Девочка плохая, девочка хорошая. Часть 2

     Катьке уже было больновато, но она терпела и чувствовала вместе с болью необычайное эмоциональное удовольствие, какое возникает, когда признаешь безоговорочную власть над собой.

     

     Ремень ударил еще несколько раз и яростная порка Катькиной задницы прекратилась.

     

     — В следующий раз будешь считать удары, поняла? — обратился Вован к скулящей и хныкающей Катьке.

     

     — Дааа, я понялааа, — плачущим голосом ответила она, оставаясь лежать на животе.

     

     — А будешь орать, заткну тебе рот трусами.

     

     Вован отложив ремень, начал осторожно лапать Катькины разгоряченные ягодицы, поглаживая и мягко раздвигая их. Проводя пальцами по ее беззащитному аналу и мокрой пизденке, которые находились перед ним в самом своем бесстыдном виде.

     

     — Вот теперь ты будешь милой и послушной, будешь делать все, что тебе говорят.

     

     — Да, я все буду делать! — прошептала Катька, она уже почти забыла о недавнем истязании и уже вовсю прогибалась, насаживаясь своими разгоряченными дырками на пальцы Вована, попутно виляя своей оттопыренной задницей, — делай со мной все что хочешь:

     

     Бесцеремонная порка ремнем возбудила ее похлеще всякой прелюдии.

     

     И вот уже четыре смазанные пальца Вована проникли в ее анал, трахая и растягивая его до предельной ширины. Натягивая его до предела. Катька, перегнутая через ногу Вована, прогибаясь, сама надевалась на них, чувствуя его пальцы между ягодиц и внутри себя. Предвкушая, что скоро в нее начнут вставлять хуй.

     

     — Вот так уже лучше, шлюшка, — подбодрил ее Вован. — Надо тебя разработать получше перед еблей.

     

     Катькина попка, с оставшимися красными полосками от ремня, ходила из стороны в сторону, напрашиваясь, прям перед лицом Вована. Пальцы в нее входили уже абсолютно свободно и на большую глубину, все увеличивая темп.

     

     Ее дыхание участилось, она елозила животом, извиваясь, вцепившись руками в одеяло. Звуки вожделения срывались с ее губ. Ее лапали за самые интимные места, вводили в ее симпатичную попку пальцы, и она была бы вполне не прочь, чтобы ей плотно заняли еще и другие дырочки. А если бы за этим еще и наблюдали зрители: ммм: Тут Катьку передернуло от затуманивающего наслаждения.

     

     А Вован уже для себя решил, что выдерет ее сегодня ремнем еще раз после секса. Может сразу, а может и вечером, он видел как она тащилась от грубой физической силы.

     

     Через пару минут, он шлепнул Катьку по заднице и приказал ей встать раком, расставленными коленями на пол, грудью на кровать. Руки она положила на попку, раздвигая ягодицы в стороны, как это уже делала ни раз. Изгиб ее тела выглядел очень соблазнительно, а волосы раскидались по плечам, и Вован пристроившись сзади, не стал затягивать.

     

     Осторожно вставил ей член в податливый анал, плотно взял Катьку за волосы, потянул на себя, а другой ладонью крепко зажал ей рот. Катькина голова чуть откинулась назад при этом.

     

     Член заскользил легко, преодолевая небольшое сопротивление уже растянутой плоти. Заходил все чаще и глубже, облегаемый со всех сторон Катькиным анусом.

     

     Катька чуть замычала через плотно закрытый рот, ее разгоряченное дыхание вырывалось через ноздри. Она еще сильнее раздвинула ягодицы, ее пальцы впечатались в их кожу.

     

     Ее ебал в попку сильный самец, которому было позволено все и от которого она текла не переставая. Ощущая себя послушной и нужной подстилкой для удовлетворения его похоти. Она делала все, чтобы доставить ему удовольствие и это обстоятельство доставляло не меньшее удовольствие ей самой.

     

     Катькин анал хорошо смазался и легко впускал в себя хуй на полную глубину, который ходил как скользкий поршень со звуком влажного совокупления.

     

     — Отличная из тебя вышла дрессированная блядь, пожалуй продолжу тебя пороть ремнем сегодня вечером, — Вован приближался к оргазму и агрессивный зашкаливающий тестостерон давал о себе знать.

     

     Катька сама насаживалась на член, чуть подмахивая. Ее безжалостно ебали в попку и ей это нравилось. А услышав про еще одну предстоящую порку, она чуть не кончила. Ее груди терлись об кровать при каждом движении входящего в нее члена, тело было напряжено, а гладкая спина прогнута.

     

     Входит, выходит, входит, выходит:

     

     Катька хорошо ощущала трение хуя. Ее откровенная поза, вызывала у нее восторг.

     

     Оргазм у Вована уже подходил и он мимолетно раздумывал куда бы ей кончить. Катька хорошо сосала, но в рот он ей кончал в прошлый раз. Тогда член хорошо выстрелил, после чего Катька сосала его еще пару минут, возбужденно заливаясь спермой вылизывая его.

     

     — Вставай, — он, вынул член из ее влажной попки и потянул ее за волосы к низкому журнальному столику.

     

     И она на четвереньках, быстро, с грацией кошки, поползла в нужном направлении. Ее возбужденное лицо было немного раскрасневшимся.

     

     Вован присел радом с ней, положив ее руку на член. Катька не теряя ни минуты начала дрочить его, пока сперма не начала изливаться на стеклянную плоскость столика, разбрызгиваясь.

     

     Подождав немного пока все не закончится, и пережив острый пик экстаза, Вован за волосы наклонил Катьку к столику, заставив ее приподнять задницу к потолку. И Катька, уже поняв что от нее требуется, начала старательно вылизывать поверхность, упершись в нее руками, согнутыми в локтях.

     

     Но Вовану этого показалось мало, продолжая тянуть ее за волосы, он притянул ее еще ниже, вытирая столик ее лицом. Она продолжала очень усердно лизать, глотая капли. Запах спермы окружал ее и отчетливо ощущался во рту и вокруг.

     

     — Все вылизывай хуесоска, ничего не оставляй, — подбодрил он ее.

     

     И она лизала, делая это максимально сексуально и не спеша, пока не очистила весь столик своим языком.

     

     После этого она принялась за хуй, который заболтался у нее перед лицом. Встала на колени, с руками за спиной, как в начале, и плотно обхватив член губами, начала сосать его и лизать со всех сторон. Член Вована болтался, бил ее по лицу, но она с неистовым упорством снова, ловила его губами и продолжала прилежно сосать. Пока он не заблестел от ее влаги. Когда все закончилось, они пошли в ванную, вместе приняв душ, Катькина грудь все еще продолжала учащенно вздыматься от пережитого, ее глаза горели необычным огнем. Вован помог ей помыться, нежно обнимая и полапывая.

     

     — Понравилось быть плохой девочкой? — улыбаясь, спросил он ее на ушко.

     

     Она отвела глаза, засмущалась немного с виду, но скорее думала, что нужно ответить, потом посмотрела на него:

     

     — Мне так больше нравится, это возбуждает:

     

     — В следующий раз я тебе кончу в попку, поставлю на корточки, и дождусь, пока все сольется в блюдце. Сначала будешь сосать хуй, пока все будет стекать, а потом стоя раком лакать сперму из блюдца как собачка на поводке.

     

     — Ты, правда, сделаешь это со мной, — ее недоуменный, трепетный вопрос насмешил Вована. Она прижалась к нему, глядя снизу вверх.

     

     — Обязательно, — чуть с издевкой, подбодрил он ее. Она была такой мягкой и соблазнительной. Есть ли на свете что-то милее сучки после жесткого секса.

     

     — А как ты будешь это делать? Грубо? — спросила она с придыханием и полезла робко целоваться.

     

     — А с тобой по-другому нельзя, — он продолжал веселиться.

     

     — Давай сегодня? — ее глаза опять блестели, и Катька уже снова потянулась к члену Вована.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]