Девочка-припевочка. Часть 2

     
Так прошло полгода. Олеся сразу после уроков неслась домой заваливалась на диване начинала разглядывать любимые картинки. Про книгу она никому не говорила, даже самым близким подругам, но зато любила делать загадочный многозначительный вид знатока, когда заходили разговоры о любви и мальчиках. Глупые подружки сами не знали, что болтали, а Олеся знала об этом все, или почти все.

     Ко всем впечатлением нашей юной героини добавилось еще одно совершенно незнакомое ранее ощущение. Во время разглядывания картинок становилось очень тепло внизу живота и чувствовалась тяжесть. Это было приятно и неудобно в то же время. Нельзя было спокойно сидеть, хотелось ерзать на месте, сжимать бедра, что она и делала. Иногда становилось так приятно, что в голове стоял туман, и куда-то уходили все мысли. Дыхание сбивалась как во время бега на уроках физкультуры. Потом это состояние куда-то пропадало, оставляя желание непременно в него снова окунуться. Это стало своего рода наркотиком для нашей девочки и все ее свободное время стало посвящаться тому, чтобы снова и снова переживать это состояние. Олеся понимала. Что с ней происходит что-то ненормальное, что она совсем перестала интересоваться окружающим миром под действие этого нового чувства, но не могла жить без него. Она продолжала в любую свободную минуту искать в себе этот источник головокружения, припадать к этому источнику и пить, пить, пить из него. И не могла утолить жажду. так могло бы продолжаться сколь угодно долго, если бы эротический дурман окончательно не вскружил Олесе голову.

     Она как всегда бегом неслась домой предвкушая любимое развлечение. Вбежала домой и… забыла закрыть за собой дверь. Как всегда она сбросила с себя уже намокшие трусики и уселась в кресло обнимку с любимой книжкой и начала листать. Волны возбуждения которые появились еще в на уроках превратились в шторм, туманили мозг, заставляли подрагивать бедра и твердеть соски. Наша прелестница недавно открыла для себя, что возбуждение увеличивается от собственных стонов. Она начала мычать, попискивать, стонать.

     На сей раз возбуждение было настолько сильным что, казалось, затопила весь мозг. Олеся ничего не соображала. Существовало только это ощущение напряжения во всем теле и картинки, картинки, картинки… Возбуждение стал совсем невыносимым. Девочка стала подпрыгивать на кресле, скрещивать и разводить ноги, стонать уже во весь голос. Казалось что-то независящее от нее живет в ней своей жизнью и мучает ее без всякой жалости.

     Когда уже почти наступил долгожданный оргазм девочка открыла глаза и обомлела, да так что перехватило дыхание – в дверях стояла мама и скрестив руки на груди спокойно смотрела на дочку… Олеся даже не успела понять и оценить ситуацию, как наступил оргазм с которым уже нельзя было справиться и отвратить. Она взвизгнула и судорога прошла по ее телу, внизу живота забилось ее второе сердце – дико сокращающееся влагалище.

     — ой, мама… я… ой… — только и смогла она сказать.

     Оргазм еще не кончился, а она уже вскочила на ноги едва придя в себя и уставилась на мать. Лицо Олеси и без того румяное от возбуждения залила краска стыда и ужаса. Она совершенно не представляла как выйдет из этой ситуации. Она прикрыла руками лобок и груди и заплакала.

     – мама… я… прости… я…

     – ты кончила? – совершенно спокойно спросила мать.

     – я. . прости…

     – тебе было хорошо?

     – прости…

     – я спрашиваю… тебе было хорошо? – голос мамы был совершенно спокойный.

     – д-д-да…

     – тогда чего ты испугалась? Что ты такого страшного делала? Сядь, Леся, а то ты сейчас в обморок упадешь.

     Девочка опустилась назад на кресло.

     – прости что я без стука, я не хотела тебе мешать – мама села в кресло напротив – ты была в своем мире, из которого я не хотела тебя выдергивать так ты кончила или мне показалось?

     – почти… – промямлила Олеся, начиная надеяться, что ожидаемой взбучки не будет.

     – я не буду тебя ругать, Леся, я сама такая лет наверное с десяти. Все девочки такие, всем это нравится и мальчикам тоже, только у них это по-другому.