Бабуля (Вольный перевод с английского)

     

     То, что произошло со мной, очень трудно назвать одним словом.

     Меня зовут Джоан, мне 65 лет и я живу с моей невесткой и ее сыном Кенни. Мой муж и мой сын погибли в автомобильной катастрофе четыре года назад. Я переехала к невестке, потому что мне нужен был уход. У меня рак кожи, хотите вы этого или нет.

     Невестка была не против, но при одном условии – я должна была бросить пить. Я так и сделала, но после курса лечения снова запила. Конечно же, я скрывала это от них. Что тут говорить, я – полный алкоголик, но мне плевать на это, если честно. Старой женщине надо больше думать о смерти и меньше – о делах земных. И пока я так думала, никаких проблем не возникало.

     Проблемы начались, когда я вдруг подумала о том, что мне позарез нужен свой собственный дом. Игривая мысль тут же повергла меня в тоску и я пошла к своему тайничку, где была припрятана початая бутылка чего-то крепкого. Тайник был в спальне, и мне не стоит вам говорить, что внук вошел туда именно в тот момент, когда алкоголь, булькая, переливался из тонкого горлышка в стакан.

     – Так, посмотрим, что у нас здесь, – сказал Кенни, удачно имитируя голос врача из больницы, где я лежала. – Бабушка, а ты в курсе, что мама не разрешает тебе пить вообще и в нашем доме в частности?..

     – Знаешь, Кенни, – ответила я, не прекращая процесса перемещения вожделенной жидкости из бутылки в стакан, – мне это уже не повредит… Но, в принципе, я буду не против, если все это мы сохраним в тайне. Ты как?

     Я покосилась на мальчика и поняла, что он тоже захвачен этой мыслью и лихорадочно думает, чтобы этакого с меня затребовать. Мне стало немного смешно – что можно спросить с больной старухи, к тому же далеко небогатой? Но я по-своему любила внука и решила сделать ему предложение.

     – Кенни, я дам тебе стольник, ладно? Конечно, такие деньги – сущее разорение для меня, но все же я думаю…

     – Бабуля, мне не нужны деньги. Мне надо кое-что поинтереснее…

     С этими словами он подошел ко мне и ласково погладил мою ногу. Я увидела, что его джинсы напряглись в подростковой эрекции, и немного испуганно вскочила с кровати.

     – Кенни, кто из нас болен, а? Я старая женщина, твоя бабушка, мне шестьдесят пя…

     – Я знаю. Именно поэтому мне нужна ты. Мне нравятся дамы в возрасте…

     В устах тринадцатилетнего сопляка такие звучали до нелепого высокопарно. Мысленно я уже приготовилась дать ему соответствующую отповедь, да еще в таких выражениях, что он надолго забудет дорогу в эту спальню. Не забывайте, что я все-таки алкоголик… Однако, Кенни продолжал говорить, и, по мере его повествования, мне все меньше и меньше хотелось выпить ту водку, которую я приготовила на его глазах.

     – Ты знаешь миссис Кларк, – поинтересовался внук, почесывая локоть, – библиотекаршу?.. Ну так вот, я трахнул ее до того, как она умерла в прошлом году. Мне нравятся старые девочки. И Бог мне помогает, блин… Знаешь, этот запах, висячие груди, эти животы и письки… Волосатые старые письки – вот что мне нравится больше всего.

     Он опустил свой мечтательный взгляд на меня и улыбнулся.

     – А теперь я хочу тебя, бабуля. И, верь мне, я получу свое…

     Последние слова он произнес сквозь зубы и на мгновение мне представился злой дух, вселившийся в юную плоть. Я едва успела поднять руку, чтобы перекреститься, но Кенни опередил меня, расстегнув джинсы и вытащив оттуда подростковый стручок – тонкий и крепкий. “Ну вот и наказания за мои прегрешения”, обреченно подумала я.

     – Или ты отсосешь у меня, или можешь паковать вещички, бабуля.

     Я ощущала себя как во сне. Но мои слезы и увещевания не произвели никакого эффекта на внука.

     – Джоан, я считаю до пяти, а потом я уйду. И ты тоже. Потом. Итак, один-два-три-четыре… Что ж, я думаю, тебе пора подыскать себе другое жилье… Где-нибудь поближе к помойке…

     Я не дала ему сделать ни шагу к дверям, упав перед ним на колени. Можно долго распинаться по поводу силы воли и нравственности, но особенно это удобно делать в теплой постели, будучи сытым и довольным, и зная, что у тебя пара миллионов завалялась в банке с прошлого года. В моем же случае, мне хотелось лишь спокойно дойти до конца, и уж никак не подвергать себя испытаниям на закате лет. Да и потом, не развалюсь же я, если отсосу у этого поросенка!..

     Одним словом, я взяла его член в ладони и взглянула на Кенни в последний раз. А потом он начал трахать меня в рот – да, прямо так, буквально насаживая мою голову на свою плоть. Мальчик намотал мои волосы на руку, как гриву у лошади, и время от времени больно вздергивал ее вверх. Его член оказался на удивление горячим, и я ощущала языком, как там у него бьются вены.

     Наверное, я подзабыла, как делается минет, потому что Кенни рывком выдернул свой аппарат из моего рта и раздраженно сказал:

     – Дыши носом, бабуля, а языком работай!..

     Мне стало немного обидно, ибо я и так старалась, как могла. Но внук уже засунул член мне обратно в рот и моя тирада осталась невысказанной. Он двигался быстро, быстрее, чем я могла уследить; и все, что мне запомнилось, это тепло во рту да его яйца, похлопывающие меня по подбородку.

     – Да, соси сучка! Соси, меня-а-а.. У-у-у! – он негромко завыл, словно похотливый котяра и кончил прямо мне в рот. Я захлебнулась в его сперме, похожей на расплавленный воск, давясь и выплевывая ее наружу.