Арина. Нечаянный спор. Часть 6

     Она поцеловала меня в губы. Наши языки тут же сплелись. Она была хорошей ученицей, еще вчера утром она и не представляла, что можно делать языками, то сейчас я получал от ее действий удовольствие. Мой дружок между ногами, проснулся и уже поднимался ввысь. Она пока целовала меня, гладила по животу, бокам, и в какой-то миг провела рукой по ногам и переместила ладонь на мой член. Она вздрогнула, но руку не убрала. Я замер в ожидании. Она начала неумело водить рукой по стволу. Ее дыхание участилось. Я перекатил ее на спину, откинул пододеяльник, которым мы укрывались и повел ладонями по наружной стороне бедер вверх, задирая попутно ее ночнушку. Арина приподняла попу, позволяя задрать ночнушку выше. Она была без трусиков, хотя я ожидал подобное. Я продолжил задирать ее последние укрытие, она прогнула спину.

     Теперь задрав до подмышек, оставалось стащить ее через голову и выпустить руки из рукавов. Она приподнялась, я стянул ночнушку до конца, откинул в сторону и тут же поймал Арину за спину, поддержал ее, а сам начал целовать ее грудь. Я медленно опустил ее на спину и продолжил. Я начал свою любимую игру, которая в моем исполнении приводила к трепету уже не одну девчонку. Я целовал ее груди по кругу, от линии, где шарики грудей переходят в тело, медленно по спирали подбираясь к ореолам. При этом я это делал то на одной то на другой груди. Когда я коснулся ее ореолов, она задрожала и пошла мурашками. Наконец я языком коснулся ее соска. Она слегка вся сжалась. Я начал играть с ним, переключаясь на второй сосок. Арина начала немного метаться и обхватив голову пытаться направлять меня. Я не поддался и пошел целовать ниже, сначала животик, вокруг пупочка и тут я обомлел. Ее писечка, еще вчера покрытая растительностью полностью, сейчас была тщательно выбрита, и оставалась только лишь полоска шириной см полтора от верхнего края лобка до клитора. Я посмотрел на лицо Арины, она опять покраснела и смутилась.

     – Что плохо? – с придыханием спросила она.

     – Да нет, все хорошо, просто неожиданно, а вчера тоже здесь было уютненько. А сейчас все утонченно, – я прильнул губами к ее горошине, не дав ей таким образом, что-либо сказать в ответ.

     Арина выгнула спину, и попыталась оттолкнуть мою голову от своей писечки, но я упорно продолжал играть языком с ее клитором и обрамляющими его сморщенными губками-капюшончиком. Она начала стонать и перестала сопротивляться, отдаваясь целиком и полностью ласке. Меня обдало первым слабым потоком ее соков из вагины. Она, сжавшись вся в комок, раскинула наоборот еще шире ноги. Я продолжал играть, не забывая окунать свой язык в ее влагалище, на сколько мог глубоко. Арину накрыло серией коротких и частых оргазмов. Она уже еле сопротивлялась моим ласкам, но набралась сил, сжала ноги, сотрясаясь в большом спазме с крупной дрожью. Я лег рядом с ней и поцеловав в плечо, погладил ее по нему. Она стала приходить в себя.

     – Как это было здорово: – едва слышно прошептали ее губы, – я не знала, что так можно: языком: ну… Там:

     – Ты еще много чего узнаешь. У тебя все впереди. – я накрыл ее губы пальчиком, – наслаждайся.

     – Хорошо. Мне очень хорошо. Не бросай меня вот так, сразу. Побудь со мной какое-то время.

     – Эй, тебя куда опять понесло, учись доверять людям. Я никуда не собираюсь сбегать. Хочешь я переберусь к тебе, а хочешь мы переберемся ко мне?

     – Правда? – сколько наивности было в ее глазах и открытости, – а давай и там, и там поочередно:

     – Давай.

     Мне самому уже нравилась эта идея, тем более я в последние пару месяцев был вольной неприкаянной птицей, со случайным сексом, а тут столько неизведанного могло меня ожидать.

     – Алекс, я эгоистка да?

     – Ты про что опять тут? – не понял ее вопроса я.

     – Ну я сейчас много получила: ну: кончила: а ты нет:

     – Не переживай, успеем.

     – Ой я много говорю да? Это у меня пройдет, я исправляюсь же да? Все молчу.

     Она толкнула меня на спину, взобралась грудью на меня и глядя на мое лицо схватилась за член. Он мгновенно окреп. Она ласково гладила его, теребила яички, пыталась подвигать шкуру на нем. Она повернула голову в сторону моего бойца, какое-то время пыталась подрочить мне, но у нее это не совсем получалось. Пододвинувшись еще ближе к нему, она оглянулась на мое лицо, хихикнула, как девочка проказница и медленно погрузла мой член себе в рот. Сначала головку, до уздечки, вынула, облизала по кругу. Снова погрузила, так же, поводила языком вокруг внутри. Обернулась на меня.

     – Я делаю правильно все?

     – Если что будет не так, я скажу.

     – А: ты: как хочешь, чтобы все твое: ну:

     – Семя, – подсказал я.

     – Да, семя, попало мне в рот?

     – Мне бы хотелось. Но если ты против, то не надо.

     – Я попробую все-таки. Иначе я потом вообще не смогу. Я же у тебя смелая девочка? – не дождавшись ответа, она продолжила.

     На этот раз она погружала мой ствол себе уже глубже, прижимая языком его к небу и стараясь не пустить в ход зубки. Она в очередной раз почти выпустила его изо рта и стала погружать его обратно. У меня внутри что-то сжалось, как предвестник того, что процесс вот-вот начнется. Я непроизвольно сжал свои ягодицы и подтолкнул член ей еще глубже, заставив ее поперхнуться. Ожидая, что она сейчас может испугаться и выпустить, я был удивлен. Она не только продолжила свое действо, но и стала пытаться насаживаться глубже. И вот ее губы почти уперлись в мой лобок, а я похоже уперся в ее горло. От этого ощущения у меня от основания ствола пошел поток семени на первый всплеск.

     Я выпустил ствол на половину из ее рта и в этот момент она получила первую порцию. Она жадно стала высасывать все что выходило из головки и глотать. Семени было не сильно много, но прилично. Она сделала пяток больших глотков, а потом добирала остатки. Когда все спазмы и всплески у меня завершились. Она оторвала свой рот от моего бойца и глотая остатки перебралась ко мне, чтобы начать целоваться. Я почувствовал терпкий и не много острый привкус на ее губах, привкус моего семени. Она немого поиграла со мной язычком, и откатилась, легла рядом прижавшись ко мне.

     – а это даже приятно: и вкусно: у тебя там: терпкий, малость пряный вкус. Не ожидала, боялась, а мне понравилось. Сейчас отдохнем и я еще:

     – Не торопись, а то все болеть будет. Пойдем лучше куда-нибудь погуляем. На воздух. А то до истощения так дойдем.

     – Пойдем, поехали, я тебя угощу в одном кафе.

     – Давай ты выбери куда, а уж денег на ужин у меня я думаю хватит.

     – Ладно, тогда вставай, свари кофе: пожалуйста, а я прихорошусь пока. – она убежал в ванную.

     Я сварил кофе, сделал пару бутербродов каждому, из того, что нашел в холодильнике. Мои трусы висели в ванной, я постучал и тут же вошел, чтобы забрать их. Арина наводила педикюр. Она голой, стояла оперевшись одной ногой на ванну и подравнивала ноготки на этой ноге. От такой позу открывался изумительный вид на ее вагину. Она обернулась.

     – Вот нетерпеливый, – улыбка сегодня не сходила с ее лица, – я тут заусенец уничтожаю, пока не задрался.

     – Да нет, я трусы забрать, – улыбнулся я, – а то вдруг обожгусь капельками горячего кофе, когда наливать буду.

     – Ой, ладно, иди, а то я уже возбуждаюсь, – у нее на щелке появились первые капли соков.

     Я ретировался на кухню, продолжать кулинарное действо. Когда она вышла из ванной, уже одетой, я аж присвистнул. На ней были джинсы почти облаги, футболка с каким-то модным лейблом, под которой выделялся кружевной бюстгальтер, поверх него трикотажная кофточка на пуговичках, волосы собраны не как всегда в один пучок, а в пару. Глазки светятся. Завтрак на удивление прошел молча. Прибрали за собой, и пошли на прогулку. У подъезда встретили одного из моих оппонентов пари. У него были настолько удивленные глаза! Я ему кивнул, мол потом, и мы удалились от дома. Мы снова болтались по Москве в течении нескольких часов. Арина много спрашивала меня, много рассказывала сама. Из разговора выяснилась природа ее замкнутости и зажатости. Дурацкое воспитание и жестокое наказание в случае неповиновения. НУ теперь я думаю она станет другой. Из собственного интереса, я нечаянно показал ей другую сторону жизни, радостную и в удовольствие. Находившись вдоволь, мы снова спустились в метро и поехали в сторону дома. Хоть в вагон и был полупустой, и можно было спокойно сесть вдвоем, Арина выбрала тоже самое место, у двери (с которого началось наше близкое знакомство) , прислонилась к ней, притянула меня к себе и прошептала:

     – Прижмись ко мне, как тогда: – я прижался с меньшей силой, но увидел, как пунцовеет ее лицо.

     Когда мы наконец вышли из метро на улицу, она взяла меня под руку и повернула свою довольную мордашку ко мне:

     – Пошли к тебе! – она заговорщицки улыбалась, – я опять в метро: намокла.

     – Ну ты даешь, ты теперь всегда в метро так будешь? – съязвил я.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]