Алла на лечении

Аллу, невысокую 40 летнюю шатенку со стройной фигурой роста 169, стройными, самую малость полноватыми ногами, еще упругой грудью уверенной троечки, с аккуратной попкой, скорая забрала с температурой под 39. После КТ оформили в стационар, где уже вторые сутки с Аллы делали успешного члена общества, ставя капельницы и раз в день нагло домогались ее попки, ставя укол обязательно в ягодицу. При этом сестры всегда стягивали трусы до пола и мяли ее булочки.

— Озабоченные розовые?

— задавала себе вопрос Алла, но ответа не находила. Она стеснялась, краснела в подушку, про себя негодовала, но ничего изменить не могла…боясь признаться себе, что ей это было приятно и дыхание ее учащалось, и она его прятала в подушку.

Их в палате было трое, и врачи всех заставляли много пить воды или соки, до 3 литров в сутки, под жестким контролем. Естественно, от этого часто нужно было в туалет, который был в другом крыле коридора, метров в 30 — ти. Алла уже один раз еле успела *добежать*, т. к. бЕгом ее передвижения убыстренным шагом, без сил, можно было назвать только условно. Вот и сейчас Алла, почувствовав позыв, быстро поднялась с кровати, накинула халат, не завязывая пояс, придерживая вырез на груди.

Груди ее колыхались, соски терлись о материю (какой там лифчик, если за день в коридоре встретишь пару человек…даа, особенно мужчин…охх… которые таращатся на твою колыхающуюся грудь, выпирающие соски, да открывающуюся разлетающимися полами халата ногу аж до трусиков при широком шаге — этот аксессуар Алла надевала всегда), дыхание становилось чаще, но крамольные мысли вытеснялись сильным желанием избавиться от жидкости.

Как по заказу, навстречу попались двое мужчин. Алла скрытно посмотрела на одного — в этот момент ножка выскочила на свободу, оголившись до самой пизды, Алла неловко попыталась вернуть предательскую материю на место, что привело еще к более плачевному результату — одна из ее замечательных сисек задорно выпрыгнула на свободу, радостно трясясь от шагов хозяйки.

Алла заметила округлившиеся глаза второго, покраснела как свекла, стыдно стало так, что слезы выступили, и, убыстрив насколько возможно шаг, наконец, добралась до спасительного туалета. Он был общий, поэтому всегда спрашивали, есть ли кто. Влетев в дверь, шагнув к кабинке, она неожиданно почти уткнулась в мужчину в банном коричневом халате. Тот преграждал путь к вожделенной кабинке.

— Алла, смутившись, отпрянула, и, смущаясь, сказала, — извините, можно пройти, мне надо, чувствуя, что ей действительно надо сильно.

Мужчина спокойно сказал — конечно, но я посмотрю

. Как? — не поняла Алла. — Вы садитесь, делаете свое дело, я смотрю, — спокойно произнес тот .

Алла обалдела — мысль пИсать при взрослом мужике, у него на глазах совершенно не укладывалась в ее голове.

— Нет, умоляюще воскликнула она, начиная сжимать ноги, пытаясь перебороть природу, — пожалуйста, я не могу!!!

Он спокойно сказал:

— Тогда вы пописаете здесь, без унитаза…я так же все увижу.

У Аллы от этой дикой ситуации помутилось в голове, позывы стали нестерпимыми, она поняла, что счет пошел на секунды. Слезы навернулись на глаза, она с рыданием шагнула к кабинке, сдавленно выдавив

— Да.

Он быстро шагнул в сторону, открыл дверцу кабинки, она скользнула внутрь, сдирая в движении трусы, еле успев это сделать. Мощная струя так вырвалась их ее пизды, что Аллу слегка подкинуло, и журчала струя настолько развратно, что Алле от стыда хотелось слиться в унитаз вместе с мочой. Облегчалась женщина больше минуты, сказался еще и стресс, но наступило такое огромнейшее облегчение, что Алла, чуть не кончила, что ее изумило, так как было похоже.

Отдышавшись, подняла глаза…. которые чуть не полезли на лоб — мужчина стоял в шаге от кабинки, в распахнутом халате, его стройные волосатые ноги (ооо, дыхание слегка перехватило…) были чуть расставлены. Алла, борясь с собой, подняла взгляд выше.

В 20 сантиметрах от ее носа торчал, в окружении темной курчавой растительности, крепкий, слегка загнутый вверх, весь в буграх вен, с влажной бордовой головкой член возбужденного самца. Краем глаза она отметила довольно спортивный живот, грудь в такой же темной поросли. В паху предательски стало горячо, дыхание Аллы сбилось и участилось еще сильнее (и кто говорит, что женщины любят ушами, — подумалось ей, или она исключение?). Соски напряглись, Алла гнала прочь провокационные мысли, но это только еще больше ее возбудило. Желание погладить этот агрегат становилось непреодолимым, Алла, как в тумане, потянулась к нему — но тут член вздрогнул, чуть приподнялся, и на его кончике появилась маленькая прозрачная капелька.

Мужчина сделал шаг, и хрен почти уперся ей в нос. Она ощутила слабый терпкий аромат, необычно ей приятный и возбуждающий, и, она, смело бросившись в омут, схватила его дрожащими от возбуждения пальцами. Мужчина придвинулся еще ближе, она, сжимая дрожащими пальцами этот волнующий предмет, слыша его довольную ответную пульсацию, неожиданно для себя схватила его ртом.

Неумело, но страстно она начала облизывать, посасывать этот дивный хуй зрелого самца, лаская языком при этом уздечку. Мужчина довольно засопел, его рука легла ей на затылок, задавая темп, Алла жутко возбудилась, попыталась засунуть руку себе между ног, совершенно не понимая, что делает, голова кружилась, возбуждение было очень велико, до дрожи и уже набегающих редких пока конвульсий.

Мужчина довольно урчал, легко двигая свой член во рту Аллы, как вдруг отстранился, нежно потянул слабо соображающую от возбуждения женщину за руку, повлек ее в угол, где по чьей — то прихоти из стены торчал выступ из кирпичей, на уровне пояса от пола, типа такой полки. Подтолкнув Аллу в угол, он уверенно задрал ей одну ногу на этот выступ, раздраженно стащив полуспущенные трусики Аллы. У Аллы панически пробежала мысль —

сейчас — аааа, ее выебут…! И она — ооохх, совершенно не против!

А только за, что подтверждали и отрывистое дыхание, и стоящие отвердевшие соски, и легкая дрожь, пробегавшая по телу, и ее мокрая бесстыжая пизда, истекающая соками и властно требующей у своей хозяйки (хотя, ооохх, бля…, уууу, …кто являлся сейчас хозяйкой?!) быстрее отдаться этому наглому, но такому сладкому хую.

Он ткнулся головкой в ее клитор, вызвав ответный трепет и всхлип губ, и вставил горячий член в изнывающую пизду Аллы, которая с удовольствием и хищной радостью втянула его в себя, плотно охватив бугристый ствол. Алла опять изумилась себе, никогда еще она не испытывала такой животной страсти и таких сильных эмоций .

— Неужели я проститутка? Скорее, я блядь!