Алекс Эр

     Это невыдуманная история американского парня, рассказавшего её спустя семь лет доктору, который писал книгу о сексуальных связях внутри семей. Доктор связался с мамой парня и она подтвердила её, заодно рассказав, как это всё выглядело с её стороны. А я всего лишь добавил мелкие подробности.

     

     ***

     

     Я не помню катастрофу, помню только первые часы в больнице: я не могу двигаться, доктора что-то делают с моими плечами, а я то проваливаюсь в темноту, то снова лежу на столе под яркими лампами.

     

     Потом несколько мучительных дней в больнице, слабость и обезболивающие, затем трудный переезд домой. Меня заносят в дом, укладывают на кровать и начинается беспросветная тоска.

     

     Обе мои руки сломаны, гипс тянется от пальцев до плеч – я могу только нажимать мизинцем кнопки пульта на телевизоре, да и то если этот пульт крепко зафиксирован. Правая рука – пульт, левая – электронная читалка, вот и все мои развлечения.

     

     Понятное дело, что быть на месяц прикованным к постели – та ещё мука в любом возрасте. Но представьте-ка четырнадцатилетнего подростка, который мастурбировал от одного до трёх раз в день каждый день, а потом вдруг лишился этой возможности. Молодой организм кипит желанием, но загипсованными руками ничего не сделаешь.

     

     Я мучился и погружался чуть ли не в депрессию. Озлобился, мрачнел и стал хамить родителям, пока отец не выведал у меня, в чём дело. Признаться, мне даже не очень стыдно было ему про это рассказывать.

     

     Поздно вечером в комнату зашла мама. Села на край кровати, спросила как дела. Поправила одеяло и подушки.

     – Знаешь, мне папа рассказал про твою проблему с неудовлетворённым либидо. – Она сочувственно погладила меня по колену сквозь одеяло. – Мы позвонили в пару мест, но никто не хочет приехать и помочь. Думают, что это развод такой.

     

     Я молчал, потому что меня бросило в жар от такого разговора. Я не думал, что отец проболтается маме, и что она вот так придёт это со мной обсуждать. И уж тем более не предполагал, что они будут искать мне проститутку на дом.

     

     – В общем, мы с папой поговорили и решили, что я могу помочь тебе. – Мама посмотрела на меня внимательно. – Я тебя помассирую рукой, если ты не против, конечно.

     

     Я смотрел на на неё круглыми глазами. Слова застряли у меня в горле, так что я только кивнул.

     

     – Хочешь прямо сейчас?

     

     Я снова кивнул, качнув головой несколько раз.

     

     Мама запустила руку под одеяло и погладила меня по голому бедру. Трусов на мне, понятное дело, не было, а член уже стоял, чуть ли не звеня от напряжения. Нежная мамина ладошка постепенно приблизилась к нему, погладила чувствительную кожу вокруг члена, а потом ощупала ствол и яички кончиками пальцев.

     

     – О, ты готов уже. Я откину одеяло, чтоб оно не тёрлось об твою кожу, хорошо?

     – Да, – опять кивнул я.

     

     В ушах стучало, голова кружилась от происходящего.

     

     Мой член вынырнул из-под одеяла пред мамины очи и она ловко и крепко взялась за него. Я от смущения закрыл глаза и откинулся на подушки, чтоб не смотреть. Мой член весь пульсировал, изнывая от желания.

     

     Мама медленно двинула кожу вверх-вниз, ещё разок, потом наклонилась над приоткрытой головкой и капнула на неё слюной, смазывая. Двинула рукой ещё несколько раз, каждый раз раскрывая блестящую от её слюны головку всё сильнее.

     

     Я дрожал и не знал, куда себя деть. Мне было невероятно приятно от этих прикосновений, голова кружилась от самой мысли о том, что мамина ладонь вот так массирует мой член.

     

     – Вот так хорошо? – спросила мама.

     – Да, – прошептал я. – Да-а-а…

     

     Мама увеличила амплитуду, её рука ходила почти по всему моему стволу от головки вниз и обратно, почти так, как я делаю сам. Это ощущалось потрясающе. Я не девственник, мы уже пару раз занимались сексом с моей первой девушкой, но рукой или ртом она меня не ласкала никогда. И вообще наш секс был очень быстрый и неловкий, мы больше времени потратили тогда на предыгру, нежели собственно секс.

     

     Я хотел предупредить маму, что сейчас кончу, но не смог выдавить из себя ни слова. Только охнул и выгнулся, выстреливая горячими потоками прямо себе на голый живот. Часть спермы попала маме на руку, но она ничуть не смутилась и продолжала медленные движения, пока я спускал остатки застоявшегося семени.

     

     Откинувшись на подушки, я наконец-то нашёл в себе силы сказать, что я всё. Мама последним движением осторожно закрыла головку, отпустила мой член, взяла с тумбочки салфетки и тщательно вытерла сначала свои пальцы, а потом мой живот и лобок. Промакнула ещё раз насухо другой салфеткой и накрыла мои бёдра одеялом.

     

     – Вот и молодец. – Она наклонилась и поцеловала меня в щёку. – Спокойной ночи.

     – Спокойной ночи, мама!

     

     ***

     

     Мама стала приходить каждый вечер. Она садилась у моих ног, немного гладила меня под одеялом, а затем бралась за мой член и мастурбировала его, пока я не кончал. Каждый день стал для меня ожиданием вечерних ласк: я даже спал днём подольше, чтоб скорее наступил вечер.

     

     Со временем я немного раскрепостился и стал стонать и охать, когда мне было особенно хорошо. Я надеялся, что мама будет прислушиваться к моим эмоциям и запоминать, как именно мне нравится то, что она делает.

     

     Мама тоже немного расслабилась, похоже: стала более многословной, перестала употреблять медицинскую терминологию, и вообще комментировала свои действия как хотела. Иногда даже делала комплименты моему члену: как он будет нравиться девочкам и как они будут бороться за него.

     

     Ещё она часто стала ласкать мои ноги, яички и бёдра свободной рукой. Прикасалась к мошонке кончиками пальцев, вычерчивала узоры у меня на лобке, перебирала тонкие кучерявые волоски над членом и гладила внутреннюю поверхность моих ног. Мне хотелось просто кричать от наслаждения, когда она это делала.

     

     Иногда мама ложилась головой мне на живот, запуская под меня левую руку и обнимая меня за талию, и лежала так, глядя на мой член в своей неутомимой правой руке. У меня просто голова кружилась от прикосновения её волос к голой коже живота и от мысли о том, что она задумчиво рассматривает мой член. А ещё я боялся и тайно мечтал, что когда кончу, то сперма выстрелит ей прямо в лицо.

     

     Как-то раз я попытался намекнуть утром, что мне очень хочется, но мама только покачала головой: сестра ещё не ушла в школу, лучше не рисковать. Что ж, подумал я, значит, моё время – вечер.

     

     ***

     

     Так прошло две недели. Субботним вечером мама пришла ко мне: я уже был весь в предвкушении, мой член стоял как вкопанный. Но прежде чем сесть рядом, мама показала мне на свою правую ладонь: указательный палец был замотан лейкопластырем.

     

     – Порезалась, когда консервную банку открывала, – сказала она. – Попробую левой рукой.

     

     Мама обошла кровать и села с другой стороны. Откинула вздыбленное одеяло, пробежалась кончиками пальцев по моим бёдрам, потом осторожно взяла член в левую руку. Я сразу почувствовал, как неловко она его держит: слишком туго было стянуто кольцо её пальцев и ладонь не шла точно вдоль ствола.

     

     Мама сделала несколько движений, и я попробовал ей подсказать, как лучше держать ладонь. Она почти исправилась, движения пошли приятнее и я откинулся на подушки, но вскоре она снова слишком сильно искривила хватку и мне стало некомфортно. Я остановил её и снова подсказал, как правильно держать.

     

     Извинившись и там самым вогнав меня в смущение, мама снова начала движения левой рукой. Дернула несколько раз, остановилась и сказала: