День Ивана Сусуанина. Часть 2

     Вот и мне интересно… И, кстати, почему-то хочется в эту самую сауну с этими мужиками. Давненько не была я проституткой… А на Родине и вовсе не была. А интересно…

     – А вам пятерых мужиков не жирно будет?

     Так вот что его беспокоит, развратника!

     – А тебе нас двоих не много было?

     Тут встревает Ирка:

     – Администраторша сказала, что попозже может быть подмога. Она обрадовалась: мужики девочек просят, а весь ее контингент, как на грех, на выездах, очень рекомендовала…

     Стук в дверь. Открываю голая, в одних туфлях, нам стыдиться нечего. В дверях та самая обаятельная администраторша.

     – Извините, так как насчет сауны?

     – Мы готовы!

     Сияющая улыбка, вздох облегчения.

     – Одну минутку!

     Действительно через минутку она приносит нам простыни и тапочки. Мы с Иркой приводим в порядок мордочки, удалив остатки Толиной спермы и наведя боевую раскраску. В зеркале я вновь вижу не Аню с кафедры германской филологии, а Лотту из борделя.

     Идем за администраторшей, спускаемся в уютный предбанник, тонущий в аромате распаренного соснового дерева. За накрытым столом четверо раскрасневшихся мужчин в простынях встречают нас аплодисментами и долго жмут руку Толику, за столь щедрый подарок. Знали бы, на сколько щедрый!

     – Толян, ты мужик! Берем твои расходы на себя! Почем вы, девчонки?

     – Час 500 баксов, два – 1000, ночь – 2500, сутки – 4000, устроит?

     – Вполне, бабосы в наличии, мамка, держи!

     Администраторша получает пачку зеленых купюр и пересчитывает. Ого, даже так! Вот это праздник!

     – Эй, мамка, если еще будут девочки, приводи! Или хоть сама приходи, оплатим!

     – Я подумаю… Девочки, потом не забудьте зайти ко мне! – выходит.

     Судя по обстановке на столе, мужики уже не чаяли обрести дам и как следует, начали. По крайней мере, среди стоящей а столе батареи четыре бутылки водки были уже ополовинены. Всем, не спрашивая, разливают водку, хотя есть и другие напитки. Понятно, мы должны уравняться в градусе

     – Ну, за долгожданных дам!

     Мужики по-гвардейски вскакивают со стаканами, при этом простыни падают демонстрируя их прелести в разной степени обвислости. Только у моего героя уже не висит. Молодец! Пьём! Начинаем закусывать. Сосед справа уже тихо трется о мое бедро. Девственное. Сосед справа проверяет на степень упругости попу. Тут же новый тост (ну да, как всегда, между первой и второй…)

     – За Толяна и его леди!

     А теперь вскакиваем мы с Иркой, любуйтесь, самцы, подарком доброго Толяна!

     – Девчонки, на закуску не огурцы, а баклажаны!

     Понятно, выпили, поели, пора работать. Становимся на колени и начинаем вылизывать, посасывать и подрачивать эти самые пять баклажанов. В это время мужики, чавкая, начинают исследовать наши прелести, так сказать, тактильно.

     – Класс, какие девки! Умеешь, Толян, выбирать! Откуда такие б-ди?

     – Было трудно, но мы достали…

     – Рыжая, тебя как зовут?

     – Лизхен!

     – Ух ты! А меня Федя! Ой, вот так пососи, ухххх! Какой ротик!

     – Да у нее и сиськи в самый раз, смотри, как каучук! Не то, что местечковые соски с силиконом!

     – Ой! – это какой-то восторженный поклонник шлепает меня по заднице

     – Извини, девка, как тебя…?

     – Лотта – поддерживаю игру Ирки

     – Ого, одна Лизен, другая Лотта, прям не Задвижопинск наш, а Гамбург, Реппербан! А я Семен! Классная у тебя жопа, Лотта, да и вся ты классная! Обе вы – ну просто зашибись! Ладно, в парилку, и пора развлечься!

     Перемещаемся в парилку. Мужчины гордо восседают на верхней ступеньке, умиротворенно похмыкивают, а мы, коленопреклоненные продолжаем прерванный было минет. Жарко. Все млеют, потеют, потные ладони уже ничего не стесняясь шарят по нашим сиськам, писькам, попкам…

     – Ого, у Толяна какой торчун! Вот мужик! А ну, сними с нее фаску!

     Следуя совету, мой благоверный ничтоже сумняшеся насаживает на свое сокровище Ирку и начинает ее от всей души иметь. Та удовлетворенно орет. В это время я осознаю, что болт, который я столь долго обрабатывала язычком, тоже вполне пригоден для работы, и взгромождаюсь на колени его обладателя.

     – Позволь милый, покататься на твоей лошадке! Ах! Презик был предусмотрительно спрятан за щекой, так что заветы Анфисы Чеховой соблюдаются! Где бы ни был секс, он должен быть защищенным!

     – Еще пару, пожалуйста!

     Не сговариваясь и не сбавляя темпа, мы с Иркой выдаем по презику в потные руки, а через мгновение я испытываю уже полное женское счастье! Какой-то добрый человек начал аккуратно и настойчиво входить в мою заднюю калитку. Вижу, что и Иришкину попу уже обрабатывает один из наших милых гостеприимцев.

     Здорово! Люблю, когда два члена трутся о тонкую перемычку, разделяющую их, люблю, когда меня ласкают сильные мужские руки. И хотя я очень интеллигентный, тонкий и чувствительный человек, с наслаждением внимаю соленому мужскому говору, изо всех сил насаживаясь обеими дырочками на крепкие члены!

     – Ах ты шлюшка! Ах ты корова! Любишь, когда во все дыры пердолят?

     – Да, милый, да котик, я корова, я шлюха, трахни меня еще, трахни в мою грязную жопу!

     – А в передок оглоблю хочешь, курва?

     – Хочу, хочу, вставь мне поглубже, дери жестче…

     Рядом подобный полилог ведет Ирка, но потом замолкает. Она не может говорить. Бедолага, которому не досталось наших дырочек, дерет ее в рот. Акробат!

     Жарко, душно, сердце выскакивает из груди, я хриплю! И мои самцы тоже хрипят. Ну сейчас, сейчас, пожалуйста, еще секундочку, потерпите, милые! Ммммммммммммм!!!!

     Мы кончаем, и наш клубок распадается, а рядом также распадается сплетение вокруг Ирки. Помогая друг другу, выползаем из парилки, плюхаемся в бассейн, уфффф!!!

     Осоловело смотрим друг на друга.

     Семен облокачивается на борт, всплывает. Ой, что это у нас? Подплываю и освобождаю несчастный, съежившийся в воде, орган от резинки и не отказываю себе в удовольствии выпить ее содержимое, а потом облизать остатки так сказать In situ (на месте) .

     – И мне, и мне!

     У края бассейна, как тюлени или странные субмарины колышутся пять мужских тушек, а мы с Иришкой наперегонки стаскиваем с них кондомы, глотаем их содержимое и облизываем остатки семени на членах. Любим мы деликатесы…

     – Вот шалавы, Сань, смотри, друг дружке вафлю изо рта в рот передают!

     Да, мы с Иркой любим друг друга и рады поделиться вкусненьким!

     – Ну что, еще по водочке и продолжим?

     Возвращаемся в предбанник, плюхаемся за стол. Теперь нас окружают только “неродные” мужчины. Федя, Семен, Саня и Боря. Толик сидит напротив нас и любуется, как чужие мужики развлекаются с его любимой женой-красавицей. И ее подругой, тоже красавицей. Они уже вполне по-свойски лапают нас, пока мы быстренько едим и пьем – сейчас ведь придется работать. Точно, после очередного тоста:

     – Девчонки, вам на закусь баклажаны!

     Поехали! Баклажаны теперь чистенькие, распаренные, можно сказать, родные, ведь наши дырочки с ними уже познакомились. Вот этот, боченкообразный, похоже, шуровал у меня в моей шоколадной фабрике, а вот этот, похожий на милицейский жезл (и тоже полосатый, почему-то) чуть не въехал в матку… Сейчас, они встанут и мы разберемся точно! Ну вот, встают!

     Нам завязывают глаза и ставят раком на лавке. Наши славные партнеры по очереди входят в нас, а мы должны угадать, кто именно это сделал. Угаданный счастливчик может отлюбить по полной. Хм, а я хочу любого счастливчика? Или… Так, этот короткий, со вбитыми шариками, помнится, Санин. Подождет. Кричу:

     – Федя!

     Сзади сытое хрюканье, шлепок по ягодице

     – Гадай дальше, дырка!

     А этот толстый длинный, тоже мне, докторская колбаса. Пока не надо.

     – Семён!

     – Учи матчасть, девка!

     Рядом Ирка интимно хрипловато выдает в эфир:

     – Боря!

     И довольное урчание: угадала! Раздаются шлепки яиц о ягодицы и томное постанывание. Подруга обрела, чего хотела (наверняка же, сучка, как и я выбирала!) .

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]