шлюхи Екатеринбурга

Алла (неоконченное)

     За Аллой это водилось со старших классов школы. Из-за этого ее специально приглашали на все вечеринки и пьянки, потому что знали – стоит рукой сжать ее грудки, или лучше соски, как Алла начинает плыть и ноги ее сами раздвигаются и делать с ней можно всё что угодно, особенно после бокала сухого вина. Ее так и звали – “Аллочка-давалочка”. Началась эта “беда” у нее, а “радость” у ее знакомых, на выпускной вечеринке в восьмом классе. Ей было тогда 16, у нее уже были большие груди 3 размера и вполне сформированная женская фигура с узкой талией, широкими бедрами с сильно выступающим лобком с пухлыми большими губками. Она уже три года подряд, c началом первых месячных, когда подружки просветили ее, мастурбировала себя снаружи руками и при этом получала удовольствие, но еще ни разу не кончала так, как ей об этом рассказывали.

     Она пришла на эту вечеринку на другом конце города со своим знакомым, на него она строила свои девичьи планы, он уже потискивал ее за голые грудки, залезал ей под юбку и мял ее киску, а она по его просьбе брала его член в руку и дрочила его, чтобы доставить ему удовольствие. Она была готова идти дальше, но боялась, а он не сильно настаивал из-за ее возраста, ему хватало полапать ее за грудки и потискать ее сочную киску рукой снаружи, пока она по его команде дрочила его член. Знакомый увидал там свою старую приятельницу и свалил с ней, а Алла осталась одна поздно вечером в незнакомой компании. Одета она была по-взрослому – черные колготки и черные трусики, мини юбка и футболка с взрослым лифчиком под ним делали ее, благодаря женской фигуре, старше – на все 18 лет. Со страху она напилась и решила ему отомстить. Она танцевала со всеми подряд, незнакомые парни все смелее тискали ее и лапали за попочку и за грудки, а она только радовалась интересу к себе со стороны взрослых парней. Потом ее развели на брудершафт и она сидела на диване в углу гостиной и целовалась впервые в жизни “по-французски” , глубоко засасывая язык партнера, подряд со всеми, и на спор угадывала как кого зовут.

     От поцелуев взасос она раскраснелась и тяжело дышала, высоко вздымая грудь. В комнате был полумрак, а в организме алкоголь и она совсем успокоилась и перестала бояться. К ней подсел незнакомый парень и, обняв ее за плечи, начал целовать ее в лицо и шею. Диван стоял боком в углу большой гостиной и это создавало иллюзию незаметности. Алла с удовольствием отвечала на его поцелуи и, повернувшись к нему, обняла его двумя руками за шею и сама сильно прижалась к нему, а он залез рукой ей под майку и стал мять ее грудки в лифчике. Она попыталась оттолкнуть его, но он перехватил ее руку и положил на свой член, который у него уже торчал из расстегнутой ширинки штанов. Она послушно обхватила его рукой, и чисто автоматически, как она это делала и раньше, начала дрочить его. Он тяжело задышал и спросил ее: – Как тебя зовут, красавица? Она прошептала в ответ: – Алла. – Полижи его, Аллочка -, попросил он. – Я не умею, сказала она. Он наклонил ее голову к члену и она кончиком языка дотронулась до его бордовой головки.

     Он был небольшой, но длинный и ее рука свободно скользила по нему, открывая и закрывая кожицей его головку. Он был приятно твердый, и когда парень нажал на ее голову сильнее, она приоткрыла рот и спокойно обхватила головку члена губами, продолжая дальше ласкать его ствол рукой. Языком она дотронулась да нее еще раз и почувствовала, как он весь напряженно дрожит в такт ее движениям. Ей понравилось управлять им, и она легла на диван, закинув на него ноги. То, что она делала, не было полноценным минетом, так как она игралась с ним – дула на него, обхватывала головку губами, лизала ее и изучала член вблизи. Ее прежний опыт был невелик и состоял только из стояния лицом к лицу в подъезде, со спущенными до колен трусиками с колготками и поднятыми наверх кофтами с лифчиком. Ее парень обычно мял ее грудки и тискал ее лобок, пока она быстро дрочила его член, и главным было поймать момент, когда он особенно сильно напряжется и тогда надо было направить его член в сторону, чтобы не испачкать белой жидкостью одежду.

     Она спокойно отнеслась к тому, что парень задрал наверх ее майку c лифчиком и обнажил ее грудки, все было также, как и раньше, только парень другой, менее грубый и спокойный. Она не возражала и тогда, когда он начал гладить ее между ног поверх колготок с трусиками, и когда он стал оттягивать их резинки вниз, сама двумя руками стянула их до колен и широко раздвинула ножки, чтобы ему было удобнее, злорадно думая про своего изменника: – Назло тебе доставлю удовольствие другому! Все шло, как и раньше, только комфортнее и нежнее со стороны партнера и сама игра с членом вблизи от лица ей понравилась. Парень обеими руками игрался с грудками, а потом привычным движением сначала помял ее киску, а потом начал вставлять палец в Аллочку, собираясь спокойно и неторопливо заняться с ней любовью, но наткнулся на преграду, которую он не ожидал встретить. Он был опытный и сразу все понял, поэтому он не стал форсировать события и осторожно спросил: – Лапуль, а тебе что, завтра в школу не надо? Аллочка спокойно ответила: – У восьмых классов уже каникулы.

     Он решил не рисковать с малолеткой, но и просто встать и уйти он уже не мог – член в ее неумелых, но нежных руках готов был разрядиться спермой, и ему было все равно, сколько лет партнерше и в какой класс она ходит. – Да хоть в первый, подумал он, – от минета ей не убудет и ничего не случится. Он по-удобней устроил ее голову на своих коленях и начал осторожными движениями рук и члена показывать Аллочке, что она должна делать ротиком и ручкой. Она быстро поняла, что от нее хотят и послушно начала сосать головку, а он стал осторожно потрахивать ее в ротик. Он нащупал пальцами ее клитор и стал осторожно гладить его, раздвинув ее губки по-шире. Ей было очень приятно и необычно, так как сама она это делала по-другому – круговыми движениями вокруг него, а он дрочил его как маленький член, отчего он сильно набух и стал размером с фалангу мизинца и отчетливо высовывался наружу. Так они лежали в полной гармонии друг с другом, когда к ним подошел и подсел на диван с Аллиной стороны незнакомый паренек.

     Аллочка дернулась было, привстала и, сдвинув ноги, начала опускать майку с лифчиком и натягивать колготки с трусиками, но парень прошептал ей: – Не бойся – это мой брат, а брату можно посмотреть, и, не дожинаясь ее ответа, он притянул ее голову обратно к стоящему члену, а другой рукой он сильно сжал ее клитор. Доводы Аллочку убедили, она была уложена обратно и продолжила облизывание и обсасывание его головки. – Можно я тебе в ротик кончу? – спросил он у неё и она кивнула, не выпуская его члена изо рта. Процесс ее заворожил, присутствие на расстоянии вытянутой руки постороннего парня, который пристально смотрел на них, поглаживая себя между ног, возбуждало и смущало ее одновременно, но больше всего возбуждали ее необычные для нее грубые до боли ласки ее клитора, которые завели её, и она была готова на все. “Брат” придвинулся совсем близко к Аллочке, приподнял ее ноги и снял с них совсем колготки с трусиками, и она сама широко раскинула их, потому что ей внезапно самой захотелось показать себя голенькой незнакомцу, давая полную свободу его действиям.

     Ей не было видно, что он делает, но звук расстегиваемой молнии джинсов нельзя было не услышать, а поглаживания ее бедер и попочки нельзя было не почувствовать. Ее парень стал тяжело дышать и, слегка привстав, он сильно нажал на ее голову, загоняя член на всю длину в горло и начал изливать горячую и соленую густую жидкость, которая брызгала прямо в нее. В этот момент она задержала дыхание и наслаждалась своим беспомощным положением в руках двух самцов, которые хотели ее, и она сама впервые в жизни хотела быть их послушной игрушкой и делать все, что они ей прикажут.

     Не прошло и пары минут, как “брат” обнял её за плечи и положил её головой к себе на колени и губами к своему члену, который был просто толстый и короткий. Аллочка удивилась про себя разнообразию видов и форм этих символов своих желаний и удовольствий, но у неё не было времени на эти философские размышления – член рвался в её рот, а грудки были зажаты в сильных руках “брата” и уже сладко ныли, предчувствуя боль и наслаждение, которое их ожидает. Она уже поняла, что ждет ее рот и грудки сегодня ночью и хотела этого. Ребята были нежны и настойчивы, у неё было желание их удовлетворить, и стать их инструментом исполнения своих прихотей.

     Вторая в жизни порция спермы в её ротике очутилась гораздо быстрее первой, и она постигла главное знание всех умных женщин – любым членом можно и нужно управлять. И это просто.

     Ребята, опустошив свои яички в Аллин ротик, стали собираться домой, но это не расстроило Аллочку, она хотела проверить свои новые знания, и ей нужны были новые партнеры. Попрощавшись с ними, она сняла ненужный лифчик и в майке и юбке пошла на кухню, откуда раздавались мужские голоса и смех.

     Там ее встретили клубы сладкого дыма и трое голых по пояс парней, которые курили самокрутку, передавая ее по кругу. Аллочку усадили на чьи-то колени, налили рюмку спиртного, и она легко включилась в беседу ни о чем, страшно гордая собой и своей взрослой компанией. Запах дыма и духота кружили предметы вокруг и когда ей предложили избавиться от майки, она легко согласилась, так как хотела внимания к своим голым грудкам. Их обнажение вызвало кучу восторга и она всем разрешила потрогать их и поцеловать. Обалдевшие от ее смелости ребята дали её затянуться самокруткой и она перестала управлять своим телом.

     Её отнесли на прежний диван в гостиной и освободили от юбки и невинности, крови почти не было, боли тоже, и она не сильно возражала. Потом, когда все гости разошлись, на кровати в спальне ее капитально оттрахали вместе трое приятелей с подошедшим случайно соседом – дядей Костей.