БляDSкий американский колледж-3

     В ходе следствия полиция проверяла не только обстоятельства дела, непосредственно касающиеся мистера Би – их, также, интересовал вопрос: как сами девушки относились к интимной связи с преподавателем?

     Поначалу большинство уклонялось от прямых ответов, ограничиваясь словами – “А куда мне было деваться?!”. Но несколько студенток разоткровенничались и поведали о том, что лишь первый секс вызвал у них некий шок – потом они, что называется, “втянулись в процесс”. Отдельные девушки (по их признанию) даже стали получать удовольствие.

     – Мистер Балдман был хорошим мужчиной? Вы понимаете, что мы имеем ввиду? – спрашивали следователи.

     – Мистер Балдман был ХОРОШИМ мужиком! – ответили 65% опрошенных.

     – Вас не унижало обстоятельство, что вас принуждали к сексу?

     – Знаете… когда он сказал об этом впервые – да, было чувство, что тебя заставляют делать то, чего ты не хочешь. Но потом… потом всё происходило, большей частью, по обоюдному желанию.

     – Вы уверены?

     – Да, – так сказали около половины опрошенных.

     – Вы знали, что во время полового акта мистер Балдман ведет скрытую фото- и видеосъемку?

     Многие ответили утвердительно.

     – Разве Вас не смущало, что Вас снимают в столь откровенных позах?

     Ответы разделились: одни говорили, что предпочли бы заниматься сексом без съемки; другие утверждали, что наличие камеры, наоборот, добавляло адреналина.

     – Вам нравилось, что Вас снимают во время полового акта?

     Четверть студенток сказали, что “да”.

     – Мистер Балдман никогда не предлагал Вам посмотреть снимки или пленку с Вашим участием позднее?

     – Предлагал, – сказали почти все опрошенные.

     – Вы согласились?

     Семьдесят процентов ответили, что им было интересно увидеть себя со стороны в такой пикантной обстановке.

     

     Как вы думаете, для чего я публикую эти выдержки из протоколов допросов? . . Чтобы вы задумались: а так ли велика вина учителя? И насколько студенток можно считать “потерпевшими”?

     

     Постепенно в ходе следствия стала вырисовываться картина, отличающаяся от первоначальной версии обвинения: по сути, девушек не принуждали к сожительству – в большинстве случаев они сами были не прочь… эээ… совокупиться с приятным мужчиной. Сторона обвинения потихоньку вползала в тупик: как квалиффицировать действия преподавателя?

     Ко всему прочему, адвокат мистера Би начал активную работу с “потерпевшими”, и некоторые девушки поменяли свои показания. “Дело Балдмана” неуклонно разваливалось.

     

     ***

     

     – Дениза, скажите: Вы будете давать в суде показания против мистера Балдмана?

     Девушка опускает глаза в пол, в нерешительности покусывает губы:

     – Я не знаю…

     – Позвольте, но два месяца назад Вы твердо говорили, что этого негодяя следует упечь за решетку надолго!

     Молчание.

     – Что случилось за эти два месяца?

     Молчание.

     – Вам предлагали отказаться от прежних показаний?

     – Нет.

     – Что тогда?

     – Я считаю… что он не виноват.

     

     ***

     

     – Мелани, Вы будете выступать в суде на стороне обвинения?

     – Нет.

     – Почему?

     Вмешивается личный адвокат девушки, присутствующий при допросе:

     – Моя клиентка не обязана отвечать на такой вопрос.

     

     ***

     

     – Джамми, скажите: Вы по прежнему настаиваете на своих показаниях, что мистер Балдман не сделал Вам ничего плохого?

     – Да.

     – Разве он не принуждал Вас к сексуальным контактам?

     – Нет.

     – Вы соглашались по собственному желанию?

     – Да.

     

     ***

     

     – Нэнси, как Вы считаете: мистер Балдман заслуживает строгого наказания? Он должен отвечать за совершенные развратные действия в отношении студенток?

     – Я не считаю его действия развратными.

     – А что это по-вашему?

     – Девочек никто не принуждал… они сами шли…

     – У нас есть другие показания.

     – Да плевать, какие у вас есть показания, я отвечаю за себя, ясно? И отвяжитесь!

     

     ***

     

     – Мисс Карпински! В отличие от большинства потерпевших, Вы не принадлежите к группе студенток, с которыми мистер Балдман имел интимные связи. Вы работаете в колледже ассистентом?

     – Да.

     – Мистер Балдман принуждал Вас к сексу?

     – О чем вы говорите? Бред!

     – Отвечайте на вопрос.

     – Нет, конечно! НЕ ПРИ-НУЖ-ДАЛ!

     – Вы хотите сказать, что делали это добровольно?

     – Да!

     – Мы располагаем сведениями, что со стороны защиты Вам было сделано предложение изменить свои прежние показания за определенную плату.

     – Зачем кому-то предлагать мне деньги, если я и раньше говорила, что меня никто не принуждал?

     – Вы настиваете, что интимные отношения с обвиняемым происходили у вас по взаимному согласию?

     – Настаиваю!

     … Как читатель уже понял, обвинить препода в массовых насильственных действиях, следствию не удалось. Более того – дело приоретало паршивый оборот: пресса пронюхала, что у обвинения нет серьезных доказательств вины учителя и оно пытается нажать на “потерпевших”, с целью выбить у них нужные показания в суде. Прокурор округа вызвал к себе начальника следственного отдела и высказал ему всё, что он думал по этому поводу:

     – Джим! Я всегда старался поддерживать с Вами хорошие отношения. Но то, чем вы занимаетесь в последнее время, заставляет меня пересмотреть свою точку зрения!

     – Мистер Кроун…

     – Замолчите, я знаю, что Вы хотите сказать в свое оправдание! Послушайте! . . Лично мне этот Балдман противен, равно как и Вам, надеюсь. Но! Оказывается, у следствия нет прямых улик и Вам нечего предъявить на суде? Это так? . .

     Молчание.

     Только четыре девушки (из сорока восьми!) сказали, что выступят в суде на стороне обвинения. Бывалые юристы озабоченно качали головами: “Четверо “за” – против сорока четырех “нет”? Исход ясен до начала слушаний”. И были правы.

     Давайте отвлечемся от показаний, протоколов и прочей юриспруденции, и зададим себе простой вопрос: “ПОЧЕМУ львиная доля потерпевших поменяли первоначальные показания на противоположные? У мистера Балдмана (действуй он через адвоката) не могло быть суммы для подкупа 25-30 человек! ПОЧЕМУ другие потерпевшие с самого начала заявляли (прямо или косвенно) , что не видят в действиях учителя состава преступления?”.

     Попробуйте ответить на эти вопросы самостоятельно.

     

     ***

     

     Из протокола допроса свидетельницы М. Гарднер, заместителя директора коллежда:

     “-Миссис Гарднер! У Вас были интимные отношения с мистером Балдманом?

     М. Гарднер смотрит в сторону своего адвоката – тот слегка кивает головой.

     – Да, – отвечает Маргарет.

     – Что Вы знаете о других интимных связях мистера Балдмана?

     – Ничего.

     – На самом деле?

     Молчание.

     – Вам не было известно, что преподаватель Вашей школы принуждает учениц к вступлению с ним в половые контакты?

     – Нет.

     – Никто из студенток к Вам не обращался по этому поводу?

     Взгляд в сторону адвоката.