Библиофилы-2. Часть 18

     В дальнем от камеры углу с отрешенным выражением на породистом восточном лице сидела на стуле совсем юная, но при этом глубоко беременная черноволосая девушка. Из ее полурасстегнутой блузки были выпростаны молочные груди, сквозь белую кожу которых просвечивали нежно-голубые жилки. К этим грудям присосались сидящие на полу по обеим сторонам от девушки полуголые мужчина и женщина. Длинноволосый мужчина сосал очень нежно, одновременно запустив ладонь девушке в промежность и неторопливо разминая умными пальцами ее влагалище, а женщина, ярко крашеная блондинка, сосала агрессивно, то и дело сдавливая нетерпеливыми ладонями девичью плоть, и оставляя на коже ярко красные следы от помады.

     

     — Это Арсен, — пояснила Тина. — А раком стоит его жена Ануш. На стуле Аринэ — их дочь. Точнее, она дочь Ануш — у Арсена и Ануш не может быть своих детей. Те двое, что сосут Аринэ — Виктория и Сергей Медведевы, а это их сын Владик — на редкость ебливый мальчонка. Вы наушники-то наденьте, наденьте! Не пожалеете!

     -: малчык! Пасматры, какая жо-опа! — голос у Аарсена был низкий, хрипловатый, он говорил очень медленно, вкрадчиво и напряженно.

     — Ну, дядя Арсен! — канючил нетерпеливый Вадик, нервно дергая себя за розовый, чуть изогнутый кверху торчок. — Я больше не могу!

     — Сматры — сматры! А вот срака, выдыш? — толстый палец влез в бардово-черную зведочку и Ануш резко качнула бедрами, то ли пытаясь избавиться от незваного гостя, то ли, наоборот, пытаясь принять его поглубже. — Харо-ошая срака! Жи-ирная срака!

     Мужчина наклонился вперед, демонстративно нюхая зад Ануш и картинно закатывая глаза от восторга.

     -: Воню-у-чая срака! Хочыш ее ебать?

     — А-рсен! — громко и строго одернула его Ануш. — Не матерись! Он же ребенок! Ты же обещал!

     Арсен виновато оглянулся на жену:

     — Ладно: ладно, нэ крычы. — он примирительно погладил Ануш по изрядно помятой ягодице и опять переключился на Владика. — Хочыш маю жыну в сраку? Как пра-а-астытутку? Она жы, курва, всэм дает в сраку, тока минэ нэ дает. Больно, гаварыт! Только в пызду: ой, в манду дает. Вот сюда.

     Арсен с явным сожалением вытащил палец из задницы жены и широко растянул пальцами выбритую сильно пигментированную вагину, черневшую бахромой очень развитых малых губ.

     — Тетя Ануш, можно уже? — ныл Владик, пританцовывая от нетерпения.

     — А я знаю?! — раздраженно отозвалась Ануш. — Видишь, старый дурак еще не натешился. У меня у самой уже все болит. Арсен! Я сейчас встану и уйду!

     — Все-все! Зачэм крычыш!? Малчык, иды сюда! — поманил он Владика, положил его ладони на бедра жены, а сам взял его тонкий напряженный хуек толстыми пальцами и нежно подрочил.

     — Ц-ц-ц! Джигыт! — одобрил мужчина, нажал на стволик, прилаживая небольшую головку к заветному отверстию, и вдавил ее туда пальцами. — Ебы!

     Владик на удивление сдержанно и деликатно ввел свой хуек в попу Ануш на всю длину, выждал несколько секунд и только потом начал двигаться, постепенно наращивая темп. Ануш в голос заохала, совсем не стесняясь присутствующих.

     Арсен, не отрывая взгляда от живущего активной половой жизнью ануса жены, переместился к ее лицу и расплылся в блаженной улыбке, натянув ее ртом на свой обрубок.

     Ануш притихла, энергично отсасывая у мужа, зато стало слышно, как в унисон стонут Виктория и Сергей, разложившие на полу покорную Аринэ, тискающую свои сильно опавшие, выдоенные досуха груди. Сергей короткими толчками вгонял поблескивающий в электрическом свете член куда-то под толстый живот Аринэ, а Виктория крутила бедрами, размазываясь крупной пиздой по ее лицу.

     Варвара стянула наушники с головы и выдохнула:

     — Нда-а-а!

     — Обычное дело! — пожала плечами Тина. — Просто две дружные, крепкие семьи.

     — Нет, ну я все понимаю, но это же кавказский мужчина! Как такое вообще может быть?

     — Ну, так было не всегда, если честно, — призналась Тина. — Просто они с Ануш поздно поженились, а детей все не было. Сначала думали, что дело в Ануш — ничего не нашли, поэтому решили, что бесплоден Арсен. Медицина у нас тогда сами знаете какая была. Бегали по врачам, то-сё. Бесполезно. А тогда ни о каком же ЭКО и речи не было. Трагедия! Ануш чуть руки на себя не наложила — с трудом откачали. Говорят, когда ее Арсен из петли вынимал, чуть не рехнулся. А может и рехнулся, кто теперь скажет? Только через неделю он увез Ануш за границу, а через три месяца привез обратно. Беременной. Уехал черноволосым абреком, вернулся лысым, седобородым стариком.

     — То есть как это — беременной? Ты же говорила:

     — А вот так! Каком кверху! — Тина насмешливо смотрела на начальницу.

     — А-а-а. — осенило Варвару. — Он: пустил к ней чужого мужчину!?

     — И не одного! Специально искал среди мальчиков по вызову кандидатов, глаза им завязывал, потом перестал, когда понял, что это бесполезно. Её лицо прятал от них, потом тоже перестал. Как его переломало, как перемолотило его личность даже страшно представить. — Тина помолчала, глядя в экран, где Арсен поливал малафьей лицо жены. — А последним ударом для него было, что Ануш это все понравилось. После родов она стала погуливать, и очень быстро оказалась в койке у Вадима Преображенского. Ну, того, который в килте, ты его видела, Софкиного мужа. Так и закрутилось.

     Варвара Ивановна долго глядела в экран, о чем-то размышляя. Потом сказала:

     — В этой истории есть что-то жизнеутверждающее, ты не находишь?

     — А то! — ей в тон откликнулась Тина. — Особенно если знать, что отец будущего ребенка Аринэ — Арсен.

     Варвара с недоверием посмотрела на Тину.

     — Да-да! И нечего на меня так смотреть! И такое бывает: просто у двух любящих людей какая-то биологическая несовместимость, а с Аринэ оказалось все в порядке. И никаких проблем с наследственными заболеваниями. Мечты сбываются!

     Глаза Варвары Ивановны рассеянно блуждали между секторами экрана, но Тина видела, что подруга-начальница под впечатлением от рассказанной истории все глубже погружается в меланхолическое настроение. Это надо было срочно исправлять!

     — А вот посмотрите сюда, — тронула Варвару за плечо Тина, указывая на левый верхний сектор. — Вы все спрашивали, зачем Софка загромождает тренажерный зал всяким металлоломом. Так вот!

     В тренажерном зале о чем-то увлеченно болтали две симпатичные дамы и мальчик-подросток. Некоторый диссонанс в эту мирную сценку вносило то, что обе дамы были распяты внутри угрожающего вида конструкций, состоящих из блестящей стали и дорогой кожи. Одна из дам, одетая только в алый полупрозрачный лифчик, лежала на спине, и в ее беззащитно выпяченную, качественно эпилированную промежность с различной частотой вонзались резиновые фаллосы (во влагалище потолще, в анус — потоньше) , а другая, очень изящная, с красивой спиной, дорогим кружевным поясом на талии и съехавшим на правую лодыжку черным же чулком, лежала ничком с притянутыми к животу коленями и принимала в аккуратную, поблескивающую смазкой попу толстенный агрегат, больше всего напоминающий конский.

     Вся машинерия приводилась в движение какими-то бесконечными блестящими поршнями, коленчатыми валами и колесами, тела женщин под ритмичными ударами сотрясались, ухоженные промежности ходили ходуном, но лица оставались безмятежным, лишь подрагивающие брови и складочка, обозначившаяся на переносице у первой дамы, да голодный блеск в глазах у второй выдавали напряженное ожидание развязки. Паренек, сидящий между ними, лениво мастурбировал, заправив длинный член в искусственную вагину, насаженную на большой серый стакан.

     — Это наши педагоги, — саркастически усмехнулась Тина. — Вон та, которая просто приятная, это Мария Владимировна, а та, которая приятная во всех отношениях — Оксана Станиславовна. Математичка и химичка соответственно. Обучают разумному, доброму и вечному новое поколение в городской гимназии номер три.

     Потрясенная Варвара только вздохнула. Ее дневной ресурс удивления, видимо, был исчерпан уже давно, и ей оставалось только смешно закатывать глаза.

     — Между ними отличник и зубрила Мишенька, а это школьные звезды Марианна и Дарья. — Тина привлекла внимание Варвары к дальнему углу изображения.

     Там на корточках, обхватив голыми ляжками упругие подушки алой кожи, плотно насаженные на торчащие из них вибраторы, лицом друг к другу расположились две девицы, едва вышедшие из детского возраста, но уже щеголяющие внушительными, но, правда, еще не до конца оформившимися прелестями. Девицы с энтузиазмом сосали балдеющего от их жаркого внимания мальчишечку, пучащего круглый животик и высунувшего от удовольствия язычок — одна заглотила крошечный писюнчик вместе с яичками, елозя пухлыми губами по его безволосому лобку, а вторая, растянув его попку, старательно вылизывала и высасывала заднюю дырочку.

Страницы: [ 1 ]