шлюхи Екатеринбурга

Банковская служба

     Шла середина декабря, самый разгар рождественских покупок, и половина кассиров в нашем банке была больна гриппом. К сожалению, я не была одним из них. Очереди клиентов были бесконечны, и мы с Сандрой были вынуждены пропустить утренний перерыв, чтобы справиться с ситуацией. Нам пообещали, что пришлют смену из других филиалов в 12: 00, но сейчас было только 11: 15, и я уже довольно сильно хотела в туалет. Мой мочевой пузырь был неприятно полным, но все, что я могла делать, это держать вымученную улыбку для клиентов и ждать.

     Время ползло ужасно медленно. Я была уверена, что прошел целый час, а на часах было только 11: 30. В отчаянии я украдкой поглаживала юбку, мечтая засунуть под нее руку и нажать себе между ног, чтобы дать моим усталым мускулам отдых. Но сделать это, увы, я не имела никакой возможности.

     Я видела, что Сандра находится в таком же затруднительном положении. Это действительно было огромным просчетом нашего руководства, бросить нас в такой ужасной ситуации, ожидая, что мы сосредоточимся на таком важном деле, как обработка денег.

     В 11: 50 я уже не могла сидеть, не двигаясь. Я сжимала и разжимала ноги, прилагая все усилия, чтобы уменьшить давление в мочевом пузыре. Пояс моей юбки как будто сократился на несколько размеров. Я никак не могла сконцентрироваться на работе, и приходилось по несколько раз пересчитывать деньги перед передачей их клиентам. Я быстро приближалась к своему пределу, и молилась, чтобы минуты бежали быстрее. Они, конечно, меня не слушались.

     И вот, наконец, на часах 12: 00! Я стала оглядываться на дверь позади комнаты, ожидая спасительную смену, которая избавит меня от отчаянной ситуации. Когда через пять минут никто не появился, я запаниковала. Я и моя коллега действительно не могли больше терпеть! Мы переглянулись с Сандрой, и вдруг она жалобно вскрикнула: “Извините!”, повесила табличку “Закрыто”, и выскочила из комнаты.

     Я не могла поверить, что Сандра бросила меня! Клиенты стали громко возмущаться, некоторые покинули банк, но большинство присоединились к моей очереди. Я готова была разрыдаться, последним усилием воли сохраняя самообладание. Я продолжала работать, надеясь, что Сандра вернется, чтобы позволить мне добежать до туалета прежде, чем будет слишком поздно, но она не появлялась. Неужели она ушла обедать, и оставила меня одну? Разве она не видела, что я так же безумно хочу писать, как и она?

     Через несколько минут неизбежное случилось: я потеряла контроль на мгновение и упустила струйку мочи в трусики. Я поняла: нужно бежать в туалет. Как угодно. Я повесила табличку и встала, тут же почувствовав тяжелую выпуклость в низу живота. Не обращая внимания на сердитые голоса клиентов, я поспешила к двери и помчалась по коридору в туалет.

     На полпути, около открытой двери на кухню, вдруг кто-то схватил меня за руку. От неожиданности я снова потеряла контроль над своим мочевым пузырем и опять намочила трусики. Я кое-как остановила поток, но к настоящему времени у меня внутри уже все горело.

     – Эй! – крикнула я сердито, пытаясь освободиться, но меня держали крепко. Неизвестный затащил меня на кухню, где я увидела Сандру, сидящую на стуле. Ее руки были крепко связаны за спиной, а рот заклеен скотчем.

     Рядом находились еще две связанные женщины из персонала банка и вооруженный человек в черной куртке и черной маске. Я повернулась и увидела, что мужчина, схвативший меня, одет точно так же и тоже с оружием. Все еще держа мою руку, он вынудил меня сесть на свободный стул.

     – О нет, пожалуйста, – умоляла я, понимая, что он собирался делать. – Мне очень нужно в туалет!

     – Заткнись! – сказал он резко.

     Второй грабитель подошел ко мне с веревкой в руках.

     – Нет! – зарыдала я. – Я действительно очень хочу в туалет!

     Я сказал, заткнись! – повторил первый.

     Он выглядел угрожающе, явно был у них за главного. Мне пришлось подчиниться. Я из последних сил сжала бедра вместе, в то время как второй грабитель связал мои запястья за спиной.

     Мой мочевой пузырь был готов вот-вот лопнуть, и я осмелилась еще раз молить о милосердии.

     – Пожалуйста, пустите меня в туалет, – попросила я. – Я не могу больше терпеть!

     В ответ злодеи молча заклеили мне рот липкой лентой. Беспомощная, я скрестила ноги, напрягая каждый мускул, чтобы продержаться, пока этот кошмар не закончится.

     Я заметила, что серая юбка Сандры промокла; очевидно, они не позволили и ей сходить в туалет. Я закрыла глаза, ясно представив, что этот ужасный позор сейчас случится и со мной. В панике я начала корчиться в стуле, неистово двигая коленями и дыша шумно через нос в остром удушье. Я никогда не испытывала такого безумного желание писать за всю свою жизнь!

     Внезапно дверь распахнулась. Я испугалась и выпустила очередную порцию мочи в нижнее белье. Вошел еще один человек в маске.

     – Снаружи полиция! Кто-то, должно быть, успел нажать кнопку тревоги! – закричал он.

     – Дерьмо! – воскликнул главарь, – Что с деньгами?

     – Все погружено, но как теперь выйдем? Они нас перестреляют!

     Мой мучитель посмотрел на меня.

     – С заложником! – сказал он, и подступил вплотную. – Вставай! – заорал он мне.

     Я замотала головой. Грабитель схватил меня за волосы и грубо поднял. Я застонала, судорожно скрестив ноги, но он толкнул меня к двери, вынуждая идти. Я захромала, прилагая все усилия, чтобы держать бедра прижатыми друг к другу, но его повторные толчки вынудили меня идти более широкими шагами.

     

     Меня вытащили на задний двор здания банка, где стоял белый фургон грабителей. Внутри были видны сумки с деньгами.

     – Полезайте в фургон, – сказал главарь. – Я постараюсь обеспечить нам безопасный проход.

     Он снова стал толкать меня перед собой. Каждый мой шаг отзывался дикой болью в измученном мочевом пузыре. Я не знаю, как мне удавалось не описаться, но так или иначе я пока держалась.

     Я увидела, что патрульные машины заблокировали улицу. Вооруженные полицейские сидели за машинами, их оружие было нацелено на нас. Позади полиции, на безопасном расстоянии, я заметила фургон телевидения с камерой, установленной на крыше и ведущей прямую трансляцию для голодной до развлечений аудитории.

     Начались переговоры между грабителем и полицейским, но я не помню, о чем они говорили. Я изо всех сил корчилась и приседала, стараясь не опозориться по национальному телевидению. Внезапно грабитель схватил меня и заорал: “Стой прямо!” Я замотала головой, пытаясь сказать ему, что я не могу, но получилось только неразборчивое бормотание. Он направил на меня пистолет, и с огромным усилием я заставила свои ноги прекратить двигаться.

     От напряжения я стала задыхаться, прижимая бедра друг к другу со всей силы, чтобы компенсировать нехватку движения, но это была плохая замена – мое желание писать стало просто невыносимым. Перед десятками глаз, не говоря уже о телекамерах, я начала писать, на сей раз неудержимо. Моча через колготки потекла из-под юбки мимо дрожащих коленей и залила мои туфли. Вокруг меня образовалась лужа, туфли наполнились мочой.

     Я смотрела на мокрое пятно, распространяющееся по передней части моей юбки, и понимала, что такое же пятно наверняка у меня сзади. Я еще не осознавала, что обмочилась на глазах сотен тысяч людей. Я просто закрыла глаза, наслаждаясь наступившим облегчением и стараясь не думать о том, что мне придется еще научиться жить с этим невероятным позором.

     В конце концов, что я могла сделать?

Страницы: [ 1 ]