Армейская невеста. Часть 1

     «Когда Дениска меня увидит — ошалеет» — думала Таня и улыбалась.

     

     Она шла по перрону вокзала. Вот он какой, Уссурийск, где служит ее Дениска! Дениска много описывал город в письмах. Теперь и она его увидела. Осталось только на автобусе добраться в центр и отыскать воинскую часть. Вот сюрприз-то будет! Она не думала о трудностях поиска самой части, ее грела мысль, что Дениска, где-то рядом в этом городе. А что тут сложного, найти часть? Зайди в любую комендатуру и скажи волшебное слово Вч 21142, всё! Делов-то. Комендатуры она не нашла, зато натолкнулась на патруль в составе ленивого сержанта и двух солдат с красными погонами и белыми ремнями.

     

     — Мальчики… Вы должны знать. — Обратилась она к солдатам. — Где мне найти вч 21, 142?

     

     Сержант более, чем лениво окинул ее взглядом. Посмотрел в лицо, перевел взгляд на ноги, талию, грудь. Немного оживился удовлетворенный осмотром. Девушка ему понравилась. Еще бы! Такой жопец иметь… Такой бабе и бы сказать: «В койку!»

     

     — Тебе-то зачем?

     — Мой жених, кхм, будущий муж, служит в этой части.

     — Аааа. — Разочаровался сержант. — Пойдем в комендатуру. Вы двое — нести службу!

     — Есть, товарищ сержант!

     

     У девки баулы, как бы не в четверть центнера… Наверное, пирожков своему тащит. Экспроприировать надо бы. А может и не надо, если он уже дед. Если салага, по обстоятельствам, но если дух — сам бог велел. Сержант напряг всю мощь своего интеллекта. Надо бы бабе помочь с баулами-то, негоже идти рядом налегке.

     

     — Воин! — рявкнул он повернувшись к своим сослуживцам.

     

     Один из них метнулся к сержанту.

     

     — Взять вещи девушки и оттащить в комендатуру, бегом марш!

     — Есть! — Солдатик подхватил сумки и рванул со всех ног в комендатуру.

     

     Сначала нужно выведать какой срок служит ее парень, а потом решать, что делать с пирожками, но Таня из словоохотливых девушек, выщебетала, все военные и не очень, тайны сержанту. То, что уже три месяца Дениска служит в этом славном городе, в учебном, Барановском полку вч 21, 142, рота 2 А, что она, таки, решила поселиться здесь на время пока он, Дениска, будет нести службу, что потом они обязательно поженятся, и у них, конечно же, будут дети.

     

     — Дух значит… Как тебя зовут? — задавал важные, дополнительные вопросы сержант.

     — Таней меня зовут, Ивановой, из Вологды мы с Дениской Кашиным.

     — Ясно. Значит, твой Денис позвал тебе ехать?

     — Нет, конечно! Он и не знает о том, что я так решила. Так получилось… Сюрприз…

     

     «Дурочка», — думал сержант, — «такую уговорить нехуй делать. » Хм… Идея, однако. А что? Лейтёха сейчас по-блядям шляется, комендатура до семи вечера в полном распоряжении.

     

     Сержант скрежетнул ключом в замочной скважине, отпер дверь комендатуры. Кивнул солдатику, чтобы занес вещи.

     

     — Воин, нести службу в патруле!

     — Есть! — Солдатик козырнул, ладонью у фуражки с поломанным козырьком и исчез.

     — Так, девушка, присаживайтесь, — сказал сержант перейдя на официальный тон, предварительно заперев двери на ключ, — сейчас будем составлять протокол о задержании.

     — Каком задержании? — простодушно не поняла Таня.

     — Обыкновенном… Вы знаете, что вч 21, 142 секретная? Туда не только нельзя проникнуть, но и… Ваш «Дениска» попал, что называется…

     — Как попал?

     — Обыкновенно. Он вам передавал секретные данные.

     — Никаких секретных данных он мне не передавал!

     — Описание города? Описание воинской части? Техники? … За такое в дисбат, если полк не секретный, а если секретный — только расстрел. Сейчас протокол, затем заседание военного трибунала и… прощай.

     — неееет… — задохнулась от неожиданности Таня.

     — Да. — твердо сказал сержант.

     — Боооже, что мне делать? — всхлипнула Таня осознав, что же она натворила. Бедный Дениска, по ее вине, он будет расстрелян. Только не это! Всё что угодно: дисбат, позор, только не расстрел. Сержант сейчас составит протокол, потом передаст дело в суд… — Что мне делать? — переспросила она.

     — Ничего. Выхода нет… Хотя, Вы можете, кое, что сделать.

     — Что? … Я для Дениски всё, что угодно сделаю… Только не расстреливайте его.

     — Ммммм. Хорошо, — кивнул удовлетворенно сержант, — значит, сделаете всё, что угодно?

     — Да! — не задумываясь выпалила Таня.

     — И даже отсосёшь?

     — Что, отсосёшь?

     — Хуй, например?

     — Неееет, это я не могу. — Таня испугалась.

     — А говорите, всё, что угодно.

     — Но…

     — Никаких, но! — Сержант выглядел строго. — Вы понимаете, что в моих силах, дать ход делу или просто мы с вами не встречались…

     — Да?

     — Конечно! Если не будет протокола, не будет и проблем…

     — Отпустите меня! — Взмолилась Таня, вдруг обретя надежду. — Пожалуйста?

     — Конечно отпущу… Но сначала отсосать.

     

     Таня сидела на дерматиновом, казенном диване, пораженная таким простым решением. «Если не будет протокола, то не будет и проблем» Но для этого нужно совершить ужасное… Может уговорить сержанта не быть таким жестоким? Ведь, пропадет человек, из-за дурацкой ошибки, не простой человек, а любимый! Она взглянула в строгие глаза сержанта и поняла, пощады не будет. Уууу, вояка долбанный!

     

     — Ну? — прикрикнул сержант увидев, что девушка заколебалась и уже готова принять предложение. Приказал, чтобы не дать ни секунды более на размышления, — Иди сюда.

     

     Таня тяжело поднялась с дивана, всё еще колеблясь и не веря в то, что сейчас произойдет, подошла на непослушных ногах к сержанту. Сержант сидел на деревянном стуле, широко расставив ноги в начищенных до зеркала сапогах. Казалось, что наклонись и увидишь свои испуганные глаза в антрацитовом отражении.

     

     — Снимай платье, — приказал он.

     

     Руки ее дрогнули, она коснулась подола платья, всё еще надеясь, что это всего лишь шутка, злая, солдафонская шутка. Хороша девка! Блядь, такой жопы ни у кого нет, откуда ни посмотреть — рюмочка.

     

     — Давай, давай не стесняйся, — подбодрил он ее окриком, — и лифчик снимай, и трусы.

     

     Таня медленно сняла платье, долго возилась с застежками лифчика на спине, наконец и он полетел на пол к платью. Ни грудь — огромные персики, сочные, стоячие, как стволы орудий…

     

     — Может не надо? — Еще раз спросила Таня дрогнувшим голосом нервно теребя резинку трусиков обеими руками.

     — Надо. — Твердо сказал сержант и расстегнул ремень на своих брюках, затем пуговицу, затем молнию. — Приступай.

     

     Она не знала, как это делается… Теоретически, конечно знала. В смысле, Дениска, ее ебал, как-то пару раз, но сосать не приходилось. Она не понимала, зачем, тогда раздеваться, если нужно сосать. Ослушаться строгого солдата побоялась, спустила дрожащими руками трусики до самых щиколоток, просто вышагнула из них… Сделала шаг к сержанту.

     

     — Смелей, ставай на колени.

     

     Она стала перед ним на колени, холодными руками взяла сержантский сморщенный хуй.

     

     — Блядь, руки у тебя холодные. Соси, давай!

     

     Коснулась губами плоти, только коснулась.

     

     -Ёб твою мать! Сосать не умеешь что ли? Открой рот.

     

     Она растворила губы почувствовав, kak сморщенная плоть дрогнула, зашевелилась и стала напрягаться. Вот он, этот червяк хищно выползающий из норы, пульсирует и с каждым толчком вырастает, поднимает свое напряженное тело, норовит проткнуть… Было страшно и любопытно одновременно.