Без горячей воды (инфантилизм). Часть 1

     Свой собственный заработок – это круто. Я никак не могла поверить, что больше не придется кляньчить у родителей деньги на карманные расходы – по крайней мере сейчас, во время летних каникул. Можно было начать подрабатывать няней еще пару лет назад. Несколько одноклассниц уже давно этим занимались – наверное с восьмого класса. А я начала только сейчас, когда перешла в десятый.

     “Если бы еще оставили с малышом, а не с восьмилетним мальчишкой” – вздохнула я про себя. Впрочем работа есть работа. Я присматривала за сыном одной маминой знакомой, уехавшей в срочную командировку. Командировка была заграничной и ребенка ей, разумеется, взять не разрешили. Вот и нужно было его на неделю куда-то пристроить. Сначала она хотела отправить мальчишку к нам, но потом решили, чтобы я пожила неделю в ее квартире. Я в принципе была не против, тем более что у них должны были вот-вот включить горячую воду. “Хоть помыться можно будет по человечески” – обрадовалась я. Ага, как же – повесили на дверь подъезда объявление, что задерживают на две недели.

     Если бы я знала, что не включат горячую воду, я б серьезно подумала, оставаться ли на неделю с этим мальчишкой. “И когда он начнет меня слушаться” – вздохнула я. Вот уже второй день я вынуждена была терпеть его хамство и грубость. Так и хотелось спустить сорванцу штаны и отлупить по голой попе. Я вспомнила, как отвратительно мальчишка вел себя вчера. Началось с того, что не могла дозваться его на обед. Полчаса безрезультатно искала по окрестным дворам и в конце концов пообедала одна. Когда же он наконец заявился домой, все джинсы были сверху донизу заляпаны грязью. Я сразу же заставила мальчишку их снять и кинула в стиральную машину. А самого отправила в ванную мыть обувь и ноги.

     Мои размышления прервал телефонный звонок. Как я и ожидала, это была Сашина мама.

     – Здравствуйте, Света, – сказала я в трубку.

     Сашиной маме было всего 26 и я называла ее по имени, хоть и на “Вы”.

     – Ну как ты с Сашей? – поинтересовалась Света, – Слушается?

     – И не спрашивайте, – вздохнула я.

     Я принялась жаловаться Свете на поведение ее сына. Рассказала, как Саша грубит, как не могла дозваться его на обед, как он заляпал грязью джинсы с кроссовками…

     – Ай-яй-яй, – послышалось из трубки, – Ну ничего, я с ним поговорю.

     – Пришлось повоевать, но все-таки заставила помыть ноги, – сообщила я, продолжая свой рассказ.

     – Молодец, – сказала Света, – Можешь проследить, чтобы он вообще каждый вечер их мыл? Хорошо, что горячую воду уже включили.

     – Неа, не включили, – сообщила я Свете.

     – Так что, он у тебя мыл ноги холодной водой? – обеспокоенно спросила Света.

     – Угу, – подтвердила я.

     – Ну ты, Оля, даешь! – в голосе Светы слышалось явное недовольство, – Так ребенка и простудить недолго. Надо было подогреть воду в кастрюле. Ноги всегда должны быть в тепле.

     “Иди ты нах… – подумала я, – Бедный ребенок простудится. Так над ним трясешься. Если бы я знала, как ты избаловала мальчишку, ноги б моей в этой квартире не было”

     – Ну ничего, – примирительно сказала Света, – Сегодня точно включат. Хотя должны были это сделать еще вчера

     – Не включат, – сообщила ей я, – Повесили на подъездной двери объявление, что горячей воды еще две недели не будет.

     – В прошлом году была такая же история, – вздохнула Света, – На месяц позже включили.

     – И в нашем микрорайоне никогда вовремя не включают, – пожаловалась я, – Иногда по два месяца горячей воды не бывает. Так устала ходить к знакомым мыться.

     – У тебя есть знакомые с горячей водой? – оживилась Света, – Слушай, а может вы туда вместе с Сашей сходите?

     – Помыться? – замялась я, – Даже не знаю.

     Я по прежнему злилась на Свету. Сначала она меня отчитала, а теперь о таких вещах просит. Самой напрашиваться к малознакомым людям неловко, а тут еще с мальчишкой.

     – Ну может все-таки сходите? – не отставала от меня Света, – Саша у меня уже больше недели не мылся. Не ходить же в самом деле в общественную баню. Там такая антисанитария.

     Я поморщилась, вспомнив свой единственный визит в общественную баню: грязь, тараканы…

     – Хорошо, – сказала я Сашиной маме, – Попробую обзвонить знакомых. У кого-нибудь горячая вода точно будет.

     – Конечно где-то будет, – уверенно сказала Света, – Ее ж поочередно по районам положено отключать.

     Я попыталась вспомнить, у кого могла быть горячая вода. “Кажется у Насти, – подумала я, – Она мне позавчера рассказывала, как впервые за три недели нормально постояла под душем” Больше я никого с горячей водой не знала.

     – А с едой у вас как? – поинтересовалась Света, сменив тему, – В холодильнике еще что-то осталось?

     – Пустой, – вздохнула я, – Борщ закончился, голубцы тоже. Сосиски съели сегодня на завтрак.

     – Так что ж вы на обед будете кушать? – обеспокоенно спросила Света.

     – Не волнуйтесь, я что-нибудь куплю, – успокоила я Сашину маму, – Как раз собиралась идти в гастроном.

     – Зайди в кулинарию, – посоветовала Света, Купи котлет и других полуфабрикатов, чтоб самой не готовить. А дома просто кинешь на сковородку. О деньгах не беспокойся. Если не хватит того, что я на еду оставила, я тебе потом все отдам.

     Вспомнив, какую сумму мне оставила Света, я подумала, что на эти деньги можно безбедно жить целый месяц. Все равно было так лениво тащиться в магазин и потом готовить – даже полуфабрикаты. Но ничего не поделаешь – не помирать же с голоду.

     – Ой, Оль, совсем забыла, – спохватилась Света, – Как-то неловко спрашивать. Саша вчера ходил в туалет по большому?

     – Что?!!! – возмущенно вырвалось у меня, – Мне что стоять под туалетной дверью и слушать, что он там делает?

     – Ну не обижайся, – сказала Света, – Просто у Саши в последнее время часто бывают запоры. Если больше двух дней не будет какать, обязательно мне позвони.

     – Хорошо, – пообещала я, – Я теперь Вас об этих вещах обязательно буду уведомлять. Кстати, а сколько раз он сходил по маленькому тоже считать?

     Я тихонько засмеялась.

     – Тебе смешно, а у нас это серьезная проблема, – сказала Света, отсмеявшись, – Решается в основном клизмой.

     – Я тоже могу поставить Саше клизму, – предложила я в шутку, подумав, как прикольно было бы снять восьмилетнему мальчишке трусы и всунуть в попу резиновую грушу.

     – Ага, так он тебе даст это сделать, – засмеялась Сашина мама, – Уже большой, стесняется. Даже от меня дверь в ванную запирает, когда купается.

     Разговор продолжался еще пару минут, в течение которых я вынуждена была терпеливо выслушивать Светины указания. Дождавшись, когда Сашина мама наконец попрощалась, я нажала на кнопку сброса и тут же начала набирать Настин номер.

     – Алё, Настя? – поздоровалась я, когда на другом конце провода подняли.

     – Привет, Олька, – радостно ответила Настя, – Ну как, нравится быть няней?

     – Уже жалею, что согласилась, – вздохнула я, – Постоянно воюю с мальчишкой. Совсем не слушается. Ты не представляешь, что мне от него приходится терпеть. Ужасно себя ведет: грубит, на обед не дозовешься… Про мамашу его я вообще молчу. Так ко мне придирается. Постоянно чем-то недовольна. Видите ли не надо было заставлять его мыть грязнющие ноги, потому что вода холодная.

     – Бедная, – сочувственно сказала Настя.

     – А еще, знаешь, о чем она меня попросила? – не унималась я, – Следить, как он ходит в туалет и докладывать, сходил по большому или нет. Ребенок страдает запорами…

     В трубке послышался сдержанный смех.

     – Я отшутилась, – продолжила я с улыбкой, – Сказала ей, что могу поставить мальчишке клизму.

     – Мы вчера вечером младшенькому ставили, – сообщила Настя.

     Я вспомнила, что у Насти было два маленьких племянника.

     – У нас с Павликом в последнее время просто беда, – вздохнула Настя, – Никак без клизмы покакать не может. Вот и приходится чуть ли не каждый день ее ставить. Рёв, крики – он так этой процедуры боится. Поэтому обычно все делаем с Оксаной вдвоем – я держу, чтоб не вырывался, а она сует в попу резиновую грушу.

     – Сколько ему? – поинтересовалась я.

     – Через две недели будет годик, – ответила Настя.

     – А старшему? – спросила я, – У тебя ж два племянника.

     – Старшему уже три, – сказала Настя, – Тоже были до года проблемы со стулом.