Демография страны – дело и долг каждого

     Я всё ломал голову, почему Виктор, хоть и известный баламут и ловелас, но большой любитель денег, переехал из Ялты в Харьков, а затем и вообще в армию “упаковался”. В Ялте у его родителей был большой дом и две времянки, летом они сдавали койко-места приезжим отдыхающим и имели отличные деньги. Но после его откровенного рассказа, когда коньяк в бутылке уменьшился более, чем на половину, мне всё стало ясно. Как и всегда – у него во всех его бедах обязательно виноваты представтельницы прекрасной половины человечества, хотя и у него рыльце тоже в пушку.

     

     …Ласковое Чёрное море набегало на песчанный берег, а возле набережной шуршала галька под ногами гуляющих отдыхающих. Южное побережье Крыма – этим всё сказано! Здесь и воздух пропитан флюидами желания мимолётных курортных романов и конечно, бурного секса. Желательно, на один-два раза, ведь ещё столько “девушек хороших, как много ласковых имён”… Виктор учился в техникуме, поэтому в 18 лет его в армию не взяли, а вот после 19… И этот год он провёл достаточно “продуктивно”!

     

     Одноклассники Виктора были уже по полгода в армии, а девушки их и невесты весьма скучали. А Ромка вообще женился перед армией – боялся потерятьсвою толстушку Томку. И в голову Виктора заползли коварные мысли! Во-первых, это плохо, что девушки так скучают в прекрасной солнечной Ялте, а во-вторых, надо и демографическую ситуацию в стране поднимать.

     

     И Виктор постарался! Всё лето он ходил по своим знакомым подругам, старался украсить им досуг и скучные одинокие вечера, поэтому очень часто “поднятие настроения” невест солдат заканчивалось в постели. Его сильно выручило то, что многие девчонки перед армейскими буднями своего жениха или жили с ним в гражданском браке или просто трахались при удобном (а также при неудобном) случае. Так что, когда после бурных летних каникул Виктор собрался ехать на поезде в Харьков, то на перроне стояло более десяти злобно погляывающих друг на друга девушек с явными признаками беременности! Полная засада – живым ему было не уйти!

     

     Выручила его моментальная реакция и смекалка. Как говорится – солдатская смекалка, это основа жизнедеятельности нашей армии. Как покрасить заборы, когда на складе нет краски? Как побелить потолки в казармах при отсутствии извести в хохвзводе? Только с помощью солдатской смекалки! Как например – проводили армейские учения с полевым выездом и маршем разведвзводов на расстояние до ста километров. А сухие пайки выдать забыли – обычная армейская беззалаберность. Так вот, когда наш полковник проверял устройство на ночлег наших парней в степи, то сильно обеспокоенный отсутствием пайков в рационе, вдруг увидел, что в котелках над кострами варится кукуруза и курица. На вопрос откуда? – следовал стандартный ответ6 “Да дикие, тащ полковник!” Вот так во время марш-бросков находились и “дикие” поросята, и утки, порой борщ прямо в кастрюлях. Борщ был не очень дикий, скорее очень домашний. Солдатская смекалка!

     

     Так и Виктор – через две секунды размышлений он уже полз, как мог, по глубокой и длинной канаве для отвода дождевых вод. А когда вдруг его заметили двое молоденьких милиционеров, Виктор быстро сообразил:

     

     – Ребята, вы так вовремя! Наш военком, зверюга такой, сказал, если проползу до конца канавы, до в армию сейчас меня не заберут. А если нет – то сразу прямо на Кушку! Напишите мне справочку, просто на листике и всё, что я прополз! Пожалуйста, выручите!

     

     Так что наша родная милиция не забрала этого хитрюгу в отделение, а Виктор быстренько вскочил на рейсовый автобус и домчался на нём до следующей остановки поезда. Но на хитрую жопу, как говорится… В купе уже сидела жгучая красотка Инга и хитренько поглядывала на него. Так что этому ловеласу пришлось отдуваться за содеянное летом с этой яркой и страстной красоткой.

     

     Через минуту они слились в страстном поцелуе, получившая неделю назад отличный куниллинг Инга желала продолжения. И этот горячий поцелуй, в котором они застыли и наслаждались, был сладок, безудержен, он сказал всё, что хотела Инга. Как только их обьятия немного ослабли, Инга показала Вите свои трусики, которые она заранее сняла и держала в руке. А ещё через секунду язычок Виктора порхал по возбуждённому клиторку красотки, которая сразу забилась в пароксизме оргазма.

     

     А после этого его “злодей” нежно скользит по слёзам её киски, медленно проникает внутрь, ощущая горячую влажность внутри лона Инги. Её красивые голубые глазки просят ещё и ещё, в них горит огонь всё ещё неудовлетворённой страсти и желания нового секса. А когда она устала держать тяжесть его тела, страстно подмахивая, то красотка выскользнула из-под него, стала на коленки, опираясь локтями на покрывало. Метким и резким движением Виктор вошёл в её загорелую попку, медленно двигаясь в ней. И вот Инга откинула голову назад и закрыла глаза в предвкушении извержения вулкана. И горячая лава спермы влетела в её упругую попку!

     

     Виктор продолжает… Приехав, мы до вечера гуляли по Харькову, посетив все близлежащие к нашему колледжу кафешки. В одной мы встретили двух однокурсниц, котрых Инга просто очаровала своей красотой, сексуальностью и советами, как охмурять и “стреножить” этих коварных мужчин. После был ещё один смешной случай, просто эротический юмор. Пришли мы к общежитию очень поздно, входная дверь была заперта, а неприступная бабка-вахтёрша, злющая, как стая доберманов, нас бы не пустила.

     

     Тогда мои соседи по комнате придумали – спустили с третьего этажа ковровую коридорную дорожку, втянули сначала меня, потом вместе мы втянули Ингу, а потом одну из девчонок. Осталась третья, последняя. У парней уже все силы на исходе, а эта девчонка самая полненькая, еле-еле мы втянули её до второго этажа, руки просто болели от напруги. Общежитие наше стоит в виде буквы “П”, поэтому со всех сторон наблюдали и раздавали советы, а наблюдал просто целый амфитеатр студентов. Вдруг один ехидный старшекурсник заорал пьяным голосом: “Да бросьте её, парни! Я её хорошо знаю, это Анжелка со второго курса! Она всё равно никому не даст! Вот так, парни! Да бросьте её!”

     

     После такой сногсшибательной новости наш “эскалатор” резко затормозил и даже немного дрогнул, чуть просев вниз. Ну а Анжелка, повисев на этой высоте секунд пять-шесть, сообразила что получится, если уставшие парни бросят дорожку и как ей есть шанс оказаться в свободном полёте на бетонный тротуар, да как заорёт на весь двор, да так, что стёкла в окнах завибрировали: “Дам! Дам! Ребята – дам! Всем дам! Только меня не бросайте – всем дам!” Так что весь наш корпус после этого дрожал от хохота, а в нашей комнате была грандиозная пьянка. Анжелка вскоре лежала в моей кровати совсем голая и усердно подмахивала по очереди всем четырём парням, живущим в этой комнате, включая и меня. Хотя после ласк Инги… А легенда о злоебучей Анжелке, так коварно “притворяющейся” недотрогой, долго гуляла по коридорам нашего колледжа.

     

     А чтобы Инга, уехавшая домой, не смогла сообщить адрес Виктора всем забеременевшим подругам его одноклассников, Виктор сходил в обком комсомола и заявил, что в такое сложное для его страны время он не может “прохлаждаться” в тылу и просит срочно отправить его в ряды нашей славной армии. Секретарь обкома комсомола, смахнув скупую слезу восторга, быстро договорился с военкоматом и руководством колледжа, описав этот случай в газете, представив Виктора героем.

     

     А убегать ему надо было срочно – по письмам его мамочки, вскоре разъярённые девчонки собирались ехать в Харьков – на разборки. А тут ещё лаборантка его кафедры, отвергнув ухаживания “свежеиспечённого” кандидата наук, успела “залететь” во время ночных возлияний и небольших секс-оргий в постели Виктора. Но умница – быстро сообразила и также быстренько “заскочила” в постель преподу. А когда неопытный мужчина вдруг всего через восемь месяцев стал счастливым отцом, то на его недоумённый вопрос хитренькая девушка бодро отреагировала на столь неприличный вопрос:

     

     – А что же тут странного? Ведь ты же кандидат наук!