шлюхи Екатеринбурга

Арина. Нечаянный спор. Часть 1

     Дело было на первом курсе, в апреле месяце, перед самыми майскими праздниками. Я в очередной раз шастая с друзьями, в одну из свободных пятниц, по улицам в Сокольниках, влез в один из разговоров между пацанами по поводу девчонок. Суть спора между ними была в том, что можно ли раскрутить на секс любую сверстницу и не только, за неделю. Особенно если это бука или замороченная ботаничка, или вообще сплошной комплекс. Аргументы у обоих спорщиков сводились в общем-то к одному, схватить, зажать и дальше вперед, или в морду дадут или дадут. Я сказал, что это глупость, и что при желании можно и за три дня раскрутить, а то и вообще на первом свидании. Будучи восемнадцатилетним пацаном, самонадеянным, интеллектуально развитым, в меру наглым и начитанным, я осознавал многие вещи на тот момент, на основе собственного опыта и опыта старших товарищей, я считал себя продвинутым в этом плане и потому уверенно впрягся в спор.

     В ответ на это они оба спросили меня, мол и как? Я ответил – мозгами включить надо и все! Они надо мной поржали, меня зацепило и спор перерос в пари с ними обоими, что я раскручу любую категорию из вышеперечисленных мной за десять дней (тут я все-таки с осторожничал) , осталось выбрать цель.

     Цель нарисовалась тут же. Ей оказалась соседка по подъезду одного из спорщиков – Арина. Это была красивая девушка, среднего роста, одевающаяся обыкновенно. Грудь около двоечки, спортивная попка, стройная фигура и черные как смоль волосы до лопаток. Главная ее особенность – это избегания общения с мужским полом из-за глубокого стеснения и страшной закомплексованности в отношении полов. Она была одноклассницей брата одного из спорщиков, старше нас и еще со школьных лет слыла недотрогой.

     Ну раз назвался груздь – полезай в кузов. Отсчет времени начинался с ближайшей полуночи. После этого мы разошлись каждый в свою сторону. В моей голове закипела куча вариаций на тему как подкатить, с чего начать, но как-то ничего умного пока не пришло. Ладно, разберемся, – подумал я и поехал по своим делам в центр.

     Все начало срастаться неожиданно даже для меня самого. Я часов в шесть вечера, даже ближе к семи, возвращался из центра на метро. Вошел в вагон на “Библиотеке Ленина” и нахлынувшая сзади толпы буквально внеся меня дальше прилепила к дверям на против входа, где я в последний момент выставив руки, согнутые в локтях, чуть не раздавил девушку, стоящую спиной к дверям с закрытыми глазами. Она от такой встряски открыла глаза и испуганно посмотрела на меня и на всю эту толпу. Я стоял уперевшись локтями в двери получая нагрузку на мышцы рук такую, что мама не горюй. Но я понимал, что, если я чуть расслаблюсь я просто раздавлю эту девушку.

     После пары станций толпа не спала и тут только до меня дошло, что это была она. Мой объект соблазнения из пари. Честно говоря, передо мной стоял мышонок не определенного возраста, на полголовы ниже меня, стройный и симпатичный, но сжавшийся в комок с ужасом на лице. На Дзержинской толпы добавилось, и я хоть и пытался не давить на девушку, но волей не волей был прижат к ней в плотную, и сквозь свою футболку ощущал пуговички на ее блузке-рубашке под кофточкой. У меня уже ныли руки от перенапряжения, а у нее было сдавленное дыхание и опять же я чувствовал, как учащенно бьется ее сердечко. Испуг там был настоящий. Наконец поезд остановился на Комсомольской, и вся эта толпа стала вываливаться на платформу. В итоге в вагоне кроме нас остались еще двое в противоположном конце вагона и пара человек вошла в вагон на станции где-то в середине вагона. Я собрался было отойти наконец, пока толпа вываливалась, но услышал ее подавленный голос:

     – Простите, но у меня кажется от перенапряжения свело ноги, и я не могу сдвинуться, вы не поможете мне сесть на диван?

     – Ой, конечно, давайте аккуратно.

     Она села на диван. Тут я рассмотрел ее получше. На ней были серые брючки под ремешком, как я уже говорил блузка и сверху кофточка. На ногах были простые черные туфли, а ля мокасины. Когда она села, она сразу покраснела. И потупила свой взор в пол. На ее лице был испуг, шок, недоумение и еще не знаю, чего. Я честно говоря испугался, подумав, что ее все-таки раздавило толпой или еще что.

     – Извините, у вас все в порядке? Вам плохо? – я посмотрел ей в лицо, – вам помочь?

     – Сейчас пройдет, видимо от духоты и толпы закружилась голова. – лицо ее было пунцовое, она подняла на меня свои глаза.

     – Какие красивые глазки, – непроизвольно ляпнул я.

     Ее маленькие глазки таили в себе каре-зеленые радужки, расширенные от испуга зрачки. Я аж залюбовался ими. Но она их опустила в пол и снова сжалась в комок. Мы вкатывались на станцию Сокольники. Я встал и собрался к выходу, она попыталась встать и ойкнула.

     – Может вам все-таки помочь? -спросил я.

     – Ой помогите встать, я дальше сама доковыляю.

     Я подставил ей свою руку, она оперлась, встала и сильно хромая, то на одну то на другую ногу поковыляла к выходу. Поезд дернулся останавливаясь, я, пытаясь ее удержать, чуть не упал. Но ловя равновесие я оказался сзади нее. И тут я увидел, на ее штанах с внутренней стороны правого бедра темное пятно. Именно это и было инициатором ее такой скованности. Я сделал вид, что ничего не заметил и взяв ее под локоток мы вышли из вагона. Не торопливо вышли из метро, и я предложил проводить ее:

     – Давайте я вас провожу, раз у вас есть сейчас проблемы с ногами, тем более я знаю примерно, где вы живете, – я намеренно не стал говорить, что знаю полный адрес, – ой спасибо, если можно, ноги вроде расхаживаются, но мне было бы спокойней.

     Она взяла меня под руку, и мы не торопливо пошли к ее дому.

     – Вас как зовут, я Алекс, – я улыбнулся, глядя на нее, чтоб поднять дух.

     – Меня: Арина: – после паузы и покраснев сказала она.

     – НУ вот и познакомились, в ы с работы ехали?

     – Ага.

     – А я в центре по учебным делам болтался, студент ведь.

     Разговор пока не клеился, она была внутренне зажата. Мы дошли до ее подъезда молча, но я уже ощущал, что я для нее уже не был физической опорой, а она даже уже легонько прижималась ко мне, как прижимается девушка к своему парню.

     – Ариш, телефончик не дашь? Я тебе наберу, узнаю, как ты.

     – Напиши свой, я позвоню сама.

     – Хорошо, – я написал листочке бумаги, который нашелся у нее в сумочке, свой домашний телефон (верней телефон квартиры своей тетки, где я сейчас обитал, пока она была длительной командировке) , – держи.

     Она вошла в подъезд, и я, постояв минуту, пошел к себе. Я пришел домой, погрел себе ужин, и сел перед телевизором ужинать. Я успел слопать только половину, как зазвонил телефон.

     – Да, я слушаю.

     – Это: Арина. У меня все нормально, спасибо.

     – Я рад это слышать. Арина, а вы что делаете завтра? А то может погуляем где-нибудь в городе. Хотите у нас в парке здесь, хотите где еще?

     – Ой, я даже не знаю, давайте я утром вам позвоню? Часов в девять или десять, не рано?

     – Да нет, я привык без будильника в семь вставать, так что звоните, я завтра бездельничаю, а так может составим друг другу компанию.

     – Ну хорошо, – в ее голосе были нотки радости и смущения одновременно, – и она положила трубку.

     Ну вот, вроде начал есть. Посмотрим, что из этого выйдет.

     Утро началось как обычно, проснулся, умылся приготовил себе завтрак выходного дня, и стал читать лекции, которые мне дали на выходные. Самое нужное я переписывал, а так сказать, воду просто читал. Без пяти девять зазвонил телефон. Звонила мама, узнать, как у меня дела и не собираюсь ли я приехать в эти выходные. Я посетовал, на необходимость позаниматься, и это ее как-то успокоило, и она положила трубку. Я только положил трубку на рычаг телефона, как тут же он зазвенел.

     – Да, я слушаю.

     – Это: Арина. Вы еще не передумали? А то я не хотела бы вас обременять, да и потом, может у вас какие дела есть:

     – Арина, да вы что? Дел никаких, к семинару я подготовиться успею, обременять вы меня не сможете, я птица вольная, да и вы тоже. Передумать не передумал. Да и потом, с такой симпатичной девушкой, чего бы не погулять? В общем давайте так, я приглашаю вас не на свидание, а просто на прогулку. Если вы заняты или я вам не приятен, то вы можете просто сказать, нет спасибо, я не хочу. Я честное слово не обижусь. Просто вы меня вчера очаровали своей такой не наивностью, а: нет не беззащитностью, а: я даже не знаю, как сказать: – я сам вошел в ступор, пытаясь придумать или подобрать слово.

     – Ой, ну что вы, прямо. Ладно. Давайте через полчаса у метро встретимся, хорошо?

Страницы: [ 1 ]