шлюхи Екатеринбурга

Андроиды могут любить. Часть 5

     Стоит она широко расставленными коленями на диване и не вырывается маленькую горошину. Оленька только что не мурлычит: попкой повиляла, чтобы мой член в ложбинку между ягодиц попал. И вставил я член в заветную дырочку. Неглубоко, только вход головкой члена щекочу – немного глубже, немного мельче.

     И тут Оля резко подалась назад и насадилась на мой член до самого корня. А когда я начал свои толчки в ее лоно, стала мне навстречу качаться, как очень опытная жена. Голову ко мне повернула и улыбается, смотрит, как я в нее втыкаюсь.

     Усталые свалились на диван, отдышаться не можем. А когда прошел любовный угар и я уже оделся, она попросила:

     – Миша, поласкай меня еще немножко…

     Это была победа. Сел на диван, положил ее животом себе на колени и стал гладить попку. Родинка у нее на ягодице такая милая, белые половинки, глубокая ложбинка между ними – все как у любой другой женщины. Но это МОЯ женщина. Мягко-мягко скользит ладонь, раздвигает ягодички, переходит на ляжки и опять возвращается на самую вершину двойного холмика. Целый бы день гладил!

     Оленька замерла и только вздыхает. Головой извернулась ко мне и наблюдает, как я ласкаю ее “заднюю красавицу”. Взгляд у девочки умиротворенный, даже счастливый. А потом спросила:

     – Я тебе доставила удовольствие?

     – Конечно!

     – И мне тоже было самое большое удовольствие – и добавила – больше, чем мороженное. Значит я теперь настоящая твоя жена. Всегда буду с тобой в одной постели спать, ножки под тобой раздвигать и ты меня ебать будешь.

     Потом долго молчала, переживала новые впечатления этого дня – рождение стыда, потерю девственности, страх и, наконец, родившееся в ней наслаждение от нашей близости. У Оли сильно развито аналитическое воображение и анализ предстоящих событий. Без этого просто невозможно обеспечить безопасность охраняемого объекта. Вот и сейчас она, помимо своего желания, анализирует последствия сегодняшнего дня. А наихудшим для нее последствием может быть беременность.

     

     И в своем воображении она уже видит громадный живот

     И в своем воображении она уже видит громадный живот, отвисшие груди, тяжелую неуверенную походку. В голове звучит грозный голос приказа “… беременную андроида образец 24/15 забраковать, разобрать на части, которые использовать в госпитале для пересадки органов”.

     И опять заговорила:

     – Ну и пусть ребеночек в животе появится, пусть живот будет большой и груди тяжелые, я все равно тебя люблю больше жизни. Пусть меня ликвидируют, как непригодную, все равно я тебе, Миша, благодарна. Все равно служить тебе буду до конца, беречь тебя, радость доставлять. А если я провинюсь, то не прогоняй меня, а накажи, высеки прутьями, как в прошлый раз. И столько трепета душевного было в ее словах, что я наклонился и поцеловал попочку, которая вздрогнула под моими губами.

     В тот вечер Оля впервые легла спать не на полу, а со мной на разложенном диване, столь широком, что хватило бы места и на троих. Обычно она спала голышом, но в этот раз застеснялась и легла ко мне под бочек в трусиках и далеко не сразу дала их снять. Какое то время держалась за резинку двумя руками, потом обняла меня за шею и даже приподнялась, когда я спускал с нее последнюю защиту. Третий раз за одни сутки – это было для меня уже многовато, потому долго ласкал ее, гладил от шейки до пяточек, целовал и спинку, и животик, не говоря уже о титичках. Когда приблизилось заключительное действие, Оля сама раздвинула ляжки и, подчиняясь моим рукам, забросила ножки мне на спину. Но, главное, освоила движение попкой вверх-вниз и вполне успешно подмахивала задом в такт моим движениям.

     После завершения любовной игры прижалась ко мне, закинула на меня коленку и стала шептать:

     – Тебе понравилось? Я же совсем не умею, ты скажи, если я что-то не так… А если тебе не понравилось, ты высеки меня… Хочешь, я сейчас прутья принесу?

     – Зачем же тебя сечь. Мне все понравилось, а тебе?

     – Очень, очень, ОЧЕНЬ! Но ты учи меня, я еще не все умею ПОД ТОБОЙ… А завтра мы еще будем? Ты не рассердился, когда я от тебя в кухне убегала? В бане мне вдруг так стыдно стало, что я даже тити прикрыла… Правда, глупая была, боялась… А хочешь, я в ротик возьму и язычком гладить буду? А хочешь в попку? Ты только скажи, как…

     С тем и заснула, зажав в кулачке мой член.

     Утром она, как всегда делала зарядку голышом и, вроде бы, не стесняется. У меня утренняя эрекция – член опять торчком стоит. Ольга не обращает внимания на это. Но стоило мне надеть трико, и направиться умываться, скользнула ко мне, как змея. Опустилась на коленях и штаны с трусами с меня стаскивает. И вот стою я голый перед коленопреклоненной голышкой, член мой мало в нос ей не упирается.

     

     Миша, дорогой, позволь я тебя поласкаю…

     – Миша, дорогой, позволь я тебя поласкаю… Сердце разрывается… хозяину приятное сделать – и бормочет что-то совсем неразборчиво. А сама моего хулигана уже пальцами придерживает против своего ротика.

     Погладил ее щечку:

     – Ну, поласкай, дурашка.

     Губы вытянула колечком и поцеловала головку члена в самый кончик. А сама на меня косится “так? Тебе приятно”? Забрала весь член в рот. Я помог – крайнюю плоть оттянул и чувствую, гладит она язычком. Неумело, но старается изо всех сил. Долго пришлось ей стараться, поскольку со вчерашнего дня мой организм выдоен был до основания. А когда мой хулиган выплеснул какую-то капельку и поник, Оля стала целовать мою мошонку.

     – Миша, дорогой хозяин, как еще тебе приятное сделать?

     – Оленька, Оленька. Генералов нужно тобой награждать за подвиги великие. Старательная моя, сотней способов любить тебя надо, во все позиции ставить.

     -Как это, сотней способов?

     Смех и грех: стою голый, щиколотки штанами спутаны, и веду разъяснительную беседу с голой женщиной, обхватившей мои колени. Хороша, красива, физиологически готова принять мужчину, но опыта, знания тонкостей любви как у пятилетней девочки.

     – Ты вчера как в постели подо мной как лежала? Животом вверх. А в бане – тоже подо мной, но попкой вверх. Вчера вечером ты на коленках стояла выставив попку. Это разные позиции. Женщина может лежать под мужчиной, а может на мужчине. Могут они на боку лежать лицом друг к другу или женщина повернется попой к мужчине. Женщина может сидеть верхом на лежащем мужчине, а может оседлать сидящего на стуле. Женщина может лежать задрав ноги, или стоять на четвереньках. Или оба могут стоять. И все это позиции.

     Посчитай, сколько возможно вариантов. Может и не сто, но очень много… И в каждом они получают какое-то особенное удовольствие. Поняла?

     Затуманился у Оли взгляд. Включила анализ событий, в ее воображении сплетаются тела мужчины и женщины – я и она в разных позах. Пронзает женщину член во всех направлениях и испытывает она НАСЛАЖДЕНИЕ.

     В тот же день потащила меня Оля в библиотеку (Миша должен быть со мной!) . Надела очки, растрепанные волосы космами висят и с видом “дама – синий чулок” представилась врачом-сексопатологом. Долго отбирала себе книги. И в том числе наткнулась на камасутру. Вот это была для нее находка!

     

     Вечером разложила меня на постели и принялась осваивать позы “верхом”

     С этого дня начались бесконечные любовные игры. Вечером разложила меня на постели и принялась осваивать позы “верхом”. Присела надо мной на корточки и сама вставила мой ствол. Я держу ее под пышные ягодицы (опять растолстела!) и помогаю ей опускаться и приподниматься.

     Жадной, горячей в сексуальных наслаждениях стала моя жена-андроид. И каждый раз сомневается: все ли она правильно сделала, доставила ли мне удовольствие? И сомнения эти каждый раз заканчиваются одним и тем же.

     – Я, наверное, плохо делала, не доставила тебе удовольствия. Миша, ты меня накажи, высеки розгами.

     Однажды мне это надоело и я шлепнул ее ладонью по попке:

     – Допросишься, что буду тебя каждую неделю розгами сечь!

     

     У нас выработался целый ритуал порки.

     А эта мазохистка недоделанная смотрит на меня восторженными глазами и просит:

     – Отшлепай еще, только сильно-сильно!

     Со временем у нас выработался целый ритуал порки. Примерно раз в две недели Оля начинает хулиганить и нарываться на наказание. Добро еще, если зубами меня за ухо возьмет и начнет тянуть “откушу-у-у”! А то лезет с какими-то дикими предложениями:

     – Миша, позволь, я на улице девушку поймаю и тебе приведу. Вон сколько их по улице ходит, никто и не заменит, что одна исчезла.

     А ведь и в самом деле может похитить незаметно, притащить мне в подарок “для наслаждения”. Только и нехватало мне маньяка-андроида!

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]