Альбина

     Запыхавшись, мы лежали голые в постели. Мягкий свет от торшера подсвечивал мои соблазнительные формы — упругую ещё грудь, округлую попку и красивые ножки в чёрных чулках.

     — Как ты?

     — Супер! Как сама?

     — Потрясающе!

     Немного отдышавшись, Дэн отправил видеофайл моему мужу, отложил смартфон и затянулся электронной сигаретой. Его сперма засыхала у меня в волосах и на лице, Никитка деликатно оставил нас одних и допивал пиво в зале перед телевизором. Разговор завязался сам собой.

     — Правда считаешь меня шлюхой?

     — Нет, Альбина, я считаю тебя богиней любви!

     — При том, что я изменяю мужу и трахаюсь с посторонними мужиками? Причем даже с несколькими сразу?

     — В этом вопросе нет абсолютной истины. Кто-то считает это совершенно неприемлемым и даже отвратительным, но большинство приходит к тому, что это вариант нормы. С некоторым перебором, но всё же это движение общества вперёд, логичное и закономерное изменение моральных и семейных ценностей.

     — Блин, ты как доклад читаешь!

     — Извини, это профессиональное, я же всё-таки юрист.

     — Ну значит, ты считаешь, что это нормально? Прям такая новая общественная мораль? Да я каждый раз со стыда сгораю, когда возвращаюсь домой. А Макс целует меня, радуется, как дурак! Причём знает, что жена у него блядь!

     — Ошибаешься! Ты это делаешь для него, точнее сказать — ему это НАДО. Но максимум выгоды имеешь всё же ты. Совершенно законно — с позволения мужа — тебя трахает посторонний мужик, а то и два, или даже четверо сразу!

     Я покраснела:

     — За четверых даже вспомнить стыдно!

     — Стыдно, но приятно! Да и чего стыдиться-то? Четверо мужчин остались очень довольны, Муж тоже был доволен и очень возбуждён увиденным — как будто порнофильм посмотрел, только ещё лучше — ведь главная героиня — его родная верная жена. Это безумно заводит и, кстати, укрепляет отношения. Теперь ты. Для женщины очень важно быть соблазнительной и желанной. Лично я считаю, что ТАКОЕ обязана попробовать каждая женщина! КАЖДАЯ должна почувствовать в себе одновременно максимальное количество живых хуёв, оказаться полностью заполненной. Пусть безумный оргазм и не случится, но эмоционально это будет пик её сексуальности и женственности. Подарив наслаждение своим телом большому количеству мужчин, она всю жизнь будет вспоминать ЭТО, как самое лучшее, что случалось с ней в жизни!

     Но если ты переживаешь о своей неверности — будь спокойна — такую санкцию дал тебе твой муж. На самом деле, ты ведь хочешь найти себе оправдание, так сказать моральное право на измену? Пожалуйста!

     Запланированная измена таковой уже не является. Твой Макс — очень серьёзный и уверенный в себе человек, он ни за что не допустил разврата, если бы не был также уверен и в тебе. Зачем он это делает? На этот вопрос тоже есть разумный ответ. На заре ваших отношений ему пришлось противостоять серьёзным соперникам. Многие из них добивались твоего тела, а кое-кто и получил — забрался, таки, к тебе в трусики. Тебе тоже пришлось за него побороться и оттащить от десятка жаждущих пёзд. Когда вы соединились — ваши чувства были натянуты, как струна. Вы могли трахаться полночи напролёт и не замечая времени и усталости, зажигая друг друга и делая всё новые и новые открытия в постели. Но вот случилась ваша свадьба: — «В богатстве и бедности, в радости и печали, пока смерть не разлучит вас». Вы получили свой кусок бесплатного гарантированного секса и не задумывались в тот момент, что кроме прав, приобрели и обязанности. Семейные.

     За следующие пятнадцать лет вашего брака секс превратился в рутину — перестал быть желанным праздником с ярким фейерверком в конце. Всё уже перепробовано, во всём достигнут высокий уровень, так сказать, мастерства. Минет — классный, анал — суперский, я уверен, твой муж тоже хорош в постели и отлично вылизывает тебя между ног, все роли — «развратной докторши» и «строгой училки» уже переиграны, но эффект новизны и открытия — пропал напрочь. Предсказуемость и однообразие убили романтику отношений. Ложась в постель, ты знаешь наперёд весь сценарий: двадцать секунд — поцелуй в губы, сорок пять — в шею, сначала слева, потом справа, затем грудь, тоже по плану — сперва правый сосок, потом левый. Прошло три с половиной минуты — пока что, возбуждения ноль. Наступает очередь кунилингуса.

     Ну здесь он мастер и обрабатывает твою пиздёнку долго и с упоением. К сожалению, чтобы тебе немного возбудиться и хоть чуть-чуть потечь, приходится что-нибудь ещё представлять. Например, пять мужиков, которые ласкают тебя в десять рук. Дальше приходит время влагалищного траха. Три минуты он долбит тебя в миссионерской позиции, пять минут — раком, но кончаешь ты только сверху, опять держа в уме те же пять хуёв, которые долбят тебя разнообразно и во все подходящие отверстия. Теперь его очередь. Ещё минут десять он беззастеничиво ебёт тебя в задницу вымучивая свой оргазм и представляя — ты не поверишь! — тех же пять мужиков которые ебут именно тебя во все подходящие отверстия.

     Наконец и он изливает немножко спермы тебе в прямую кишку.

     — Всё в порядке, любимая?

     — Всё хорошо!

     Хотя нехорошо.

     Да и кончаешь ты уже совсем не так, как раньше — это далеко уже не брызги шампанского, да и дать волю чувствам, стонать и кричать ты не можешь — за стеной спят дети. Вот так, затыкая подушкой, сдерживая свой и без того вымученный оргазм, накапливаешь раздражение и усталость. Но то же самое испытывает, и он!

     Я была поражена:

     — Откуда-ты-то это знаешь? Можно подумать, что это наоборот Макс тебе отправляет видео нашего траха!

     — Я это знаю по своему печальному опыту.

     — Почему печальному?

     — Потому что я, наверное, слабее и неувереннее твоего мужа. Мне и в голову не пришло позволить собственной жене найти секс на стороне! Нет-нет-нет! Мы же в любви и радости, в горе и печали! Только не получилось у нас в печали. Мы расстались. Потеряли интерес друг к другу. Ссоры, обиды: А вот твой Макс — мудрее и смелее многих мужчин!

     Дэн сделал глубокую затяжку и задумался, глядя рассеянным взглядом в потолок. Меня охватила сладкая истома от нахлынувшей, вдруг, теплоты к своему Максиму. Я едва сдерживалась, чтобы не соскочить сейчас с постели и не побежать домой, и ничего не сделала только лишь для того, чтобы дослушать грамотное и чёткое, как по учебнику, обоснование своих собственных ощущений.

     Денис продолжил:

     Большинство людей в современном мире к сорока — сорока пяти годам полностью выполняет жизненную программу — дерево посадил, дом построил, детей вырастил, то есть, условно говоря — состоялся. А дальше?! Что делать дальше? Ведь на дворе не ХIХ век, когда человек к пятидесяти — уже глубокий старик. Мы ещё прекрасно чувствуем себя, есть интересы, привязанности, на многое ещё «стоит» , ну, кроме семейных обязанностей, конечно.

     Дэн хрипло засмеялся. Сделал ещё одну затяжку и продолжил:

     — Общественная ячейка под названием «семья» , навязанная нам общественной моралью, изжила себя. Формула «навеки мой!» и особенно «навеки моя!» попахивает оголтелым мещанством и собственничеством, как будто речь идёт не о живом человеке, а о домашнем животном! — «О, этот собакен теперь мой навеки!». — «О, эта киска теперь навсегда моя!». Многие и гулять-то начинают из чувства протеста, чтобы доказать: — Я не вещь! И ты не можешь мной распоряжаться!

     Я поднялась на локте и заметила, что член у моего любовника снова был на взводе и подрагивал от напряжения, глядя своим насмешливым прищуренным глазом почти в пупок. Эта тема явно заводила Дениса. Я взяла мощный орган в руку и поцеловала головку.

     — Но у меня вроде бы по-другому? Я кажется ничего не пыталась доказать. Муж сам подтолкнул меня на: — Я замешкалась, подбирая слово. — На подвиги.

     — Ты можешь не верить, но это стопроцентный знак, что он любит тебя и не хочет терять. Он наверняка заметил твою усиливающуюся холодность по отношению к себе, и такое же своё чувство к тебе. Но не желая тебя терять нашёл, по-моему, идеальный выход. И скажу честно — глядя на ситуацию со стороны, сейчас я может быть поступил бы так же.

     Скрипнула дверь, в спальню вошёл Никита, сел на постель и, раздвинув мои ножки, стал гладить уже мокрую от выделений промежность, особое внимание уделяя ещё путём не сомкнувшейся анальной дырочке.

     Дэн докурил, вытащил из сигареты фильтр и уложил её в портсигар.

     — Я прекрасно понимаю твоего мужа. «Подкладывая» свою любимую жену под чужого мужика, он получает взамен даже с избытком. Жена, чтобы не ударить лицом в грязь перед другим, начинает следить за собой — макияж, фигура, наряды — теперь это есть кому заценить! Она ещё больше любит своего мужа и теперь у неё горят глаза, а муж заново открывает яркую, соблазнительную, желанную женщину, которая, кстати, желанна и открыта не только для него. У него появились соперники. Палитра его чувств — взрывная смесь жгучей ревности и безумного возбуждения.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]