Американские горки-1. Часть 2

     Саша и Инна отужинали с бутылкой красного порто, досматривали взятый у сослуживца фильм, как в дверь настойчиво затрезвонили. Супруги переглянулись, муж пошел посмотреть, кого это принесло на ночь глядя, а его половина хотела было накинуть что-нибудь более подходящее, чем короткий шелковый халатик, который еле доходил до середины бедра. Услышав какой-то шум в коридоре, взволнованный голос Саши и чей-то баритон, Инна поспешила навстречу голосам. И столкнулась с Германом, который буквально влетел в зал. Женщина даже не успела сообразить, как уткнулась в грудь великана, называемого ее троюродным братом Германом. Мужчина еще сильнее прижал ее к себе, заключив в цепкие объятия. Инну обдало запахом одеколона, шоколада и коньяка, и над своей головой она услышала:

     — Привет, красавица! Ты все хорошеешь!

     — Вот, Герман приехал, хочет остановиться у нас на несколько дней, — сказал супруг, наблюдая, как гость не торопится отпускать от себя Инну, а та вовсе этому не препятствует. Ему даже показалось, что они замерли, словно не желая расставаться после долгой разлуки.

     Наконец, лимит приветствий был исчерпан, Герман оставил в покое кузину, взгромоздив на диван свою дорожную сумку. И тут же, словно Санта Клаус из мешка, стал извлекать какие-то пакеты. Вначале это была еда — ветчина, фрукты, печенье и конфеты, затем бутылка с коньяком:

     — Я вижу, вы замечательно проводите время. Не будете возражать, если присоединюсь? — спросил гость, и, не дожидаясь ответа, придвинул кресло к столику.

     Хозяева молча кивнули. Герман быстро разлил коньяк и следом произнес краткий тост о радости встречи с родными людьми. После первого тоста последовал второй, третий, четвертый:

     Все расслабились, первоначальная скованность супругов улетучилась невесть куда, общение уже перетекло в русло приятной вечеринки, где закомплексованности и настороженности места уже не отыскалось. Герман сыпал шутками, которые сначала были еще лишены фривольности, но затем, по мере того, как на смену коньяку пришла обычная «Столичная» , остроты гостя уже носили откровенно сексуальный характер. Все хохотали, а Саша приметил, что жена перестала следить за своими коленями и полами короткого халатика, все чаще сверкая белым треугольником трусиков. Что вовсе не укрылось от глаз Германа, который все чаще приковывал свой взгляд к прелестям Инны.

     Наконец, родственник встал во весь свой богатырский рост, и вновь стал рыться в своей сумке.

     — Чуть не забыл, я ж подарки вам привез! Просьба реагировать с пониманием и юмором, — таинственно произнес Герман. И буквально через миг, словно из рога изобилия, вновь посыпались подарки. Вначале I-phone, плеер, две пары мужской и женской обуви, какой-то красочный веер, бижутерия, потом пакет с лэйбом известного производителя нижнего белья. Пока хозяева восхищенно охали и ахали, Герман с криком «оп-ля!» извлек какой-то гуттаперчевый предмет, напоминающий красный перчик и одновременно весьма схожий с пенисом. Далее, как факир, мужчина достал какие-то бусы, которые при ближайшем рассмотрении оказались вереницей анальных шариков, двойной фаллоимитатор, еще какую-то чертовщину из сонма секс-игрушек, включая ворох пузырьков и тюбиков с кремами и смазками.

     — Не удержался, взял в качестве сувенира из магазинчика, который открыл в Праге. Так сказать, побочный бизнес! Ну, а вам это как бонус к рождественским подаркам, чтобы не было скучно длинными зимними вечерами, — закончил явно довольный произведенным эффектом гость.

     Впрочем, никакой неловкости, обид, возмущения и прочих пуританских проявлений не последовало. Саша осматривал новые гаджеты, бросая взгляды то на перчик-пенис, то на засуетившуюся возле россыпи подарков Инну. Через мгновение она немного шатающейся походкой направилась в другую комнату, не забыв с собой пакет с бельем.

     — Давай выпьем, — предложил Герман мужу своей кузины, с которой не спускал глаз весь вечер.

     Они опрокинули по рюмке, закусили ветчиной, налили опять, не забыв и одиноко стоящую дамскую стопку. В этот момент из спальни выпорхнула Инна. Герман и Саша остолбенели, увидев в двух шагах от себя шикарную молодую женщину, демонстрирующую обновки. Из одежды на ней была лишь очень сексуальная атласная маечка и не менее эротичные трусики из той же ткани ярко-розового цвета. Стройные ноги были обуты в элегантные босоножки на тонкой шпильке.

     — Модель number one, — выкрикнула Инна, очевидно, разгоряченная и спиртным, и раскованностью всех присутствующих, и осознанием потрясающего эффекта, который она производит на двух мужчин. Воздух в зале расплавился и наполнился запахом вожделения.

     Женщина, пританцовывая под ритмичную музыку, которая вырывалась из динамиков, вышла в самый центр зала. Она сделала эффектный круг, крутанула своей упругой попкой, обтянутой розовым атласом, и метнула задорный взгляд на гостя. Тот в восхищении подался вперед, подхватил кузину и стал вытворять с ней танцевальные па. Саша наблюдал за ними, невольно приходя в восхищение от легкости, виртуозности движений обоих партнеров. Но вот Инна прильнула к партнеру, очевидно, вспомнив весьма сексуальные фигуры не то из ламбады, не то из румбы. Танец получался все откровеннее и чувственнее. Герман очень умело ассистировал партнерше. Приноровившись, он все сильнее прижимался к кузине и давал волю рукам намного больше, чем того требовал танец. Впрочем, разгоряченная женщина восприняла это как должное.

     Наконец, быструю музыку сменила плавная мелодия. Пронзительные звуки саксофона напоминали супругам об их первом поцелуе, нежных объятиях, первом прикосновении к частям тела, обычно скрываемым от посторонних глаз. Инна разомкнула объятия Германа и подошла к Саше, который, не отрываясь, смотрел на жену. Они стали танцевать, прижавшись друг к другу, словно ведя немой диалог между собой, где говорили только глаза, безумно сияющие ярким огнем возбуждения. Саша стал осыпать Инну частыми мелкими поцелуями, попадая в шею, нос, щеки, губы. Он увидел, как глаза любимой прикрылись в неге, и сам через мгновение сомкнул веки, продолжая свои упоительные лобзания. А когда вновь открыл, невольно подивился картине: за спиной Инны стоял Герман и тоже целовал его жену. При этом одна рука, поглаживая спину чужой супруги, проследовала к ее ягодицам, а вторая очень уверенно расположилась на месте промежности, пытаясь углубиться в лакомое пространство между бедрами. Инна спокойно принимала ласки обоих мужчин. Супруг все больше распаляясь в предвкушении летнего сценария, вонзился языком в рот жены, быстро отыскав ее юркий язычок. Страстный поцелуй захватывал дух, но еще более захватывала та бездна, в которую оба супруга неотвратимо устремились.

     Герман зашел спереди, не переставая потирать промежность Инны, стал сосать сосок сквозь атлас майки. И Саша, и Герман почувствовали, как они отвердели, как Инна все заметнее стала подаваться бедрами навстречу руке, атакующей ее промежность. Ее рука опустилась вниз, но не повисла, а довольно проворно прошлась по пахам обоих мужчин. И у того, и другого наметились бугры в штанах, правда, больше внимание было все же уделено набухшему под тканью брюк члену Германа, отчего он еще более напружинился.

     Инна бросила быстрый взгляд на мужа и произнесла вслух срывающимся шепотом:

     — Я хочу его! Ведь можно? Да, Сашенька?

     Муж кивнул, и Инна решительно взяв за руку Германа, повела его в комнату, где стояла уже приготовленная ко сну кровать. Следом вошел Саша. Супруга не спешила лечь, а гость ждал продолжения.

     — Раздень меня, — сказала она, обратившись к мужу. Тот приблизился, невольно оттеснив более крепкого мужчину, и чуть помедлив, откинул бретельки ее майки. Затем, сделав эффектную паузу, завершил начатое, открыв восхищенному взору Германа прекрасные груди, изумительной формы, ослепительно белые, с отвердевшими сосками в коричневом ореоле.

     — А теперь спусти с меня эти трусики, — продолжила Инна. Саша погладил ее плоский животик, прошелся руками по бедрам и ягодицам, словно ощупывая подарок, который должен передать другому — в целости и сохранности. И лишь затем медленно потянул розовый атлас за резинку вниз. Инна помогла ему, сама ногой отшвырнула трусики в сторону. Инна была просто накалена. Ей явно не терпелось, и в этом нетерпении она подошла к Герману. И, наконец, высвободила упругий член партнера. От внимания Саши и Германа не ушло то, как она сжала его в руке, явно наслаждаясь этой ожившей влажной и подрагивающей в предвкушении горячего секса мужской плоти.

     Супруг невольно сопоставил размеры своего члена с агрегатом гостя. У Германа он был тоньше, но явно длиннее, напоминая стеариновую свечу с рубиновым набалдашником. Тем временем Инна расположилась на кровати, выставив свою попку, изогнув, словно кошка, спину крутой дугой. Герман взобрался на постель, стал на колени, а женщина, готовясь к спариванию, развела подальше коленки, чтобы ее входное отверстие опустилось пониже и установилось напротив его члена. При этом она стреляла глазами в своего мужа, который не отрываясь наблюдал за зачаровывающим зрелищем, стоя в углу комнаты, откуда была видна вся панорама, во всех деталях и подробностях.

     И вот Герман вошел в Инну — медленно, распирая влажное отверстие, увлекая за собой кожистые складочки женской расщелины. И вот этот чужой член погрузился во влагалище Инны до основания, движения становились все увереннее и размашистее. Саша опять встретился с устремленным на него взглядом Инны, лучистого от лукавых искр, словно вопрошающего: «Тебе хорошо видно, тебе интересно?»

Страницы: [ 1 ]