь, – тяжело продышала она.

     – Я хочу грубо. В рот.

     Вместо ответа она только кивнула. Я вышел из нее, на коленях подошел к ее лицу – ее грудь была между моих ног – и ввел в ее ротик член.

     Она обхватила его губами. Я двинулся вперед. Она закашлялась, стала водить головой из стороны в сторону, но я не отходил. Ее ручки толкали меня в живот, на глазах заблестели слезы. Но я не останавливался.