Девчонки в сторонке. Часть 8

     Глава восьмая

     

     Солнечный денек расцвел во всей своей красе. На деревцах чирикали воробьи, по асфальту вальяжно гуляли голуби, время от времени разлетаясь под колесами велосипедов. На скамейках вели неспешную беседу старушки, а на детской площадке расположилась молодежь. Теперь там было не пятеро, а побольше. Курили, держа в руках пиво. Гремела музыка из «музыкальной шкатулки» неведомой марки, стоящей под ногами.

     

     Появление нашей парочки произвело во дворе настоящий культурный шок. Старушки закачали укоризненно головами — про Сашу все были наслышаны, от мала до велика. А для скучающих подростков это и вовсе оказалось подарком: кто вскочил, кто свистнул, кто рассмеялся во весь голос.

     — Эй, пидрята на прогулку вышли! — заорал дурным голосом самый наглый из стаи.

     

     Сашка вздрогнул, втянул голову в плечи, попытался вынуть ладонь из руки Дениса. Но тот держал крепко, шел, выпрямив спину и спокойно глядя перед собой.

     — Не дергайся, — сказал он вполголоса. — Пусть завидуют.

     

     Компания не унималась, орала что-то непотребное, не стесняясь никого.

     Наконец, после особо дикой шутки, Денис не выдержал.

     — Стой тут, как пришитый, и не вздумай подойти, — одними губами сказал он оробевшему Сашке.

     Саня послушался, замер, неловко теребя оборку платьица. Он стоял в солнечном круге, светясь и переливаясь, будто застывший ангел. Волосы искрились, заколка отражала лучи, а глаза были полны беспокойства и страха. Не за себя — за Дениса…

     

     — Может, уйметесь наконец? — спросил он, подойдя ближе.

     — Гы, педик сам пришел! Ну че, здесь отсосешь или за гаражи прогуляешься? — скалясь во весь рот, спросил длинный и тощий субъект, лет шестнадцати.

     — Ты чего там шепчешь? — переспросил Денис. — Иди ближе, повтори погромче.

     — У него банан в ухе! — пояснил кто-то из общей толпы.

     — Ща вытащу… — пообещал длинный, поднимаясь. — Или поглубже вколочу…

     

     Он сделал несколько шагов, будто большой циркуль, на ровных ногах.

     — Ты че, буржуй? Давно пи*ды не получал?

     — От тебя — ни разу.

     — Ну лови…

     

     Длинный попытался пятерней достать Дениса, но тот поднырнул под руку, дернул за запястье и длинный полетел на землю.

     — Ты че! — завопил он, вскакивая и вновь бросаясь в атаку.

     Теперь Денис швырнул его в другую сторону, подставив в дополнение подножку.

     Раздался привычный вопль:

     — Наших бьют! — и вся толпа ринулась на мальчишку.

     

     Дальнейшее трудно описать. Мельтешение рук, ног, вопли и крики, треск одежды… Зато финал баталии выглядел превосходно — четверо расползались в разные стороны со скоростью бешеных улиток. Пятый рассказывал про Дениса что-то нецензурное, прижимая мокрую ладонь к носу, но подходить ближе уже не решался. Шестой делал вид, что вообще тут ни при чем, шел в библиотеку.

     Еще несколько приводили себя в порядок, держась на расстоянии.

     — Короче… — сказал Денис, с трудом ворочая распухшей губой. — Кто тронет Сашку, тот дня не проживет. Запомните, она — девочка. И общаться с ней надо, как с девочкой — почтительно и вежливо. Еще скажите спасибо, что прошлые заслуги я вам прощаю. Хоть надо таких козлов мочить на месте. Ну да фиг с вами, живите, ур…

     

     Он не успел докончить фразы:

     — ДЕНИС!!! — закричал вдруг Сашка таким звонким голосом, что уши заложило.

     

     Денис быстро обернулся, отпрыгивая в прыжке назад. Это спасло ему жизнь, но не уберегло — нож, что метнул в него зашедший со спины незаметный паренек, вошел в предплечье.

     — А, сссс… — зашипел Денис и автоматически выдернул железку, уронил и зажал рану рукой.

     — Скоты, уроды, твари, — с плачем повторял Сашка, бросаясь к нему. — Чтоб вы сдохли все… Денис, больно?

     

     — Милиция! — заполошно закричала бабулька, решив наконец навести порядок во дворе.

     Компания быстро разлетелась в разные стороны, оставив лишь пустые бутылки. А Санька поволок Дениса к себе, залечивать рану.

     — Нож подними, — через силу сказал Денис, бледнея на глазах. — Чтоб опять… не пырнули…

     Сашка подхватил нож, попробовал сунуть по привычке в карман, да в платье карманов не было. Так и держа его в руке, подставил Дениске плечо:

     — Идем, — едва не плача, проговорил Сашка. — Скорее! Тебе надо скорую вызывать…

     — Обойдется, — храбрился Денис, с трудом переставляя ноги.

     Добравшись до квартиры, Сашка уложил Дениса на диван в комнате и стал стягивать с него пиджак. Морщась от чужой боли, он стянул его, скользкий от крови, кинул на пол.

     — Больно? Скажи, больно? Ой, ты только не умирай!

     — Еще чего выдумал… Полотенца тащи, — шевельнул бескровными губами Денис. — А ну глянь, куда там ножик попал?

     — В плечо! — посмотрел Сашка. — В правое!

     — Да я знаю, что в правое…

     — Ой, стой! То есть, лежи! Я быстро!

     

     Сашка убежал в ванную, сгреб там штуки три полотенец — все, что были, притащил обратно и стал зажимать рану, бестолково, суетливо.

     — Я не умею, — расстроился он. — Я скорую вызову!

     — Брось, не вздумай. Отец узнает…

     — Тогда… Я сейчас! — Сашка нашел выход и выбежал из квартиры.

     

     На четвертом этаже он затормозил, позвонил и затанцевал нетерпеливо, ожидая, когда откроют.

     — Сашенька, какой ты красивый, — всплеснула руками женщина, приоткрывшая дверь.

     — Теть Свет! — отмахнулся от похвалы Саша. — Идем скорее! Там мальчик, его ножом… Вы же медсестра, помогите ему, пожалуйста!

     — О Господи… — тетя Света стала серьезной и сосредоточенной. — Возьму аптечку.

     Ей понадобилось две минуты, чтобы взять все необходимое и спуститься вниз, вслед за Сашкой.

     — Вот он, — показал Саня на лежавшего без движения Дениса. Кровь сочилась между пальцев, полотенце пропиталось ею, стало тяжелым и скользким.

     — Помогай! — велела тетя Света. — Тащи таз и теплую воду, быстро! И чайник поставь.

     Саша убежал, путаясь в складках платья, а тетя Света продолжила раздевать мальчика.

     — Потерпи, потерпи, — шептала она, — я рану осмотрю… Ну, совсем неглубокая, просто царапина, только крови много.

     — А-а… — простонал Денис, когда потянули за рукав.

     — Все-все, уже все.

     Но это было лишь начало. Потом рану промывали, мазали йодом, бинтовали… Были Денискины слезы, Сашкин писк, тихие спокойные слова тети Светы.

     — Может, скорую вызовем? — не унимался Сашка, хоть плечо уже было забинтовано и Денис лежал, откинувшись на подушку, почти слившись с ней.

     — Не думаю, — покачала головой тетя Света. — Зашивать там нечего, а бинтовать я, уж поверьте, умею. Завтра на перевязку надо сходить, в больницу по месту жительства. Но сегодня лучше лежать и лежать. Никаких походов. Саша, сделай ему сладкий чай, да сахара побольше. А вы обедали?

     — Нет еще… — ответил за двоих Саша.

     — Не надо ничего… — прошелестел Денис. — Я не голодный.

     — Вот тебя как раз и не спрашивают, — пригладила ему слипшиеся от пота волосы тетя Света. — Ты болей спокойно, а мы разберемся. Саша, мама когда приходит?

     — Вечером…

     — Понятно. Пойду, приготовлю вам поесть и принесу. А ты следи, чтобы не вскакивал, а то знаю я вас, мальчишек.

     

     Она ушла к себе, а Сашка принялся ухаживать за другом. То подушку поправит, то одеяло — без цели, без необходимости, лишь бы хоть чем-то помочь, хоть как-то унять боль.

     — Да не суетись ты… — невольно усмехнулся Денис. — И сделай одолжение, сними уже платье… Оно все в крови… Кинь в ванную…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]