Дальнобойщик

     По проселочной разбитой дороге неспешно ехала фура, двигаясь как по волнам поднимаясь то на одной колдобине, то проваливаясь в очередную яму наших прекрасных дорог. Время вечернее, но уже осень, солнце давно закатилось за горизонт, и все в округе погружено во мрак, лишь огни габаритов машины и разбитая дорога освящаемая фарами груженного тягоча. По стеклу уныло тарабанил дождь, редкие капли, неся с собой свежесть и аромат природы и осеннего дождя, проникали во внутрь, через приоткрытое стекло, в место наполненное вонью солярки, гари, табачного дыма и немытого уже несколько дней, пропитанного этим же благоуханиями потного тела. Само потное тело с трехдневной щетиной крепко держало баранку и плавными движениями направляло свой аппарат по выбранному ему маршруту объезжая самые подозрительные лужи:

     – И он, короче, весь такой разфуфыреный, подходит к моему МАЗу и криком “Выходи” бьет по колесу, – рассказчик начинает заливаться смехом, – его лицо надо видеть, когда пнув увидел как огромный кусок грязи прилип к его налакированной туфле, – смех начинает становиться все истеричнее, – он стоял на одной ноге… . вторая просто как будто ком грязи обут… ха-аха… и стоит как цапля… а я еще спрыгиваю из кабины, и специально прямо в лужу. . хе-хе… рядом с ним… . ты представляешь эту картину? … умора – водитель потянул руку, на панели на боку лежал плюшевый пес, он поставил его на лапы, направляя мордой к себе, водитель продолжал заливаться смехом, – я то изначально уже из под сиденья монтировку достал, думал сейчас будет серьезный разговор, а там… . ха-ха… цапля… в грязи… .

     высмеявший, водитель достал из внутреннего кармана мятой рубашки полупустую не менее мятую пачку сигарет, и извлек из нее сигарету, по виду она также напоминала будто проехала не одну тысячу километров за рулем этого потасканного жизнью тягача:

     – а еще похожий случай был на заправке, там убогая заправка, чуть ли с одной колонкой, без крыши, асфальт весь разбит, будто с войны еще у немцев спиздлили и поставили себе, – повернулся лицом к плюшевому другу, – летом, короче, было дело, ну или весною, я стоял себе и там…

     машину перестало качать, дорога стала ровней, в свете фар, меж отражающих каплей дождя мелькнули постройки. Мужчина за суетился, вынул из рта сигарету и попытался выбросить в окно, получилось только со второй попытки, быстро закрыл свое окно и закрыв путь к свежему воздуху осознал в какой зловонии находится, огляделся, быстро открыл чуть ли не полностью окно, дождь сразу начал лупить по его плечу, пришлось прикрыть и оставить мелки зазор для воздуха. Выудил из под сиденья полотенце, по виду как будто отодрал от полового коврика, начал им быстро вытирать лицо, шею, руки. В свете фар на обочине мелькнула человеческая фигура, выругвшись водитель резко свернул на обочину и остановился заглушая мотор.

     Начал нервно посматривать в боковые зеркала, осматривать свою кабину, на соседнем сиденье лежали какие то бумаги, тряпки, лампочки, просто непонятный мусор все это благополучно было запихано под сиденье. В дверь постучали, и так же суетливо мужчина дернул на ручку и толкнул открывая грузную дверь грузовика. В салон ловкими движения впорхнула женщина, рыжие волосы. Которые сейчас были абсолютно мокрые, макияж так же оставлял желать лучшего, промокший топик, обтягивающий пышную грудь, миниюбка и длинные сапожки на высоких каблуках:

     – работаю, – женщина улыбнулась мужику, тот в свою очередь повернул ключи зажигания и завел фуру, – зачем? Поедем куда-то?

     – не… холодно… . , – пробормотал мужчина, попытался извлечь тряпку, которым не давно вытирал свое лицо, вспомнил в каком состоянии она, потянулся к сумке, лежавшая за сиденьем, извлек из нее уже нечто похожее на чистое полотенце и протянул гостье, струйки воды обильно стекали с нее на сиденье – я. . это… поломался. . торопился… и… это, –

     дама взяла полотенце и начала им вытирать свое лицо, волосы:

     – что не любишь мокрых девочек? А как насчет мокрой киски, мм? – подмигнула водителю, – или как тебе такой вид? – чуть наклонилась вперед, пальчиком потянула вперед мокрую кофточку демонстрируя отсутствие лифчика и свои округлости, капля воды стекла по её шее, ложбинке на грудь и застыла так и не упав с сосочка

     Мужчина двум руками сжал руль:

     – эээ… . сколько?

     – 1000 классика, 500 орал, – женщина вернулась в исходное положение, чихнув и шмугнув носом продолжила вытерать себя

     водитель открыл под рулем пепельницу, достал от туда пачку денег и протянул гостье

     – о-о-о, щедро, – улыбнулась, взяв купюры положила все рядом с плюшевой собакой, – но у меня такса, работаю как и все, лишнего не надо, – женщина поднялась с пассажирского сиденья и прошла внутрь кабины. Спальный отсек был в лучшем состоянии чем первая половина кабины, относительно чистенький матрасик, хотя может потому что тут особо ни кто и не бывает, в частности и сам хозяин, – может, согреешь уже меня? – легла на спину на постеьно, одна ножка на полу, другая высоко задрана и уперлась в боковую полку.

     Мужчина поднялся со своего сиденья и начал пробираться в глубь к проститутке. Шум дождя остался где-то там позади и позади вид через лобовое стекло, сейчас перед глазами была женщина с широко расставленными ногами и одной рукой ласкающая себе грудь, она притягивала его как магнитом, мужчина всем телом навалился на нее, на обхватила его ногами и он впился губами в её шею, перед его обонянием появились новые запахи, запах духов, запах шампуня, запах женщины. Не всилах больше больше сдерживать себя, он приспустил свои штаны, одновременно с ним дама отодвинула в сторну свои трусики и член вошел в мокрую то ли от дождя, то ли от желания пизденку гостьи.

     Водитель начал размашисто трахать проститутку, как фура качалась по волнам дорог, так и он прижавшись всем телом к ней планомерно вгонял свой член, двигаясь и качаясь по длиной ухабистой дороге, но только вместо руля, женские формы, а гул мотора заменился: “да, дорогой, продолжа, еще, еще… “и только в такие редкие моменты, хотелось что бы этот рейс ни когда не заканчивался, женщина стонала и извивалась под его телом, в так его толчкам… и вот коечная остановка, еще несколько толчком и мужчина обильно кончил в неё…

     Слезя с женщины, лег боком рядом с ней, она так же легла боком, что бы поместиться в двоем на этом матрасе и обняв прижалась к его груди. Тишину разбавлял лишь стуки капель по стеклу.

     – Как там Павлик, – спросил водитель

     – хорошо… начинает нравиться на секцию ходить… мне наверное уже пора…

     – нет, еще не пора, я наганю время

     – не надо! Знаю как ты нагонишь, гнать будешь всю ночь, не надо мне такого! – женщина привстала, насколько это позволяла кабина, – мне надо что б ты нормально ехал, – начала поправлять на себе одежду

     – подожди. . еще немного…

     – сколько тебе еще? – гостья села за пассажирское сиденье

     – два рейса… . и вроде все…

     – позвони

     – подожди, вот, – мужчина выудил с полки куртку и протянул, – возьми. . и собачку, Жожик звать

     – Жожик? Почему Жожик?: а куртка тебе еще пригодится, – женщина взяла плюшевого собачку, стопку купюр, обмотала все полотенцем, которым ранее вытиралась, обернулась к мужчина, подмигнув и послав воздушный поцелуй открыла массивную дверь и спрыгнула.

     Дверь кабины захлопнулась, Водитель сидел на кушетке, пытаясь уловить тот аромат что был, но его уже не было, был только запах соляры, табака и немытого тела