Чистильщик. Часть 21

     Часть двадцать первая.
Я открыл глаза и увидел перед своим носом не что иное, как миску Брауна. Я начал соображать, где я. После недолгих размышлений, понял, что у себя на кухне и почему-то на полу.

     Шатаясь, я поднялся на ноги. То есть сделал слабую попытку подняться. Ноги абсолютно меня не слушались и тело было полностью неподдающимся.

     Меня кинуло обратно. Трахнувшись всем телом об пол и создав этим страшный грохот на кухне и у себя в голове, я лежа на спине, стал беспомощно рассматривать потолок.

     – Тебе нравится так лежать? – раздался вдруг голос.

     Я долго моргал глазами стараясь успокоить “вертолет” в голове и в конце концов с трудом разглядел вверх тормашками силуэт Мишки стоящего в дверях кухни.

     После нескольких безуспешных попыток я ухитрился более или менее членораздельно произнести:

     – Мне не нравится так лежать…

     Смеясь, Мишка помог мне подняться на подкашивающиеся ноги и установил меня в вертикальное положение.

     – Ты как? – сочувственно глядя на меня спросил он.

     – Хреново. Пиво есть? – спросил я борясь с ватным языком.

     – Есть… – улыбнулся Миша.

     – Держи меня. Пошли.

     – Куда? – вытаращил глаза Мишка.

     – Туда где есть пиво. Скорее. Иначе меня ща вырубит по новой. Нужно топливо!

     Неверными шагами мы добрались до комнаты. Взглянув на Митю, который лежал в позе немецкой свастики на кровати, я понял что его донесли, а меня нет.

     Мишка, посадив меня на край кровати подал мне баклажку. Я с трудом отвернул крышку и принялся жадно пить. Он глядя на меня, лишь тихонько посмеивался.

     – Чего угораешь? – спросил я его когда осталась половина баклажки.

     – Да так… Просто вспоминаю как ты вчера пытался набить холодильнику морду, называя его отчимом. Круто было. Мы все тут угорели смеяться, в самом деле. Точнее мы с Дэном. Этот – Мишка показал на спящего Митю, не мог угорать. В общем шоу ты вчера устроил.

     – Да? Гм… Что-то не припомню. Помню, как в огороде скосило меня. И всё.

     – Ага! – опять засмеялся Миша. Помнить откуда тебе ещё. Мы задолбались тебя волоком по лестнице тащить. Ты ведь сначала в комнате был, а потом тебе видать механизм переклинило, и ты поперся на кухню… Потом вниз, потом опять на кухню. Морду бить. Отчиму! Ха-ха!

     – Волоком? Меня? По лестнице?! То-то так голова трещит… Ладно, фигня. Бывает. А этот то как? – я отхлебнул из баклажки и показал пальцем на Митю.

     – Да как, как? Да тоже малость побродил… Но его быстрее срубило… Всё требовал продолжения… Ну мы дали ему пива – Мишка немного смутился, но потом добавил: – С водочкой вперемешку. А то по-другому его бы не успокоили бы.

     – Жестоко… Гм… С водочкой… А мне случайно, вы ничего не давали? Ась? – я глянул на Мишку.

     – Да ты сам завалился вот точь-в-точь, так же как и недавно, – засмеялся он.

     – Мда… Нажраться мы вчера здорово нажрались. Митяй был прав. Кстати… – я ударил лежащего Митьку по заду ладонью. Тот не подавая признаков жизни, продолжал лежать. Я повторил, но уже посильней.

     – Мм… Идите все на хуй! Вон из искусства! – раздалось вдруг.

     – Во! Живой! – я перевернув Митьку на спину и стал трясти.

     Митяй сначала долго не открывал глаза, но потом вероятно его тряска достала и он вылупившись на меня сказал:

     – Здравствуй Ян.

     – Бляха… Ну, здравствуй искусствовед… – заржал я. Как головка? Трещит?

     – Головка? – всё еще продолжал в непонятках пялиться на меня он. Головка нет… А вот как ты говоришь чердак, – чердак раскалывается. И сушняк, – он пошамкал пересохшим ртом.

     – Вот ты в натуре… Даже с бодуна у тебя порево на уме… На вот, – я протянул ему баклажку. Хлебни, помогает, говорят.

     Митя привстал, и взяв пиво начал жадно пить. Допив то что там оставалось, вдруг сказал:

     – Ян. А ты помнишь, что мы вчера с тобой на уток собирались?

     – Каких уток? Ага бля… Конечно… Я не помню, как я на кухне то оказался, а ты говоришь утки…

     – Ну на кухне то ты оказался это я еще помню. Ты там разбор полетов с якобы отчимом устраивал. Чем-то тебе холодильник твой досадил наверно… Как он кстати. – Митька хмыкнул.

     – Целый. Живой… – рассмеялся Миша.

     Я пересел в кресло и повернувшись к Мишке спросил:

     – Дэн спит?

     – Не знаю… – пожал плечами он. Я в компьютер играл, пока ты костями не загромыхал на кухне. Наверно спит.

     – Тащи его сюда, – сказал я.

     – О’ кей… – сказал Миша и вышел из комнаты.

     Митька поднялся полностью, встал и потянувшись сказал:

     – Бля… Ян. Как хреново то! Чё делать то будем?

     – Спать, – пошутил я.

     – Обалдел что ль? И так не хило поспали. Может поправим здоровье то? А?

     Я взглянул на часы.

     – Час дня. Не особо то и не хило… Ладно. Сейчас посмотрим что почём… Погоди. Дай хоть мозги на место встанут.

     – Вот я и говорю! Надо мозги ставить на место – сделал жалкий вид Митя.

     – А чё ты думаешь? У меня водяра кстати кончилась в баре. А по-другому я лечить не буду. Полезет обратно это пиво. Так что идти придется кому-то.

     – Ну ты понял кому. Да? – Митька заржал.

     – Бля – сказал я смотря в потолок.

     Тут дверь в комнату открылась, и вошли Мишка с Денисом. Дениска подсел ко мне и поцеловав спросил:

     – Ну ты как Ян?

     – Ох фигово котенок. Плющит и колбасит как говориться. Так хуево что даже немного пиздато…

     – Надо думать… Я вчера тебя несколько раз спать укладывал, но ты все к этому холодильнику пристал, – улыбнулся он.

     – Да уже наслышан. Я вот что тебя позвал зай. Ты не ругайся сейчас на нас с Митькой, мы поправить здоровье собрались. А завтра начинаем трезвый образ жизни. Завтра к тебе поедем.

     Денис сначала не понял с спросонья что я сказал, только после того как протер глаза переспросил:

     – Что, что? Куда поедем?

     – К тебе поедем! Что, что! Будем базар вести, – улыбнулся я.

     – Какой базар? – опять удивился он.

     – Ну что ты как маленький? Диска! Надо ведь какие-то документы тебе?! Предкам скажешь, где будешь жить. И заодно меня познакомишь. Ну и всё такое.

     Денис сначала взглянул на Митю, потом на Мишку, а после спросил:

     – А ты что и правда, решил что я у тебя буду жить?

     – Тьфу ты ети его мать то! А до тебя только доперло? Я же тебе твержу уже об этом вот уж, какой день. Блин, котенок… Мне сейчас не до приколов… Так паршиво… В общем, ты понял да? Завтра я как новенький. А сейчас отпусти на волю… А? – я слегка улыбнулся.

     Денис обхватил меня с такой силой, что мне показалось он меня задушит.

     – Ян! Я помнишь, тебе говорил, что ты самый лучший брат на свете?

     – Ну помню… – ответил я.

     – Так ты вот самый, самый, самый, самый лучший брат. И я тебя обожаю! – сказал он.

     – Ну мы пошли? – спросил я.

     – Конечно! – радостно ответил Денис.

     – Ну, тогда по коням, – я повернулся к Мите. И вот что еще Мить. Возьми одну баклажку, сполосни её и тащи вниз. А я тебя там жду.

     Митька ничего не спрашивая взял ту же баклажку которую он только что допил и поплелся на кухню.

     – Что-то задумали, – сказал Мишка Денису, когда я выходил вслед за Митькой.

     Зайдя в спальню я взял из секретера немного денег и пошел вниз. Митя ждал меня уже там. Когда мы вышли за ворота он спросил меня:

     – Куда едем?

     – Какой на хрен едем?! Идем! Я не за какие барабульки за руль в таком состоянии не сяду!

     – Ну ладно… Куда идем то?

     – Ща увидишь. Я подумал, что ну её, эту водку. Сейчас я тебя таким самогончиком угощу, что у тебя глаза из орбит повылезают.

     – На экзотику потянуло? Да Ян? – Митя смотрел на меня грустными глазами.