Девчонки в сторонке. Часть 9

     Глава девятая

     

     Прошел ровно час, минута в минуту, когда раздался длинный настойчивый звонок в дверь. Саша сразу помчался открывать, а Денис вытянулся в струнку и присмирел, в предчувствии неприятной беседы.

     

     Первым вошел один из охранников. Он сдвинул Сашку в сторону, будто табуретку, и прошелся по комнатам. Ждать его доклада никто не собирался, сразу вошли еще трое – два охранника и отец Дениса.

     Он посмотрел на Сашку, пытавшегося стать как можно более незаметным.

     – Где? – спросил Игорь Николаевич строго.

     – Там… В комнате… – еле слышно сказал заробевший Сашка и неловко махнул рукой. Потом пошел к Дениске на негнущихся ногах.

     Игорь Николаевич двинулся следом, остановился на пороге комнаты и посмотрел на сына.

     – Ну, живой, и слава Богу… – сказал он, присаживаясь на одеяло. – Как же ты, а… Я же просил…

     – Пап… Ну так получилось… – Денис смущенно мял простынь в пальцах, но смотрел на отца без смущения, не чувствуя за собой вины.

     – Ну да, конечно… Нож сам прилетел, ты здесь ни при чем, – Игорь Николаевич взял мальчика за руку. – Что ж ты делаешь, я же волнуюсь. Болит?

     – Нет, уже почти нет, – слегка соврал Денис.

     – Ты по телефону не рассказал толком. Что было-то хоть? Как ты умудрился нарваться?

     – Да понимаешь… Мы с Сашей пошли гулять, а тут эти… Пацаны там сидели, на площадке. Ну, стали к нам приставать, я их раскидал. А один сзади зашел и нож метнул. Пап… А Сашка мне жизнь спас, представляешь?

     – Как это?

     – Ну, он крикнул, я успел обернуться и отскочить.

     – Ага, успел… Вижу, как успел… Саша, иди сюда. Спасибо тебе, ты славная дев… – Игорь Николаевич осекся, удостоив Сашку более пристального взгляда.

     Хоть и было полно времени, но Санька не догадался надеть штаны; по прежнему оставался в одних трусах, и теперь его принадлежность к мужеску полу была очевидна.

     – Денис, ты ведь сказал, что нашел ту девочку с дискотеки? Где она?

     Денис подвигал губами, потом ответил:

     – Пап… Я тебе потом все объясню, ладно? Тут все так запутано… – он притянул отца поближе и шепнул: – когда одни будем…

     

     Не рассказывать же всю Сашкину историю при охране. Да и самому Саньке не стоит лишний раз вспоминать все подробности его недавней жизни.

     – Хорошо, – кивнул Игорь Николаевич. – Милицию не вызывали?

     – Нет, мы ушли сразу. Может соседи вызвали… Да она бы сразу нашла, а уже больше часа прошло.

     – Ну, тем лучше. Мне проблемы с милицией сейчас совершенно не нужны. Да и не только сейчас. Я сам во всем разберусь. Так, сын, давай собираться и домой!

     – Ой… Как, уже? . . – расстроился Денис.

     – А ты думал, до Нового года здесь поселиться? Едем!

     

     Отец снял одеяло с мальчика, с укоризной посмотрел на забинтованное плечо, потом подхватил Дениса на руки.

     – Парни, заберите одежду и к машине! – распорядился он и пошел в коридор.

     – Саш! Я обязательно вернусь, слышишь? – крикнул другу Денис, извернувшись на руках у отца. – Ты не бойся, теперь тебя никто не тронет! Я вечером позвоню!

     

     Саша стоял, свесив руки, смотрел, как уносят его первую и единственную любовь. Губы задрожали, две прозрачных капли слетели с ресниц и поплыли по щекам. Он не сумел ничего сказать, даже не пытался.

     Захлопнувшаяся дверь ударила наотмашь, сорвала какие-то рычажки, что держали Сашку до последнего момента. Он бросился на диван, ткнулся лицом в теплую еще подушку и заплакал навзрыд…

     

     * * *

     

     В машине Денис лежал на заднем сидении, отец поглаживал его волосы, оба молчали. Расспросы Игорь Николаевич приберег на потом.

     В дом мальчика он тоже внес сам, не доверив драгоценную ношу телохранителю. Уложив мальчика, распорядился вызвать врача. Только после тщательной проверки и новой перевязки Игорь Николаевич вздохнул свободней – опасности и правда не было, все заживет.

     Когда врач ушел, а суета прекратилась, Игорь Николаевич выставил всех из комнаты и присел рядом:

     – Ну, давай рассказывай теперь подробней. Пока обед готовят, с полчаса у нас есть. Что это за игры в мальчика-девочку?

     – Да я сам не сразу поверил… – Денис приподнялся на локте, поправил подушку. – Вчера Саша пришел на дискотеку в платье, представляешь? Я узнал его адрес, приехал утром, познакомился с его мамой. Она ушла на работу, мы с ним сели на компьютере играть.

     – Так-так… – улыбнулся отец. – И как же ты узнал, что он – не девочка?

     – Да ну тебя… – покраснел Денис, лихорадочно придумывая ответ. – Мы что, маленькие, в доктора играть? Он мне сам признался. У него синяков полно, я и спросил, откуда…

     Игорь Николаевич нахмурился:

     – И откуда? Отец его лупит?

     – Нет, они с мамой без отца живут. Понимаешь… Над ним в школе все издеваются. Бьют и вообще, по всякому.

     – Да-а, время такое сейчас, животных много развелось… Так все же, почему он переодевается? Играет так?

     – Нет… Он вправду себя считает девочкой. Представляешь, он даже отрезать себе хотел! Вот дурак, да? Хорошо, что я вовремя прибежал.

     – Денек у тебя сегодня был бурный, – покачал головой Игорь Николаевич. – Значит, дружок у тебя – трансвестит? Надо же, такой маленький…

     – Транс… кто? – не понял Денис.

     – Трансвестит. Слышал такое слово?

     – Вроде слышал, – не слишком уверенно проговорил Денис. – Это болезнь такая?

     – Нет, не думаю. Да никто толком не знает, откуда это берется. Может, гены виноваты. Это когда мужчина считает, что он – женщина. Одевает платья, красится, делает пластические операции. Конечно, твоему Саше до этого далеко, но он ведь вырастет.

     – Бр-р-р… – сморщился Денис, представив такую ужасную перспективу. – Может, я смогу его перевоспитать.

     – Вряд ли. Их пытаются лечить, но пока без толку.

     – Я справлюсь, – без тени сомнения сказал Денис.

     

     Игорь Николаевич встал и отошел к окну. И, отвернувшись, сказал:

     – Нет, Денис. Ты больше не будешь с ним встречаться. Забудь про этого мальчика.

     – Как?! – едва не вскочил Денис. Дернулся так, что больное плечо заболело снова. – Почему?!

     – Как бы тебе объяснить… Если мои партнеры по бизнесу узнают, что мой сын дружит с трансвеститом… Я не думаю, что им это понравится. Отзовут контракты, не будут заключать новые. Мой бизнес может рассыпаться. У этих людей своя этика. Я не могу рисковать тем, что создавал годами.

     – Папа… – помертвевшими губами еле слышно сказал Денис. – Ты не можешь… Он мой лучший друг…

     – Я понимаю. Но так надо. И все, вопрос не обсуждается.

     – Я все равно… Я тогда убегу…

     

     Игорь Николаевич подошел поближе, встал над мальчиком:

     – Прости, Денис, но я вынужден принять меры. Ты будешь несколько дней под замком в своей комнате. У тебя будет сиделка, и все, что надо – она сделает. Будет кормить, ухаживать. Но из комнаты – ни ногой. И не вздумай ему даже звонить. Поверь, это только для твоей же пользы. Сам пойми, если мы останемся нищие, кому от этого будет лучше? Ты готов жить в таком доме, как у Саши?

     

     Денис вспомнил ужасные условия, нищету, вонь и… промолчал. Спорить было бесполезно, да и внутренне он понимал, что отец прав. Если даже пацаны во дворе не считали Сашку человеком, что уж там говорить о взрослых. Денис достаточно начитался анекдотов о “новых русских” , и об их этике – тюремной этике – был наслышан.

     

     – Выздоравливай, – посчитав молчание мальчика за усталость, Игорь Николаевич погладил его по голове, – Чтобы ты меня не считал совсем уж монстром, я помогу Саше и его маме. Дадим денег, купим мебель новую, что там еще, компьютер подарим. Но на этом и закончим общение. Отдыхай, сейчас поесть принесут.

     

     Забрав со стола мобильник, он вышел из комнаты, тщательно прикрыв за собой дверь.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]