Банный день в летнем лагере. Часть 5

     – Мы своему попу без всяких тряпочек моем, – заметила Маша.

     – И мы с сестрой просто руками, – сказала Лена.

     – Кстати, а как ее правильно мыть? – поинтересовалась самая младшая девочка.

     – Попу? – уточнила медсестра, – Точно так же, как все остальное – с мылом.

     – Эт понятно, – сказала девчонка, – Я про саму дырочку спрашивала. Ее мыть надо?

     – А как же, – усмехнулась медсестра, – От брезгливости, девочки, надо избавляться. Вы же будущие мамы. Не говоря уже, какие у малышей попы грязные. Вчера их осматривала – ни один нормально вытираться после туалета не умеет.

     – Мы видели их трусы, – сказала Маша, – Мальчики в этом возрасте особой опрятностью не отличаются.

     – После попы, продолжая держать ребенка в той же позе, намыливаем ему мошонку, – снова принялась объяснять Таня, – Вот так, сзади.

     – Мальчишки так ужасно боятся щекотки, – улыбнулась Лена, наблюдая за отчаянно вырывающимся Вовой, – Мой племянник тоже не может терпеть, когда ему моют яички.

     – Боится или нет, надо как следует помыть его маленький мешочек, – сказала медсестра.

     Помучив дрожащего всем телом мальчика еще полминуты, медсестра заставила его выпрямиться.

     – Ого, как писька торчит, – хихикнула одна из девчонок, – Даж неудобно на это дело смотреть.

     – Ты специально писюльку напряг? – насмешливо поинтересовалась у мальчика Лена, – Чтоб медсестре было удобнее ее мыть?

     – Так удивляетесь, как будто в первый раз увидели, – усмехнулась Таня, – А только что заявляли, что купаете дома маленьких мальчиков.

     – У нашего частенько во время купания пипка напрягается, – сказала Маша, – Но чтоб так…

     – Детская эрекция – совершенно обычное явление во время купания и гигиенических процедур, когда малыша трогают между ножек, – заметила Таня.

     – Или когда хочет писать, – добавила одна из девочек, – Самый верный способ определить, что пора перед горшком ставить.

     – Ты сходил в туалет перед тем, как идти мыться? – поинтересовалась медсестра у Вовы, еще больше его смутив, – Чего молчишь? Ира, вы со Светой проследили, чтоб все дети сходили перед душем в туалет?

     – Что?! – недовольный посмотрела на Таню вожатая, – Я уже и в туда их должна за ручку водить? У нас же не детский сад. Сами должны знать, что перед купанием положено сходить в туалет.

     – Нашего как ни заставляй перед купанием в горшок писать, все равно умудряется пустить в ванну струйку, – сказала Маша, – И всегда так довольно лыбится. Скоро четыре будет, а до сих пор любимое развлечение.

     – Шестилетние в такие игры уже не играют, – сказала стоящая за ней девчонка.

     – Не факт, – усмехнулась Настя, – Мой братик и в шесть лет во время купания фонтаны пускал.

     – Потому что никто ему не объяснил, что большим детям этим заниматься очень некрасиво, – сказала медсестра, – В этом возрасте ребенок уже должен уметь терпеть. И проситься, если хочет писать.

     – Мама ему сто раз говорила, – вздохнула Настя, – И я стыдила.

     – Мальчишки из вредности это делают, – заявила Маша.

     – Похоже и этот Вас приготовился из своей пипетки полить, – сказала медсестре Лена, – Не боитесь перед ним стоять?

     – Тань, и вправду не стой перед ним, когда пипун в таком стоянии, – попросила Ира.

     – Уже и вожатую напугали, – шутливо проворчала Таня, – А вот сейчас прямо на вас направлю!

     Медсестра развернула мальчика лицом к девчонкам, улыбнувшись, как те в панике расступились.

     – Посмеялись и хватит, – сказала она, подождав, когда девочки вернутся, – Но вообще-то, купая мальчика, лучше прямо перед ним не стоять. Особенно когда моешь писюнчик. Которым мы сейчас и займемся.

     Таня приподняла пальцами маленький Вовин стручок.

     – Только малышам до года писюнчик просто споласкивают водичкой, – пояснила она, – А таким большим его можно смело мыть с мылом – и снаружи, и под кожицей. Открываем крайнюю плоть – вот так. И осторожно моем.

     – Так дернулся, – сказала одна из девчонок, кивнув на Вову.

     – Как будто током стукнуло, – усмехнулась Маша.

     – У мальчиков очень чувствительная головка, – пояснила медсестра, аккуратно намыливая дрожащему Вове письку, – Так что сильно не трите. И следите, чтобы мыло не попало в щелочку – иначе ребенку потом будет больно писать.

     – А что? – хихикнула стоящая рядом с ней девчонка, – Мальчики из этой щелочки писают?

     – А откуда еще? – хмыкнула Лена, – Такая ты, Анжела, темная.

     – Честно не знала, – улыбнулась Анжела, – Мы с сестрой племяннику никогда писюшку не открывали.

     – И зря, – заметила Таня, – Обязательно нужно открывать. Чем раньше, тем лучше. Чтобы кожица легко оттягивалась и можно было под ней мыть.

     Медсестра снова взяла тряпочку и принялась поливать ее жидким мылом.

     – Ну вот и все премудрости купания мальчиков, – сказала она, намылив Коле ноги, – Осталось только голову помыть.

     Быстро помыв Вове голову, Таня заставив его встать под душ и аккуратно смыла все мыло – в этот раз без всяких тряпочек, голой рукой.

     – Готов! – объявила она, – Можно вытирать. Где его полотенце?

     Одна из девчонок дала медсестре нужное полотенце и Таня начала быстро вытирать мальчика.

     – Ну что, запомнили, как все делается? – обратилась она к девочкам.

     – Угу, – дружно кивнули те.

     – Тогда я побежала, – сказала медсестра, вытерев руки краем банного полотенца.

     – Спасибо, – поблагодарила ее Ира, – Так классно все объяснила.

     Таня сняла белый халат и быстро вышла из зала. Даже после ее наглядной демонстрации Саша отказывался верить, что его точно так же будет кто-то мыть. Он в ступоре наблюдал, как девчонки берут стоящих впереди мальчиков и уводят их в душевые кабинки. Большинство мыли детей просто руками. Судя по реакции мальчиков, это было ужасно щекотно, особенно когда девчонки мыли их между ног.

     Саша не просто боялся щекотки – он ее ненавидел. Кто вообще выдумал, что это приятно? Особенно детям. Почему когда он был помладше, все лезли его щекотать? От щекотки запросто умереть можно. Или описаться – а потом умереть от стыда. “Ладно ступни или подмышками, – продолжал размышлять Саша, – Но там?” В самых интимных и уязвимых местах, на которые он даже маме не позволял смотреть – не то что трогать. Да и когда полгода назад она его купала, было только чуть-чуть щекотно.

     Наверно потому, что терла губкой, а не руками. И делала все намного быстрее. А эти девчонки специально подолгу всех между ног моют, заставляя дрожать и извиваться от щекотки. И смеются над своими подопечными – еще как нравится мучить. Представив, что ему придется точно так же гарцевать перед одной из девчонок, Саша густо покраснел. Нашли предлог между ног пощупать. И девушки-вожатые из других отрядов, которые постоянно приходят к Ире. Она что на экскурсию их сюда позвала? Показать, как моют ее отряд?

     Через неделю предстояло пережить еще один банный день. “Четыре за смену” – подсчитал Саша, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Мама в заграничной командировке – никак его пораньше из лагеря не заберет. Иначе б уговорил завтра же это сделать. “Нет, сегодня вечером” – продолжал размышлять Саша. Мама б сразу приехала, услышав в трубке, как он плачет. А уж узнав, как с ним в этом ужасном лагере обращаются…

     “Да если б не ее дурацкая командировка, – обиженно засопел Саша, – Она б меня никогда в подобное учреждение не отправила”. Кому тут может понравиться? Как сюда можно детей посылать, если над ними так издеваются? Хуже больницы, в которой он год назад провел две недели. Там его тоже несколько раз купали, как малыша – студентки, что работали медсестрами. А тут вообще 14-15-летние школьницы, которые всячески демонстрируют свое превосходство. И ведь действительно не найти ни одного изъяна. Некрасивых он бы не так стеснялся. “Они что самых симпатичных отбирали?” – подумал Саша, украдкой разглядывая старших девочек. Было так ужасно чувствовать себя беспомощным малышом на фоне девчоночьего совершенства. Не говоря уже о недосягаемой вожатой Ире.

     Ира следила за порядком – чтобы все спокойно стояли в очереди, не толкались и не баловались. Наблюдая, как движется очередь, Саша принялся гадать, к кому он попадет – точнее хотел бы попасть, раз одной из этих девчонок предстояло его мыть. “Жалко, что сама вожатая никого не моет” – подумал он. Сгорел бы у нее со стыда, но не так обидно, как у девчонки из первого отряда. А тут похоже не только из первого – была парочка девочек помладше, из второго.