День рожденья в больнице. Часть 1

     Произошло это из ряда вон выходящее событие в канун моего пятнадцатилетия, когда я попал в больницу с бронхитом. Поскольку в детском отделении все места были заняты, меня временно поместили в палату в корпусе для взрослых. Этому я был даже рад, потому что кроме меня в палате было только двое мужиков, точнее, дедуль — такими немолодыми они мне показались. Но с ними было гораздо комфортнее, чем в переполненном помещении с моими беспокойными сверстниками.

     Мы быстро познакомились. Мужчин звали Сергей Дмитриевич и Вадим Олегович, было им лет около шестидесяти. Они оказались разговорчивыми и интересными людьми, и я с ними не унывал. Узнав, что в эту субботу мне должно исполниться пятнадцать, они очень обрадовались, сказав, что это дело нужно непременно отпраздновать, а поскольку на выходных корпус почти пустует, нам никто особо не помешает.

     В субботу можно было не вставать в восемь утра, так как никто из медперсонала не докучал процедурами и анализами, поэтому мы спокойно выспались до двенадцати. Потом мужчины пошли в магазин, чтобы запастись выпивкой и закуской, а меня пока отправили в душ, чтобы я хорошенько вымылся, сказав, что собственный день рождения надобно встречать с чистым телом. Потом мы накрыли импровизированный стол и начали праздновать мой день рождения. Я никогда раньше не встречал его не в кругу семьи, поэтому все казалось мне вновинку и таким увлекательным.

     Я никогда прежде не пил водку, но сказать об этом стеснялся и не хотел ударить в грязь лицом, а потому очень быстро захмелел от этой обжигающей жидкости. В голове зашумело, тело стало ватным, все вокруг поплыло и сделалось расплывчатым. Как сквозь туман до меня донеслись слова Сергея Дмитриевича:

     — Ну что, Вадим, наш мальчик совсем взрослый, давай сделаем ему особенный подарок?

     — Да, Сережа, ты прав, нужно, чтобы наш парень запомнил этот свой день рождения на всю жизнь. Кирилл, а ты принял душ, как мы тебе велели? …

     Я был уже настолько пьян, что даже не стал сопротивляться, когда мужчины начали раздевать меня. Когда же до меня дошло, что происходит, было уже поздно: с меня уже сдернули даже трусики, и я остался в чем мать родила. Я попробовал было вяло воспротивиться моим соседям, но меня уже повалили поперек кровати. Я испытывал страх и вместе с тем извращенное любопытство: что же будет дальше?

     Вадим Олегович крепко держал меня, заломив мне руки вверх, а мои ноги свешивались с кровати, так что я не мог ни вывернуться, ни даже пошевелиться.

     — Не бойся, дурачок, — нашептывал мне в ухо Вадим Олегович, удерживая меня просто железной хваткой. — Ничего страшного с тобой не случится. Будет только очень-очень хорошо, вот увидишь.

     Сергей Дмитриевич устроился на корточках на полу прямо у меня между ног, слегка раздвинув их пошире. Потом он взял в рот мою мошонку и начал нежно-нежно облизывать мои яйца. Я с ужасом ощущал, как скользит его влажный язык, когда он перекативал мои яички у себя во рту. Было очень щекотно и довольно-таки приятно. В голове у меня зашумело еще сильнее, а член начал предательски вставать, толчками наливаясь силой и выпрямляясь в неистовой эрекции.

     — Какой у тебя сладкий перчик! — прошептал Вадим Олегович. — Так и хочется его попробовать!

     — Подожди, Вадик, сначала я. — сказал Сергей Дмитриевич.

     Он в самом деле выпустил мои яйца и вобрал в рот весь мой член, начав упоенно его сосать. Во рту у него было горячо и влажно, и все как бы вибрировало, а скользкий язык гладко обвивался вокруг моего напряженного члена.

     Я чувствовал себя ужасно: с одной стороны я лежал голый, умирая от стыда, под двумя мужиками, один из которых крепко держал меня, а второй сосал мне член, с другой — мне все больше и больше начинало это нравится! Сергей Дмитриевич делал мне удивительно приятно своими губами и языком, а когда он вдобавок начал поддрачивать одной рукой мой член в такт сосанию, я не выдержал и громко застонал от какого-то упоительного животного наслаждения. Я сдался и обмяк всем телом, уйдя в смакование удовольствия, которое насильно мне доставляли.

     Поняв, что я уже не буду сопротивляться, Вадим Олегович перестал удерживать меня и перегнулся через мой живот. Сергей Дмитриевич, причмокнув, вынул мой член у себя изо рта и тут же всунул его в жадно подставленный рот Вадима Олеговича. Тот принялся сразу же энергично сосать, а Сергей Дмитриевич снова начал облизывать мои яички. Это было просто невыносимо приятно, и я уже стонал не стесняясь, испытывая при этом совершенно двойственные чувства: жгучий стыд и одновременно физическое наслаждение. Стыд был совершенно естественным, а наслаждение мне причиняли насильно, против моей воли, и сочетание этих двух сильнейших эмоций было просто чумовым!

     Мужчины долго сосали у меня, по-очереди всовывая мой член друг другу в рот, при этом облизывая мою мошонку. Потом Вадим Олегович, не прекращая сосать у меня, оттянул вниз свои трико и трусы, и я с ужасом увидел его громадный хуй, вставший во всю мощь. Он был очень большой: неимоверно толстый и длинный, и выглядел в общем-то довольно отвратительно. Я впервые видел взрослый мужской хуй, да еще такой вставший, да еще смотрящий мне прямо в лицо. Уже догадываясь, что сейчас произойдет, я напрягся, но сопротивляться было бесполезно. Вадим Олегович взял свой член рукой и начал бесцеремонно тереться им о мое лицо. Я пытался отвернуться, как-то оттолкнуть его, но все мои попытки были тщетны, и мужчине вскоре удалось задуманное: он все-таки впихнул свой хуй мне прямо в рот! Одной рукой он крепко придерживал меня за голову, чтобы я не мог отвернуться и выплюнуть этот аромтный «подарок». Поняв, что я уже не сопротивляюсь, он начал мерно двигать бедрами.

     Мужчина бесцеремонно трахал меня в рот и при этом продолжал сам у меня сосать! Сергей Дмитриевич при этом облизывал мои яйца, причмокивая от удовольствия. Потом он взял и засунул мне палец прямо в зад! При этом я испытал такое острое извращенное удовольствие, что чуть не прикусил член Вадима Олеговича, которым тот продолжал мерно долбить меня в рот. Палец Сергея Дмитриевича продолжал непрерывно сновать и вертеться у меня в попе, и от этих фантастических ощущений я просто обезумевал. Уже не стесняясь, я начал стонать от удовольствия и двигать бедрами: я словно трахал мужчину в рот своим членом, одновременно нанизывая свою попку на его так удобно подставленный палец.

     Потом два похотливых самца на какое-то время оставили меня. Я продолжал безвольно лежать поперек кровати, свесив с нее ноги, и ждал, что со мной будут делать дальше. Сергей Дмитриевич быстро избавился от одежды, раздевшись догола. Я с интересом рассмотрел его. Он был таким же тучным и волосатым, как и его приятель Вадим Олегович, но его член не был таким здоровенным. Он был гораздо короче, но при этом очень толстый. Из-за своей толщины он не казался маленьким, и только когда двое мужчин находились друг подле друга, было видно, что у Вадима Олеговича орудие все-таки значительно крупнее, чем у его приятеля.

     Залупив головку, Сергей Дмитриевич забрался с ногами на кровать, и я, поняв, что он хочет, уже сам подставил ему свой открытый рот. Мужчина сел надо мной на корточки и начал совать свой толстый хуй мне в рот. Он придерживал меня за лицо, чтобы я не отворачивался, и, мерно приседая надо мной, окунал в мой рот свой член. Его крупные мохнатые яйца мягко касались моего подбородка. Если бы я не был до предела возбужден, эти мягкие влажные прикосновения показались бы мне омерзительными, но тогда, в те сладкие минуты, я был на седьмом небе от счастья только от самого факта, что взрослый мужик трется своими яйцами о мое лицо!

     Вадим Олегович тоже разделся догола и устроился у меня между ног, продолжив сосать все мое хозяйство: он вбирал в рот весь мой член вместе с мошонкой! Когда же он, по примеру своего друга, тоже засунул мне в задницу палец, я испытал такое неописуемое животное наслаждение, что снова глухо — из-за члена во рту — застонал.

Страницы: [ 1 ]