Арабские страсти-мордасти

     
В прошлом году мы с женой впервые поехали отдыхать в Египет. Туроператор нам посоветовал пятизвездочный отель в городе Шарм Эль Шейх. Несколько дней мы просто не вылезали из Красного моря, наслаждаясь его красотами. Интересное открытие нас ожидало и на экране телевизора в гостиничном номере… моя жена оказалась очень похожа на какую-то телезвезду египетского ТВ, которую показывали по телеку с утра до ночи (моя жена достаточно высокая — 1,75 м — жгучая брюнетка с большими зелеными глазами, бюстом 4-го размера, узкой талией, аппетитной попой и тридцатью годами от роду). Ее имя оказалось для египтян знаковым — Наташа, — так там (как и в Турции) называют всех русских проституток, поэтому я лишний раз старался не называть ее по имени. Так вот, изучив вдоль и поперек отель, мы, набравшись добрых советов, как надо торговаться, отправились в Старый город (большой базар в Шарм Эль Шейхе). На Наташе в тот день была юбка с большим разрезом сбоку и вязаная тонкой нитью блузка в мелкую дырочку. На базаре Наташа произвела фурор… наглые и назойливые продавцы лезли с нами поздороваться, говорили мне, что у меня очень красивая жена, ей отвешивали тонны комплиментов (причем, на русском), и затаскивали нас в каждую лавку, даже если нам там ничего не было надо. Посещения лавок традиционно заканчивались фотографированием. Фотографировались по-разному… сначала я одевался в бедуина, потом Наташа надевала на себя что-нибудь национальное египетское и фотографировалась с продавцами, которые как бы невзначай, с шутками-прибаутками просовывали свои руки то под юбку, то под лифчик. Сначала Наташа сопротивлялась, потом мы поняли, что чем дольше сопротивляешься, тем больше тратишь времени впустую. Поэтому мы устало перешли к соглашательству.

     В одной лавке Наташе понравилось национальное арабское платье, сделанное из материала, типа, крупной сетки, и расшитое национальными узорами. Заботливый продавец натянул на нее это платье поверх одежды, не забыв невзначай облапать мою жену. Но поверх одежды обновка топорщилась и было непонятно — подходит она по размеру или нет. Наташа лишь чуть-чуть обмолвилась, что надо бы снять одежду, чтобы примерить платье, как продавец мигом прикрыл свою лавочку (чтобы не мешали посетители) и начал помогать ей с раздеванием. Тут же появился помощник продавца, который усадил меня к столу в соседнюю комнату, принес холодный каркаде и кальян. Увлекшись кальяном, я не заметил как прошло уже минут пятнадцать-двадцать — голова поплыла и тут появилась Наташа в каком-то до неприличия прозрачном платье в обтяжку, которое ей было как минимум на два размера меньше. Продавец бежал следом и причитал, что сейчас найдет нужный размер. Жена была раздражена…

     — Они меня уже достали! Я уже платьев пятьдесят перемерила! Они мне вообще не нравятся! Я их не хотела мерить!

     Продавцы, смекнув, что дело принимает скандальный оборот попросили меня сфотографировать их с моей женой по очереди, после чего обещали хороший подарок. Чтобы положить конец этой истории я сделал по три снимка с каждым из них (поскольку их фантазия затейливостью не отличается, то сценарии были одинаковыми)… на одной — египтянин обнимает мою жену и держит за грудь, на второй — обнимает и держит за попу, на третьей — Наташа сидит у него на коленях, а его руки где-то выше колен. После фотографий Наташе, наконец, вернули ее одежду, она уже одела блузку, хотела уже надеть юбку, как один из продавцов пришел с охапкой джинсовых шорт…

     — А вот и подарок, который я обещал…

     Смотрю у Наташи глазки загорелись…

     — Точно в подарок или деньги захочешь?

     — Подарок, подарок…

     — С этого и надо было начинать, — жена стала рыться в кипе шорт, — Надо бы их померить…

     — Пойдем померим, пойдем… вон там, за ширмой.

     Продавец и моя жена скрылись за ширмой. Наташа стояла и только поднимала ноги, все остальное за нее делал продавец… надевал и снимал шорты, застегивал их, подносил зеркало. Процесс уже затянулся, я закурил. Случайно обратил внимание на большое зеркало, стоявшее напротив моей жены. В отражении я явственно увидел, как продавец сдвинул трусики моей жены в сторону и пальцем трахает ее. Причем Наташа не сопротивляется, а наоборот… медленно двигает попкой в такт движению пальца и пошире расставила ноги. Я был в растерянности и закурил вторую сигарету. Потом не выдержал…

     — Наташ, скоро ты там?

     — Уже иду… — Наташа отодвинула продавца, поправила трусики, оделась и вышла, победно держа в руках новые шорты.

     Наташа ничего не сказала о том, что было за ширмой, а я решил, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы выяснять отношения. Мы зашли в открытый ресторанчик, перекусили, выпили какого-то алкоголя, покурили кальян… Я не знаю почему, но в Египте просто едет крыша… вечный запах кальяна, постоянное ощущение опьянения и нереальности происходящего. Так в ресторане я даже стал возбуждаться, раз за разом прокручивая произошедшее с моей женой… какая-то лавка, какой-то грязный продавец, лапающий мою жену, и, фактически, трахнувший ее прямо у меня на глазах… Мы с женой не последние люди у себя на Родине, такого в России с нами просто не могло произойти. А тут все так буднично… Уже темнело, и мы думали закончить шоппинг, но оказалось, что базар работает до часу ночи! Но мы уже изрядно устали от повышенного внимания к нашим персонам (в первую очередь к Наташе) и решили посетить еще пару-тройку лавок и домой. Первая лавка, куда мы сунулись, оказалась закрытой, но свет там горел. Мы уже отходили, когда выскочил разгоряченный продавец и активно завел нас внутрь. Стало понятно, почему лавка была закрыта… на диванчике сидели четыре египтянина, на коленях у одного из них сидела абсолютно голая девушка лет девятнадцати. Глаза ее были пьяными. Увидев нас она засмущалась…

     — Все, я пойду. Вы уже меня сфотографировали. Отдайте мне одежду…

     — Сиди, не дергайся, — незлобно, но весомо произнес один из арабов.